Европейская Конфедерация: общая политическая платформа для мира

Украина подала заявку на вступление в ЕС. Брюссель и другие европейские столицы охотно поддержали его амбиции. Недавно ведущая итальянская газета Corriere della Sera опубликовала интервью премьер-министра Марио Драги , в котором он напомнил о значении самоопределения украинского народа. Люди, выбравшие «окончательный» референдум — между жизнью и смертью — не поддаваться российскому вторжению, но хотят быть частью объединенной Европы.

Я согласен со словами премьер-министра Драги. Основная цель — мир с реальными переговорами, ведущими к прекращению военных действий. Оставить дверь открытой для Украины и других восточных стран с таким же стремлением к свободе и демократии — правильно. Однако преуменьшать сложность этого процесса неправильно.

Вступление в ЕС далеко не просто. Есть много заделов для того, чтобы соответствовать требуемым стандартам. Кроме того, новое расширение может оказать влияние на ЕС и его институты, которое трудно оценить, пока мы пишем.

После 89 года дела пошли без четкого направления. Во-первых, пришло время больших обещаний и ожиданий; затем последовали годы и годы разочарований; наконец, фаза полного ускорения. Результат? Обида у одних – новичков – и недоверие у других – старых членов. Последующие события в Венгрии, Польше и Вышеградской группе доказали это.

Поэтому я обращаюсь ко всем нам с призывом: не повторяйте одних и тех же ошибок. Мы должны немедленно создать Европейскую Конфедерацию, состоящую из 27 стран-членов ЕС, плюс Украина, Грузия и Молдова, Албания, Босния и Герцеговина, Косово, Черногория, Северная Македония и Сербия. Это имело бы двойной результат. С одной стороны, Украина и другие страны, выстраивающиеся в очередь на вступление в ЕС, могли бы участвовать в европейской общественной жизни и высказывать свое мнение на общей политической платформе и в одном стратегическом пространстве. В то же время путь к членству в ЕС будет продолжаться без изменений параллельно с соответствующими сроками.

Наиболее осязаемым проявлением этой модели станут заседания Европейских советов, за которыми сразу же должен последовать саммит лидеров Конфедерации – там же и обладающий большой символической силой.

В прошлом сделанный выбор слишком усложнял вещи. Тогда страны Центральной и Восточной Европы громко заявили о своей готовности стать частью Европейского сообщества, а затем Европейского Союза. Ответ был быстрым и утвердительным, как и сегодня в случае с Украиной. Это была сила Истории, ведущая к открытости. Однако идеалистическое обвинение заставило нас упустить из виду практические последствия. Процесс протекал на фоне больших риторических обязательств и плана индивидуальных путей и двусторонних отношений, без оценки возможных последствий.

Операция прошла не так гладко, как ожидалось. Сложность операции, удвоившей количество государств-членов и преобразившей черты Союза, проявилась сразу. В ходе этого извилистого пути не удалось, например, ни реформировать процесс принятия решений, ни отменить существующее в слишком многих областях право вето.

Потребовались десятилетия, чтобы завершить расширение. Общественное мнение стало к ней враждебным. Именно благодаря резолюции Комиссии Романо Проди процесс был завершен.

Выбор был правильным: события последних недель, а также история наций, которые всегда подвергались попыткам подчинения или господства, подтверждают, насколько важно было добиться успеха в этом расширении. Тем не менее, мы скорее избегали фокусироваться только на скорейшем вступлении в ЕС; мы должны были с самого начала сосредоточиться на построении более амбициозной архитектуры. Все эти действия должны были обеспечить сосуществование двух взаимодополняющих потребностей: мгновенное политическое участие и постепенная адаптация к политике.

Европейская Конфедерация станет местом политического диалога между 36 участниками. Общий выбор будет согласован вместе. Будет усовершенствована способность определять общие глобальные стратегии, начиная с защиты мира, безопасности, продвижения модели справедливого и устойчивого развития и борьбы с изменением климата. Конфедерация придаст силу, в том числе символическую, единству континента.

Конфедерация стала бы незамедлительным ответом миллионам людей, которые смотрят на ЕС с надеждой, что мы все в одной «европейской семье». В то же время эта идея должна идти рука об руку с более глубокой интеграцией внутри ЕС, отменой права вето в тех стратегических областях, которые все еще функционируют на межправительственном уровне. Таким образом, Конфедерация — это новый способ решения проблемы расширения Союза, при этом все еще стремясь к его углублению в сторону федеральной архитектуры.     

Для Европы это время больших неприятностей. Конвульсии этих драматических дней не должны закрывать нам глаза на общую картину и не должны терять ясности в предсказании будущих последствий выбора, который мы делаем сегодня. 24 февраля 2022 года — день, когда путинское вторжение попыталось вернуть всех нас в худший период ХХ века — является водоразделом, знаменующим эпохальный переход.

Завтрашняя Европа будет другой, несмотря ни на что. Вот почему жизненно важно руководить изменениями, а не зависеть от событий, начиная с решимости превратить Европейский союз в тихоокеанскую зону, созидающую мир.

Европа – наш дом: она настолько привлекательна, что к ней стремятся миллионы и миллионы иностранных граждан. Это нечто настолько ценное, что его реформирование и укрепление становятся историческим долгом — возможно, самым сложным, с которым когда-либо сталкивались наши поколения.

Автор: Энрико Летта – Секретарь Итальянской демократической партии (ПД)

Перевод МК

Источник: The Progressive Post, Брюссель

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх