Вот почему миру грозит смена престола

На фоне нынешнего кризиса отношений России и НАТО одна появившаяся на днях новость прошла почти незамеченной. Тридцать девять китайских боевых самолетов вторглись в воздушное пространство Тайваня. Китай тоже решил проверить, насколько Соединенные Штаты готовы дать военный ответ …

И не важно, сговорились ли Россия и Китай или каждый действует самостоятельно — они в любом случае вместе делают все, чтобы разрушить нынешний миропорядок во главе с США. Очень может быть, что у мира скоро будет новый король.

Когда в октябре Китай отправил к Тайваню больше самолетов, чем когда-либо прежде, это привлекло всеобщее внимание. Но тогда Путин еще не выдвинул свои требования руководству НАТО. Американцы еще были полностью сосредоточены на Китае, стремящемся стать сверхдержавой, равной США. А теперь им брошены два вызова. Смогут ли Соединенные Штаты с ними совладать?

Многое указывает на то, что американский народ устал быть гарантом безопасности в мире. Со времен Барака Обамы Америка мало-помалу уходит из других частей мира и все больше сил тратит на решение собственных внутренних проблем, а не глобальных. Вступая в должность, президент Байден провозгласил, что «Соединенные Штаты вернулись». В действительности он отчасти имел в виду нечто другое.

США больше не зависят от ближневосточной нефти. Войны в Персидском заливе в 1991 году и Ираке в 2003 году велись в том числе для того, чтобы обезопасить нефтяные запасы США и всего западного мира. Но сегодня такая война немыслима, ведь США большую часть потребляемой нефти производят самостоятельно.

Когда Барак Обама отказался вводить войска в Сирию, он тем самым дал понять: теперь американский президент считает, что участие в делах запутанного и проблемного Ближнего Востока не стоит таких жертв.

Афганистан стал водоразделом

Владимир Путин усмотрел в этом хорошую возможность для себя и относительно ограниченными военными средствами отстоял интересы России в Сирии. Но что действительно убедило Россию и Китай, что им выпал беспрецедентный шанс бросить вызов американскому миропорядку, так это беспорядочный и унизительный уход американцев из Афганистана, особенно в сочетании с крайне поляризированной американской внутренней политикой, которая фактически сделала невозможным единый внешнеполитический курс.

Россия внесла свой вклад в американский раздор попытками повлиять на результаты выборов президента в США в 2016 и в 2020 году. И те изменения, которые мы сейчас наблюдаем, не так уж малы.

С конца Второй мировой войны США опирались на стабильную систему, основанную на международных институтах, общих правилах и соглашениях. Когда в 1991 году распался Советский Союз, Соединенные Штаты лишились единственного противника, способного бросить вызов их господству в мире. Либеральный миропорядок одержал окончательную победу, считали многие — но только не Фрэнсис Фукуяма, провозгласивший «конец истории».

Бедный деревенский родственник

Основополагающий правилом Pax Americana был запрет менять границы послевоенного мира.

Когда Россия в 2014 году аннексировала Крым, она бросила вызов всему действующему миропорядку. Путин делает это и сейчас, когда угрожает Украине и требует, чтобы Россия участвовала в принятии решений по поводу того, с кем сотрудничать Украине и другим постсоветским республикам.

США пытались этому помешать, но они больше не готовы подкреплять слова военной силой.

Путин не скрывает, что хотел бы воссоздать Советский Союз в новом виде — без коммунистической идеологии, но таким же мощным и устрашающим, как его исторический прототип. Национализм — вот главное путинское средство сохранения власти.

Когда распался Советский Союз, Китай все еще был в статусе бедного деревенского родственника. Припоминаю, как впервые там побывал в начале 1980-х годов: сельская местность была отсталой, а на улицах Пекина в потоке велосипедов лишь изредка встречались автомобили.

Но в последние 30-40 лет Китай развивается непостижимо высокими темпами.

Сегодня Китай — это сверхдержава почти во всех областях. Глава государства Си Цзиньпин поставил цель: Китай должен стать равным США во всем не позже 2035 года. До этого осталось чуть более десяти лет.

Китай становится все более агрессивным

Самоуверенность Китая постоянно растет, и он уже всерьез бросает вызов действующим международным правилам. Мирный вызов — его инициатива «Один пояс, один путь», этот новый Шелковый путь, призванный связать Китай с остальными частями Азии, а также с Европой, чтобы обеспечить доступ к важным видам сырья.

Все более масштабными воздушными маневрами и морскими учениями вблизи Тайваня Китай дает понять, что вопрос, который следует себе задать, — не «что, если», а «когда».

Пока китайцы не осмеливаются пойти до конца. Китай еще верит, что США встанут на защиту Тайваня. Но что будет через пять или десять лет?

Уже сейчас у Китая крупнейший в мире флот по количеству боевых кораблей. Страна претендует ни много ни мало на все Южно-Китайское море, хотя с ним граничат множество других стран.

Игнорируют решения суда

Международный суд в Гааге в 2016 году постановил, что претензии Китая незаконны. Однако Китай полностью игнорирует это решение, чем противоречит действующей международной системе, основанной на определенных правилах. Китай создает в море искусственные острова и строит военные базы, чтобы закрепиться там.

У Китая есть договор с Великобританией о возвращении бывших колоний британской короны. По этому договору Пекин берет на себя обязательство в течение 50 лет, то есть по крайней мере до 2047 года, сохранять демократические права и свободы Гонконга. Но в прошлом году эти свободы, по сути, были отменены новым законом о безопасности.

Когда ведущие дипломаты США и Китая встретились впервые после вступления Байдена в должность американского президента, Китай ясно и недвусмысленно задал тон предстоящему общению.

«США не имеют должной квалификации, чтобы говорить с Китаем с позиции силы», — грозно заявил китайский дипломат Ян Цзечи.

Известный китайский профессор, сотрудник престижного университета Цинхуа в Пекине, утверждает, что Китай уверен, будто его новый статус сверхдержавы дает ему право занять место мирового лидера.

«Но это невозможно, пока в мире доминируют Соединенные Штаты. Однополярный мир во главе с США уже сходит на нет под натиском китайского роста и в свете относительного упадка Америки. Китай решительно заставит к себе прислушиваться и мощно отвергнет любые попытки взять его под свою власть», — пишет он в журнале Foreign Affairs.

Большое самомнение

Си Цзиньпин ничего не имеет против такого анализа.

Растущее самомнение глав России и Китая — часть более обширной тенденции, когда авторитарные лидеры и диктаторы идут в наступление и открыто высмеивают демократию как общественный строй. Вместо этого они продвигают собственную модель, превосходящую, по их мнению, демократические системы.

Си Цзиньпину не нужно беспокоиться о результатах выборов. Путину, в общем, тоже.

Никогда еще в Китае не преследовали инакомыслящих такими жесткими методами. Коммунистическая партия стала всемогущей.

Владимир Путин посадил в тюрьму единственного оставшегося в стране лидера оппозиции, а перед этим пытался его отравить нервнопаралитическим ядом, но не смог. А недавно Алексея Навального признали террористом, так что, видимо, в ближайшее время на свободу он не выйдет.

У Си Цзиньпина и Путина впереди еще много лет, чтобы укреплять мощь и влияние своих стран, а вот в Америке президента выбирают каждые четыре года.

Нынешний настолько стар, что вряд ли через два года станет выдвигать свою кандидатуру.

Несколько выскочек пушат хвосты

В отношении долгосрочной политики США сейчас мало о чем можно говорить с уверенностью. Что, если на выборах 2024 года победит Трамп или какой-нибудь его наследный принц или принцесса? НАТО снова окажется под угрозой роспуска? Выживет ли американская демократия?

Китай и Россию объединяет неприятие мира, который возглавляют США. Отношения Москвы и Пекина лишь улучшаются и становятся все более тесными. Вероятно, речь не идет о сознательных попытках совместными усилиями опрокинуть сложившийся миропорядок, но две большие державы, по сути, помогают друг другу. Америке становится сложнее изолировать каждый из двух этих режимов.

А когда американцы уходят, многие региональные лидеры начинают пушить хвосты. За дело берутся такие страны, как Иран и Саудовская Аравия.

Индия при правом националисте Нарендре Моди пытается повторить взлет Китая. Чего ей удастся достичь к 2050 году? Не появится ли на политической карте еще одна сверхдержава?

Все эти изменения делают мир более хаотичным, лишают его четких правил и норм. И Россия, и Китай хотели бы снова разделить мир на сферы интересов по образцу холодной войны.

США — все еще самое могущественное государство в мире как в экономическом, так и в военном отношении. Но этого недостаточно. Нужен стимул, мотивация, ощущение цели. У Путина и Си Цзиньпина это есть.

В лучшем случае можно надеяться, что у США, будто у футбольной команды, просто наступил упадок формы. В противном случае нам пора привыкать к действительности, в которой наши ценности, такие как демократия, свобода и права человека, все чаще оказываются под угрозой.

Украинский кризис едва ли будет последним вызовом миру во главе с США.

Автор: Вольфганг Хэнсон (Wolfgang Hansson) – репортер и обозреватель.

Источник: Aftonbladet, Швеция

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх