Китай заказывает проведение боевых учений мировой экономической войны в десять раз масштабнее, чем в экономике России

Новый враг Запада?

С начала российского вторжения растут опасения, что Китай может последовать примеру России и применить силу против Тайваня.

Статья Вивьена Чечели на макрономе.

Общей чертой Украины и Тайваня является то, что они стремятся к независимости из-за репрессивного поведения супердержавы, в то время как за ними обоими стоит поддержка западных союзников.

Российская агрессия показала, что приверженность историческому прошлому все еще может быть доминирующим фактором формирования международной политики. Соответственно, Тайвань также может стать жертвой серьезных последствий достижения цели воссоединения с родиной.

Согласно некоторым подходам, среди сценариев стремлений Китая фигурируют следующие: Тайвань станет частью Китая (будет включен в состав Китая) к столетию основания Китайской Народной Республики в 2049 году, но, согласно другим слухам, Си Цзиньпин хотел бы добиться воссоединения в течение периода 2022-2027 годов.

В то же время здесь следует отметить, что, поскольку 2022 год является годом съезда партии, то нет высокой вероятности серьезного военного вмешательства, поскольку его возможный провал легко приведет в результате к снижению популярности правящей партии. Аналогичным образом, негативные экономические последствия возможных санкций в отношении Китая также могут привести к снижению поддержки коммунистического правительства.

В связи с нападением России мы могли видеть, что США и их западные союзники ввели всеобъемлющие и скоординированные санкции. Однако возникает вопрос, сколько пространства будет у Запада для маневра в случае возможного вторжения на Тайвань?

Смогут ли США и их союзники наказать Китай с помощью санкций аналогичным образом, как в случае с Россией?

Китай уже начал анализировать возможные сценарии (введения) такого рода санкций

В конце февраля, после введения санкций против России, Китай заказал проведение комплексного стресс-теста. В этом контексте крупным правительственным учреждениям, банкам и другим крупным институтам в сфере международной торговли была поставлена задача провести исследование того, что случится в случае введения в действие сценария, подобного тому, который был применен в отношении России.

В рамках этого от них также требовалось выработать ответ на ситуацию, если возможно Запад введет против их страны аналогичные санкции, как это было сделано в отношении России. Согласно китайской риторике, это связано с естественной реакцией, учитывая то, что страна развивает тесные связи с Москвой.

В лице Китая Запад встретит более сильного и стойкого противника

С точки зрения экономических размеров Китай в десять раз больше России, и отчасти из-за этого он также более важен с глобальной экономической точки зрения, а точнее, его интеграция в мировую финансовую и экономическую систему намного глубже.

Китайские банки имеют почти в тридцать раз больше активов, чем российские банки, а объем оборотного капитала и портфельных инвестиций в Китае на конец прошлого года был почти в семь раз выше, чем в России.

В период начала войны международные валютные резервы России составляли 630 миллиардов долларов США, в то время как международные резервы центрального банка Китая составляют 3120 миллиардов долларов США. Почти две трети этих средств хранятся в западных государственных облигациях, поскольку из-за их размера существует мало жизнеспособных альтернативных вариантов хранения.

Поскольку Китай получает значительный объем прямых иностранных инвестиций в размере примерно 1900 миллиардов американских долларов из США и Европы, то таким образом, в случае замораживания валютных резервов, для Китая создастся возможность национализировать большую часть своих фондов FDI, поступивших из стран, применяющих санкции.

Кроме того, акции китайских ценных бумаг, которыми владеют иностранные инвесторы, также значительны и их общая стоимость составляет 1200 миллиардов долларов. Китай может принять решение об их заморозке в качестве своего рода возмездия.

Наряду с этим, внешний долг Китая составляет почти 2700 миллиардов долларов США, что, в случае прекращения его обслуживания, также способно привести к значительным убыткам, главным образом за счет западных инвестиционных и пенсионных фондов.

С точки зрения международной торговли Китай является мировым экспортером номер один. На экспорт Китая приходится почти пятая часть ВВП, из которых почти треть приходится на США и ЕС соответственно. Кроме того,

Китай является основным торговым партнером почти 120 стран, что также означает значительный риск для этих стран.

Таким образом, ущерб, нанесенный китайской экономике, может косвенно перекинуться на другие страны, что в конечном итоге может привести к тому, что пострадавшие страны отвернутся от Америки и ее союзников. Кроме того, санкции в отношении торговой деятельности могут нанести значительный экономический ущерб, поскольку экономический рост Китая по-прежнему в значительной степени зависит от объемов экспорта и развития инвестиций.

Все это, конечно, также может послужить стимулом для китайского руководства быстрее перейти к уже необходимой модели роста, основанной на внутреннем спросе. Другим побочным эффектом торговых санкций может быть то, что Китай выстроит еще более тесную систему связей и влияния со своими союзниками, включая также и африканские страны.

С другой стороны, китайский импорт также значителен. Таким образом, торговые санкции могут привести к дефициту и, как следствие, к росту цен, что сильно скажется как на производственном, так и на потребительском секторах, вызвав широкое недовольство.

Следует также отметить, что менее пятой части торговли Китая осуществляется только в его собственной валюте, а подавляющее большинство остальной части приходится на доллары.

Нет никаких сомнений в том, что отключение крупных китайских банков от системы SWIFT, разрыв связей с долларом США или замораживание валютных резервов центрального банка будут разрушительными.

Что касается возможных санкций против китайских финансовых институтов, западные страны, опять же, не могут быть убеждены в том, что их собственная финансовая стабильность не пострадает от этого шага. Из 30 системообразующих банков, входящих в состав Совета по финансовой стабильности (FSB), 4 являются китайскими, поэтому значительные санкции против этих банков также парализуют западные учреждения, которые имеют с ними кредитные отношения или имеют в них счета.

У Китая есть варианты ответных мер

Исходя из вышеизложенного, можно видеть, что по сравнению с Россией у Китая гораздо больше возможностей принять ответные меры против экономических санкций Запада, чем у России.

На этой основе, санкции против Китая, вероятно, могли бы быть более осторожными, и мы можем разумно предположить, что Китай осознает это.

В качестве второй по величине экономики в мире, Китай может в значительной степени полагаться на свои собственные производственные мощности и ресурсы, что вместе с поддержкой его дружественных партнеров позволило бы ему выжить.

Мы видели, что санкции против России также были ограниченными, поскольку они не запрещали все финансовые и коммерческие операции, точно так же, как они не ограничивали все операции с Россией в долларах в рамках вторичных санкций. Продажи российской нефти и газа не прекратились полностью, а рост цен на энергоносители даже позволил стране получить более высокие доходы.

Учитывая способность Китая применять ответные меры, санкции против Пекина, вероятно, будут еще более мягкими, чем санкции против Москвы.

Китайское правительство постоянно работает над снижением технологической зависимости страны от Запада. С другой стороны, возможность исключения из системы SWIFT заставляет центральный банк Китая еще больше стремиться к расширению возможностей, предлагаемых альтернативными платежными структурами. Все это уже привело к потере доминирования системы SWIFT в связи с российскими событиями, а также к усилению CIPS в китайской альтернативе.

Кроме того, в ходе совещания в Пекине по разработке краткосрочных, немедленных мер реагирования были приняты решения о других возможных шагах, которые могли бы еще раз укрепить устойчивость страны. Например, центральный банк может заставить экспортеров конвертировать все свои доходы из-за рубежа в национальную валюту. Это увеличило бы внутренний запас доллара, а это означает, что замораживание китайских резервов будет менее дестабилизирующим. В настоящее время экспортерам разрешено сохранять часть своей валютной выручки, в первую очередь для использования в будущем.

Другой вариант заключается в том, чтобы сократить квоту в размере 50 тысяч долларов, что является максимальной суммой, которую граждане Китая могут потратить на зарубежные поездки, образование или определенные покупки.

В дальнейшем, поскольку на долю Китая приходится почти 80 процентов переработки редкоземельных элементов во всем мире, прекращение их экспорта может нанести ущерб многим цепочкам поставок. Редкоземельные элементы имеют первостепенное значение в производстве электронных изделий, включая аккумуляторы для электромобилей.

Антироссийская стратегия менее функциональна

Стратегия против России, основанная на введении санкций против агрессора и обеспечении поставок сопротивляющейся стороны, была бы менее жизнеспособной в тайваньском сценарии. Санкции, вероятно, будут более умеренными и могут быть сосредоточены главным образом в стратегических областях, таких как развитие технологий или инфраструктуры.

Учитывая способность Китая применять ответные меры, любая мера, направленная на нанесение ущерба экономике, также нанесет ущерб стране, применяющей санкции. С другой стороны, военная поддержка Тайваня также была бы более сложной, поскольку китайские военно-морские и военно-воздушные силы могли бы блокировать остров без полномасштабного вторжения. Обеспечение поставок на Тайвань может создать ситуацию, аналогичную, если не более сложную, чем была ситуация с блокадой Берлина во время холодной войны.

Китайская риторика, однако, уклоняется от проведения параллелей между событиями на Украине и на Тайване, основываясь в первую очередь на «принципе одного Китая».

Кроме того, важным отличием является то, что Украина не является членом НАТО, США будут воздерживаться от военной интервенции, в то же время, в случае с Тайванем, США были готовы бы вмешаться военным образом.

Следует также учитывать, что, Китай вряд ли начнет кампанию до тех пор, пока не разовьет свою военную мощь до уровня, который обеспечит ему быструю и надежную победу, гарантируя при этом также и удержание острова.

makronom.mandiner.hu

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх