Отвергнутый?

Новая геополитическая эра играет на руку Эрдогану. Но в Тегеране ему пришлось мучительно усвоить, что деревья не растут до неба.

Даже если наблюдатели на Западе, которые годами разочаровывались в действиях президента Турции, не хотят этого признавать: Реджеп Тайип Эрдоган в настоящее время добивается на международной арене одного престижного успеха за другим. Главы государств и правительств, которых в начале года избегали многие партнеры из-за его неустойчивой смены направления, теперь стремятся к его сближению — в политическом и географическом смысле. Первая украинско-российская министерская встреча после начала российской агрессии состоялась в Анталии, с последующими переговорами между противоборствующими сторонами в Стамбуле.

ЕС, Украина и Россия высоко оценили политику Турции по уравновешиванию войн и ее приверженность регулированию судоходства по Босфору в соответствии с международным правом. В рамках переговоров о вступлении в НАТО между Швецией и Финляндией Эрдоган добился важных уступок от скандинавов, а также смог сделать престижные фотографии с президентом США Джо Байденом. А совсем недавно при личном посредничестве Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша Россия и Украина договорились в Стамбуле о создании коридора через Черное море для экспорта украинской пшеницы, в которой остро нуждается весь мир. Гутерриш похвалил его, как и Государственный департамент США вскоре после этого, прямо упоминая конструктивную роль Турции.

Неслучайно Турция в настоящее время может отличиться таким образом. Это выражение тектонических сдвигов в международном балансе сил, геостратегический поворотный момент. Важность Турции никогда не была выше, чем с начала нападения России на Украину. Традиционный юго-восточный фланг сейчас сильнее, чем раньше был черноморский противовес НАТО России. Кроме того, Турция воспринимается как регулирующая и связующая держава, имеющая контакты со всеми соответствующими субъектами в регионе. Осознание того, что Турция является партнером в формирующемся новом мировом порядке, в настоящее время важнее, чем проблемы прошлого, даже если они никоим образом не решены, например, неуклонно ухудшающаяся ситуация с верховенством права.

Президент Эрдоган знает об этом и больше, чем когда-либо, протягивает свои руки на международных форумах, чтобы получить то, что он хочет. Ревальвация Турции должна казаться ему Божьим даром, позволяющим избежать, казалось бы, неудержимого водоворота. Ввиду бедственного экономического положения ему грозит потеря власти на предстоящих президентских и парламентских выборах, которые должны состояться не позднее начала лета. В течение нескольких месяцев проводится кампания по привлечению внимания общественности к внешней политике и политике безопасности.

Важность Турции никогда не была выше, чем с начала нападения России на Украину.

Но и в этой области не все идет так хорошо, как можно было бы ожидать от его престижных успехов. На прошлой неделе Эрдоган потерпел серьезную неудачу в Тегеране. Это была своеобразная встреча на высшем уровне, которая была организована там на глазах у мировой общественности. СМИ и международные наблюдатели с большим вниманием следили за заседанием так называемого Астанинского процесса, который с 2017 года объединяет избранные стороны конфликта в сирийской войне. Для президента России Владимира Путина это была первая поездка в страну за пределами территории бывшего Советского Союза с начала приказа о нападении на Украину. Для многих наблюдателей тот факт, что российский изгой выбрал для этой поездки Иран, находящийся в международной изоляции из-за жестких санкций, был выражением чего-то нового.

Акцент на двух автократах, Путине, и иранском хозяине, президенте Эбрагиме Раиси, поначалу почти отодвинул третьего участника встречи на второй план. С сознательным миссией Реджепом Тайипом Эрдоганом в Тегеран прибыл не только важный союзник Украины, но и высший представитель второго по силе члена НАТО по численности войск. В то время, когда Россия изолируется от западных государств за большие деньги, а переговоры с Ираном по его ядерной программе находятся на грани краха, Эрдоган создал образы глобального масштаба с объявленными противниками Запада. Многие в ЕС и НАТО с беспокойством спрашивали, к чему стремится своим внешнеполитическим поведением Эрдоган, считающийся неуверенным в себе кантором.

Если смотреть трезво, Эрдоган этим визитом преследовал три цели. В типично турецкой манере визит в Тегеран был призван продемонстрировать сигнал западным партнерам стратегическую двусмысленность внешней политики Турции. Президент систематически уклоняется от ассигнований одной стороной. Всего несколько недель назад было большое облегчение, когда Турция сдалась и отказалась от противодействия вступлению Швеции и Финляндии в НАТО. По мнению кругов НАТО, государственно-политическая ответственность восторжествовала над силовыми политическими маневрами президента Турции. Тот факт, что высший представитель турецкого государства сейчас встречается с объявленными главными врагами НАТО, соответствует принципу Эрдогана всегда иметь несколько внешнеполитических столпов. Однако помимо образов, которые должны были показать демонстративное единство, выявились, прежде всего, различия. Всем наблюдателям, а также лидерам трех государств было более чем ясно, что альянс находится на шаткой почве.

Внутренне, согласно второй цели, визит является частью имиджевой кампании, которая проводится с начала войны в Украине и ставит Эрдогана наравне с самыми важными мировыми лидерами. Его государственные фотографии с президентом США Байденом во время саммита НАТО в Мадриде дополняли образы Эрдогана как посредника между Россией и Украиной. Тот факт, что Эрдоган сейчас делает большой жест с Раиси и Путиным, дополняет его картину в турецких СМИ. Он не только подчеркивает свой вес на международной арене, но и успокаивает многочисленные голоса критикующего НАТО населения Турции и ее партнера по коалиции, радикального националистического ПНД.

Турция не имеет таких рычагов власти над Россией и Ираном, как над ЕС и НАТО.

И, наконец, Эрдоган настойчиво преследует вполне конкретную силовую политическую цель. В течение нескольких месяцев он говорил о необходимости проведения крупномасштабной военной операции на севере Сирии, чтобы принять меры против связанных с РПК ополченцев YPG. Сообщается, что в дополнение к борьбе с курдскими сепаратистами результатом станет создание контролируемой Турцией пограничной полосы, в которую затем может быть возвращена значительная часть сирийских беженцев из Турции. В последние несколько недель легкие турецкие подразделения неоднократно атаковали YPG-Stel на сирийской земле, но президенту этого мало. Однако для крупномасштабного нападения на курдские районы Сирии Эрдогану нужна поддержка двух защитников режима Асада, а именно России и Ирана.

Однако здесь он потерпел неудачу по всем направлениям. Путин и Раиси кинули Эрдогана по полной, вне общего согласия по принципу борьбы с террористическими организациями. Оба подчеркнули важность территориальной целостности Сирии и дали четкий отказ от любых планов вторжения со стороны Турции. Турция, как, должно быть, с болью осознал Эрдоган, не имеет таких же рычагов власти над Россией и Ираном, как над ЕС и НАТО. «Турция не может предложить Ирану ничего, что могло бы отговорить его от его позиции», — говорит Ильхан Узгель, эксперт по турецкой внешней политике. «Наоборот: Иран уже недоволен турецким влиянием в соседнем Ираке, которое Иран воспринимает как конкуренцию за собственную гегемонию».

Нападение на Захо на севере Ирака 20 июля, в результате которого погибли девять человек и в котором Ирак обвиняет турецких военных, вероятно, снова укрепило фронт. «Россия, по крайней мере, заинтересована в том, чтобы Турция продолжала играть посредническую роль в войне в Украине и не следовала жесткому санкционному курсу Запада», — продолжил Узгель. «Турция может вести переговоры с Россией. Но очевидно, Москва убеждена, что такие переговоры не требуют жертвовать контролем над Сирией».

Для Эрдогана это осознание является неудачей. Многие наблюдатели убеждены, что военная операция в сирийском курдском регионе должна стать центральной частью его предвыборной кампании. Таким образом, разжигание турецкого национализма должно, несмотря на рекордную инфляцию и растущее недовольство, изменить мнение и гарантировать его переизбрание. А это было бы крайне необходимо: почти все исследовательские институты в настоящее время видят явное преимущество перед оппозиционным альянсом во главе с республиканской НРП.

Единственный успех, которого Эрдоган смог добиться в Тегеране, это то, что он заставил Путина ждать 45 секунд перед мировыми камерами, насмехались независимые СМИ. Однако опыт показывает, что нельзя недооценивать турецкого президента. Он ловко позиционирует Турцию как «гибридную страну-партнера» НАТО, которая также является союзником и проводит почти полностью независимую внешнюю политику. Эта позиция дает Эрдогану значительный простор для маневра во внешней политике, которым он воспользуется в ближайшие месяцы. Будь то Сирия, Кипр, Греция или Армения, соседям Турции придется внимательно следить за тем, какие уроки Эрдоган извлекает из своей неудачи в Тегеране.

Автор: Хенрик Мейервозглавляет турецкий офис FES в Стамбуле. Ранее он был главой тунисского офиса.

Источник: IPGJournal, Германия

Перевод МК

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх