Израиль молчит, Украина довольна. Куда ведут нити ударов по военным объектам Ирана?

После атаки беспилотников на стратегические объекты Ирана прошло двое суток, но мировая пресса по-прежнему бурлит в поисках исполнителя. Поскольку цели удара предельно ясны, голова международной общественности повернулась в сторону Израиля. Сам Израиль, однако, никак не комментирует произошедшее.

Почему он молчит, какие есть основания считать его причастным и какими могут быть последствия?

В ночь на 29 января удару подверглись завод по производству боеприпасов в центральной провинции Исфахан, крупный завод по производству моторных масел в провинции Восточный Азербайджан и авиабаза в городе Дизфуль на западе Ирана, пишет ВВС.

Тегеран уверяет, что две атаки из трех были отражены, а третий БПЛА лишь незначительно повредил крышу здания. Тем не менее, есть кадры горящего завода масел и свидетельства очевидцев о взрывах на авиабазе.

Израильские СМИ, между тем, утверждают, что вопреки заявлениям иранских властей все удары достигли цели. Однако это нельзя считать даже косвенным признанием Израиля своей причастности, так как в своей статье журналисты ссылаются на источники в западных спецслужбах.

“Сохранять молчание в таких случаях – обычная многолетняя практика Израиля. Принятие на себя ответственности – исключение, даже когда речь идет об атаках в Сирии, не говоря уже об атаках в самом Иране. Из этого молчания нельзя сделать вывод, стоит ли за этим Израиль или нет”, – говорит израильский военный эксперт Давид Гендельман.

Однако некоторые выводы, основанные на косвенных признаках, все же напрашиваются.

Череда совпадений

Газета New York Times, ссылаясь на неназванный источник, пишет, что Израиль и США обсудили ночной удар по Ирану, и из этого обсуждения якобы следует, что за ним может стоять израильская спецслужба “Моссад”.

Американская пресса также указывает на череду совпадений.

Энтони Блинкен и Эли Коэн
Госсекретарь США Энтони Блинкен накануне прибыл в Израиль – впервые после вступления в должность нового израильского правительства. На фото: Блинкен с министром иностранных дел Израля Эли Коэном

На прошлой неделе в Израиле побывал директор ЦРУ Уильям Бернс, в ночь на воскресенье произошла атака на иранские военные объекты, а в понедельник днем в Израиль с официальным визитом прибыл госсекретарь США Энтони Блинкен, совершающий ближневосточное турне.

Представители Вашингтона поспешили заявить, что США не имеют никакого отношения к ударам по Ирану. И если допустить, что их действительно осуществил Израиль, то он сделал это исходя из собственных соображений безопасности.

Предыдущий премьер-министр Израиля Нафтали Беннетт неоднократно предупреждал, что Иран дорого заплатит за угрозы в адрес Израиля и за попытки обзавестись ядерным оружием. В августе прошлого года Беннет прямо заявил, что Израиль предпочел бы вместе с партнерами решать иранскую проблему дипломатическим путем, но готов действовать в одиночку в случае необходимости.

Беннет уже не премьер, но заданный им тон укладывается в тактику Израиля при любом правительстве. Тем более, что именно при Биньямине Нетаньяху, который возглавлял правительство почти два десятилетия и снова пришел к власти в ноябре прошлого года, Израиль провел ряд смелых операций внутри Ирана в период 2009-21 гг (в которых также официально не признался).

“Общая политика Израиля – больше делать, меньше говорить. Всем понятно, кто заинтересован больше всего в таких акциях, но именно это и является причиной израильского молчания. Одно дело – акция, другое – официальное признание, реакция США и так далее”, – говорит Давид Гендельман.

“Доктрина осьминога” и масштабные учения
Американская реакция на удар по иранским военным объектам в ночь на 29 января весьма необычна.

В рамках кулуарной договоренности в случае масштабных атак, особенно если речь идет об Иране и его военном потенциале, Израиль нередко заранее извещает Вашингтон о своих планах или, как минимум, подтверждает проведение акции после ее завершения.

Тогда США либо делают сдержанное нейтральное заявление на уровне Белого дома, либо воздерживаются от комментариев.

В данной ситуации отсылки мировой прессы к неназванным источникам и неопределенные заявления самих источников указывают на плохую осведомленность Вашингтона.

В июне прошлого года правительство Израиля объявило, что в иранском вопросе переходит к осуществлению плана под названием “Доктрина осьминога”, в рамках которого оставляет за собой право на полную автономность действий.

“Мы больше не играем с щупальцами, роль которых выполняют доверенные лица Ирана. По новым правилам игры мы будем целить прямо в голову”, – заявил тогдашний премьер-министр страны Нафтали Беннетт.

Намерены ли новые израильские власти оставить доктрину в действии, пока неясно, но предпосылок к какой либо иной позиции правительства Нетаньяху по Ирану нет. Тем более, что после формирования негласного военного патнерства между Тегераном и Москвой Биби придется дистанцироваться от его прежних теплых отношений с Владимиром Путиным, и он, скорее всего, будет действовать жестко не только в отношении Ирана, но и иранских объектов в Сирии.

На прошлой неделе Израиль и США провели самые масштабные в своей совместной истории военные учения с участием 7900 военных, 140 единиц авиации и 12 кораблей.

Израильский канал Channel 12 сообщил со ссылкой на свой источник в минобороны Израиля, что одно из упражнений предусматривало отработку бомбардировки иранских ядерных объектов, муляжи которых якобы соорудили в пустыне Негев. Правда, по информации канала, в упражнении участвовали американские бомбардировщики В-52, а не израильская авиация.

Командование США не подтвердило, что в учениях имела место симуляция атаки на какие-либо конкретные объекты, но заявило, что в целом учения призваны послать четкий сигнал Ирану и Китаю.

Другие версии организации атаки

Кроме Израиля единственная страна ближневосточного региона, у которой есть мотивы и теоретическая возможность для акций против Ирана, – Саудовская Аравия.

Военные эксперты соглашаются с тем, что в теории она может стоять за таким ударом, но на практике – нет.

Саудовская Аравия прежде не была замечена в проведении подобных акций, а для дебютанта налет 29 января был произведен слишком безупречно, учитывая сложность логистики и возможности саудовских спецслужб.

“Такая операция требует глубокого разведывательного проникновения. Если их дроны действительно были задействованы с территории Ирана, то их надо было туда доставить вместе со взрывчаткой. На месте должна была быть группа, которая знает, что она делает, либо из местных пособников, либо из заброшенных агентов, либо и то и другое”, – объясняет Давид Гендельман.

Также в прессе мелькали предположения, что, возможно, американские партнеры попросили Израиль поддержать западную кампанию помощи Украине и вывести из строя объекты производства дронов “Шахед”, которыми Россия обстреливает украинские территории.

Но эту версию специалисты сразу отметают.

По словам Гендельмана, государство Израиль и его Армия обороны не ставят своей целью защиту интересов Украины и не стали бы предпринимать масштабные акции из этих соображений. Просто в данный момент времени у Израиля и Украины в лице Ирана есть общий враг.

“Мы наблюдаем исключительно совпадение приятного с полезным. Израиль ведет более или менее тайную войну с Ираном уже много лет, задолго до того, как началась война в Украине. Никто не думал, что Иран может быть как-то связан с украинско-российской темой, пока он не начал поставлять оружие России. Израиль преследует исключительно собственные оперативные интересы, и факт того, что это может как-то помочь Украине в расчет не берется. Но с учетом ситуации любой израильский удар по военным возможностям Ирана опосредованно помогает Украине”, – объясняет эксперт.

В ближайшее время Россия ожидает поставку очередной партии “Шахедов”, которая теперь, вероятно, будет затруднена.

Но Израиль сейчас больше всего занимает вероятность ответа со стороны Ирана, который убежден в том, что за последним нападением на его военные объекты стоит Израиль, даже если вдруг это окажется не так.

“Армия обороны Израиля будет готова воевать на ближних и дальних рубежах, мы усилим наши резервы и сохраним боевой дух и профессионализм”, – сказал в середине января новый глава генштаба Армии обороны Израиля Херци Ха-Леви при вступлении в должность.

В Израиле надеются, что под дальними рубежами он подразумевает ядерные объекты Ирана.

Поделиться:

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх