SCMP: Отношение Китая к российской войне против Украины изменилось, это нельзя игнорировать

Китайские эксперты пишут, что позиция Пекина изменилась с «пророссийской нейтральности» на «молчаливое неодобрение» войны.

С начала российского вторжения в Украину 24 февраля прошлого года Китай начал ходить по дипломатическому канату. С одной стороны, он не хотел, чтобы показалось, что он поддерживает Россию, боясь оттолкнуть от себя таким образом международное сообщество, а особенно Запад. Также Пекин не хотел, чтобы на международном уровне создалось впечатление, что он поддерживает агрессора.

С другой стороны Китай сильно заинтересован в укреплении отношений с Россией. Многие годы Пекин рассматривал Москву как полезного партнера в противостоянии стратегическому и политическому давлению со стороны США. Вдобавок Россия стала важным источником энергоносителей для КНР. Принимая во внимание эти условия, китайская официальная риторика о войне имела два измерения, – пишут в статье для гонконгской газеты South China Morning Post эксперты Наньянского технологического университета Тян Вэй Цзе и Ли Минцзянь.

Они признают, что Пекин почти полностью поддержал российские оправдания. Москва утверждала, что якобы расширение НАТО на восток стало ключевой причиной для усиления напряжения. Но что касается самой войны, то здесь Китай меньше поддерживал Россию. Авторы называют китайскую позицию “неявным” неодобрением военных действий Кремля. Пекин постоянно призывал к уважению суверенитета и урегулированию конфликта мирными методами.

«Пекин не высказывался откровенно против войны, потому что Москва расценила бы это как отказ от их стратегического партнерства. По сути, «пророссийская нейтральность» – это достаточно точное описание китайской позиции», – говорится в статье.

Авторы отмечают, что эту позицию Китая постоянно критиковали политики и лидеры мнений на Западе. Некоторые даже определили, что Пекин играет ключевую роль в поддержке российской войны. И есть существенные причины так думать, особенно учитывая содержательность китайско-российских отношений после начала войны. Впрочем, Тян Вэй Цзе и Ли Минцзянь подчеркивают, что такие дебаты не учитывают некоторые веские изменения в позиции Китая.

«Новый министр иностранных дел Цинь Ган сделал серьезные попытки установить более примирительный тон с Западом. В своей статье, которую он написал еще в роли китайского посла в США и которую в марте опубликовал Washington Post, он утверждал, что если бы Китай знал о планах Путина по вторжению, Пекин постарался помешать им. В апреле в своей статье для National Interest он начал с выражения сочувствия украинцам», – обращают внимание авторы.

Они также подчеркивают, что неоднократно Цинь Ган пытался развеять неправильное понимание риторики о “безграничном партнерстве” между Китаем и Россией. Китайский дипломат отмечал, что Пекин и Москва не создали альянс. И у их отношений все же есть пределы. Примечательно, что на саммите G20 финальная декларация лидеров решительно высказалась против российской агрессии против Украины. Хотя в документе было сказано, что только большинство участников осуждают такие действия. Китай же был против использования слова «война» для описания российского вторжения в Украину.

«Следует сказать, что ввиду того, что G20 работает на основе консенсуса, решение Китая не выступать против сильных слов критики против России говорит об интересных изменениях в позиции Пекина. Их можно лучше понять, если сравнить с китайским протестом против цензурирования России в Совбезе ООН и других многосторонних институтах в начале года», – говорится в статье.

Во время встречи с канцлером Германии Олафом Шольцом в ноябре Си Цзиньпин послал четкий сигнал протеста против применения и угроз применить ядерного оружия. Это произошло после того, как Владимир Путин начал намекать на такую ядерную возможность в конце сентября. К концу октября российский лидер прекратил свои угрозы. Но все же «можно сделать вывод, что сильный «антиядерный» сигнал Си Цзиньпина был адресован ему».

Но даже до этого появились потенциальные линии разлома, поскольку Путин откровенно признал, что у Си Цзиньпина были «вопросы и беспокойства» по поводу войны. И это можно рассматривать как первое публичное признание разногласий между Китаем и Россией в вопросе конфликта.

«Эти тонкие изменения, которые стали более заметными в последние месяцы, не стоит трактовать как отступление Китая от своей пророссийской позиции. Их следует рассматривать как признание китайских лидеров, что отношения с Западом остаются важными на пути построения «великой современной социалистической страны». Во время недавнего 20-го съезда Коммунистической партии Си Цзиньпин пролил свет на эти императивы, подчеркнув верность Китаю открытости для внешнего мира», – говорится в статье.

Авторы напоминают, что после съезда лидер Китая провел встречи с 25 политическими лидерами, многие из которых были представителями Запада. В частности, он встретился с президентом США Джо Байденом и рядом европейских лидеров. В ходе переговоров тема торговли была очень важной.

Поделиться:

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх