Германия должна пройти через перекресток

Чтобы предотвратить дальнейшую дестабилизацию Россией Европы, Германия должна продвигать особую Europapolitik

С тех пор, как почти год назад Россия вторглась в Украину, коалиционное правительство канцлера Олафа Шольца разделено и до сих пор по-разному реагирует на войну, продолжающуюся вдоль восточной границы ЕС.

Берлин предоставил Украине военную технику, значительную финансовую помощь и убежище миллионам украинцев, бежавших от войны. Также после сильного давления со стороны Соединенных Штатов и союзников Берлина в Центральной Европе Шольц наконец отказался от скандального газопровода Северный поток-2. Этот газопровод был воплощением особых, тесных связей между Берлином и Москвой, формировавшихся десятилетиями.

Немецкая Ostpolitik заключалась не только в попытке использовать торговлю для влияния на поведение бывшего Советского Союза. Политические элиты Германии, — будь то социал-демократы, христианские демократы или Свободная демократическая партия, считали, что Ostpolitik — это поддержка стабильности во время Холодной войны.

Но эта стабильность основывалась на разделении континента. На оккупации Кремлем Восточной Европы и лишения ее свободы и независимости. Для архитекторов и идеологов Ostpolitik оно того стоило.

Когда в 1980 году независимое движение Солидарность в Польше попыталось подвергнуть сомнению эту стабильность, открыто бросив вызов коммунистическому режиму общенациональными забастовками и протестами, то получило мало поддержки со стороны левых партий по всей Западной Европе. Солидарность бросила вызов концепции стабильности Западной Европы и в особенности Западной Германии.

Даже когда в ноябре 1989 года Берлинская стена была снесена, Германия все еще держалась за Ostpolitik. Даже когда Россия вторглась в Грузию в 2008 году и в Украину в 2014 году, то взгляд Берлина на то, что стабильность европейского континента связана с Москвой, не изменился. Лишь после полномасштабного вторжения Владимира Путина в Украину почти год назад Германия окончательно поставила под сомнение этот взгляд и признала, что сама Россия дестабилизирует Европу.

Социал-демократы Германии в целом не совершили скачок от Ostpolitik к Europapolitik, которая изменила бы направление внешней политики и политики безопасности ЕС.

После вторжения России в Украину немецкий канцлер Олаф Шольц 27 февраля провозгласил Zeitenwende (эпохальное) изменение позиции Германии по экспорту оружия и расходов на оборону. Это была отличная речь; он обязывался поддерживать Украину, снабжать ее оружием, защищать ее независимость. Однако в речи не было объяснено, что война означала не только для европейской безопасности, но и для роли Германии в Европе.

Это суть позиции Германии в отношении войны в Украине и ее позиции в Европе: двусмысленность по отношению к России и нежелание политически вести Европу.

С момента своей Zeitenwende речи Шольц вертелся как уж в вопросе о предоставлении Украине тяжелого вооружения, недавно пообещав поставку пехотных машин Marder, но отказавшись прислать танки Leopard, повторяя свою мантру, что Германия не может сделать этого сама.

Германия тянет до последнего. Союзники НАТО работают вместе и объясняют, как каждый из них поддерживает Украину. Даже Франция изменила свою позицию: президент страны Эммануэль Макрон 4 января заявил, что предоставит Украине боевые бронированные машины и бронетранспортеры. Это серьезное изменение для Макрона, часто делавшего противоречивые заявления, намекая, например, что Путина не следует унижать.

Что касается Германии, то Шольц не смог сформулировать четкую линию по отношению к Украине, в отличие от своего министра иностранных дел Анналены Бербок из партии Зеленых. Он не будет использовать свою власть над собственной Социал-демократической партией. Одна фракция выступает против поставок тяжелого вооружения на том основании, что это приведет к эскалации войны, будто Россия не эскалировала ее с начала своего вторжения. Другой цепляется за Ostpolitik и потребность в дипломатии с Россией для переговоров о прекращении войны. Еще один является пацифистом и придерживается версии стабильности времен Холодной войны и наследия Второй мировой войны.

Реальность такова, что война в Украине вызывает нестабильность и формирует новые опасные союзы. Иран поставляет России беспилотники для бомбардировки Украины. Россия рассчитывает на поддержку Китая. Новые формы ведения войны и военные группировки, такие как ЧВК Вагнер, действуют в Украине. Франция собственными глазами видела жестокость последних в Мали.

Правительства ЕС не спешат бороться с этой нестабильностью на пороге Европы. Это потому, что двадцать семь государств-членов по-разному видят стабильность. В отличие от Германии и Франции, восточноевропейцы не считают Россию основой для европейской стабильности. Для них стабильность и мир, введенные после 1945 года, были принудительными, тоталитарными и навязанными. Война России в Украине подчеркивает эти отличия в опыте государств-членов.

А что же Германия?

Война в Украине должна дать Берлину возможность интеллектуально и политически сформировать Europapolitik. Это может быть шанс защитить стабильность в Европе — и это включает Восточную Европу — посредством безопасности и внешней политики, которые дополнят НАТО. Это будет означать, что Германия обеспечит столь необходимое лидерство ЕС, а также поддержку НАТО. Это потребует от Германии действий стратегического, а не реактивного игрока, цепляющегося за анахронические предположения относительно России и Восточной Европы.

Война в Украине перевернула эти предположения. Германия уже не должна топтаться на распутье, а пройти его и идти вперед.

Джуди Демпси

Carnegie Europe

Поделиться:

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх