Иран на пороге очередной революции?

Протесты не закончились, а аятоллы уже боятся…

Чего ожидать в 2023 году:

Вступая в новый год, я буду следить за двумя событиями, которые могут кардинально изменить геополитику Ближнего Востока: протесты в Иране и всеобщие выборы в Турции. Здесь я сосредоточусь на первом и скоро вернусь к последнему в колонке.

Самый важный вопрос об иранских протестах заключается в том, могут ли они перерасти в полномасштабную революцию, способную свергнуть Исламскую Республику. Некоторые утверждают, что мост уже перейден: то, что началось как спорадические демонстрации против ограничительного дресс-кода для женщин, спровоцированные смертью Махсы Амини от стражей полиции нравов, давно превратилось в громкие призывы к свержению режима.

Через три месяца после смерти Амини протесты длились дольше, чем любые предыдущие проявления общественного несогласия со времен исламской революции 1979 года, которая привела к созданию теократического государства. За последние четыре десятилетия политическая система, установленная аятоллой Рухоллой Хомейни, оставила Иран в изоляции в мировых делах, ослабила его экономику и лишила его народ как экономических возможностей, так и политического голоса.

Неудивительно, что протестующие, в основном молодые, хотят снести все здание этого государства. Жестокие репрессии режима, включая массовые заключения, изнасилования, пытки и казни, не запугали их. Во всяком случае, их голоса стали более резкими, а требования — более настойчивыми. Признаки напряжения проявляет именно режим: изменение направления полета самолета, чтобы не допустить выезда из страны семьи известного футболиста, видимо, потому что он является видным сторонником протестов, попахивает отчаянием. Призывы к смерти верховного лидера Али Хаменеи теперь стали обычным делом, как и уничтожение статуй и плакатов героев режима, таких как военачальник Касем Сулеймани.

Хаменеи, сыгравший важную роль в событиях четырех десятилетней давности, вряд ли мог упустить недавние параллели. Это может объяснить его расплывчатое предложение компромисса: возможная приостановка работы полиции нравов. Как и в 1979 году, протестующие отвергли оливковую ветвь правителя.

Но чтобы свергнуть его, протестующим потребуется кооптировать некоторые элементы государства; Хомейни смог свергнуть шаха Ирана только после того, как большая часть вооруженных сил подняла мятеж. Пока еще мало признаков недовольства внутри аппарата безопасности, состоящего из Корпуса стражей исламской революции, военных, полувоенных формирований «Басидж» и полиции.

Но если мы чему-то и научились из истории революций, в том числе и иранской, так это тому, что перемены могут происходить медленно, а потом все сразу.

Из уходящего года:

наводнения в Пакистане могут показать, что Китай является другом для хорошей погоды: Исламабад пытался переключить внимание Вашингтона на Пекин, но когда дело дошло до критической ситуации, китайской помощи явно не хватало. Во-первых, правительство президента Си Цзиньпина столкнулось с собственными проблемами. Во-вторых, в Китае просто не развита государственная инфраструктура и бюрократическая система для быстрого реагирования на стихийные бедствия за рубежом.

Безоружный Путин хочет культурной войны с Западом. Российский президент, терпящий унизительные неудачи в Украине, пытается сплотить международное общественное мнение, повторяя старые антизападные клише советской эпохи. Но, во всяком случае, у Москвы было больше помпезности как культурного маяка при СССР, чем ее «мягкая» сила с Путиным сейчас.

Тунисская демократия рушится. Байден не должен просто стоять в стороне: консолидация власти Кайс Сайед не встретила сопротивления со стороны западных держав и американского президента, который пообещал сделать продвижение демократии лейтмотивом своей внешней политики. Еще не поздно исправить ущерб.

США должны быть готовы к дальнейшему противодействию со стороны Эрдогана: в условиях разрухи экономики Турции и приближения выборов президенту Реджепу Тайипу Эрдогану понадобятся все возможные отвлекающие факторы.

Антизападная внешняя политика — красная тряпка для его базы, поэтому США и Европе следует ожидать новых провокаций в ближайшие месяцы.

Автор: Бобби Гош (Bobby Ghosh) – обозреватель Bloomberg Opinion, освещающий иностранные дела. Ранее он был главным редактором Hindustan Times, управляющим редактором Quartz и международным редактором Time.

Источник: Bloomberg

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх