Удары по гражданским объектам в Украине. Чего добивается РФ?

Россия атакует энергетическую инфраструктуру Украины, дома мирных жителей оказываются отключенными от электричества, а также системы тепло- и водоснабжения. Такая тактика известна со времен Второй мировой войны.

Москва начала целенаправленно наносить удары по энергетической инфраструктуре Украины 9 октября, после взрыва на Крымском мосту, который соединяет с Россией аннексированный ею украинский полуостров.

Первоначально Россия заявляла, что атаки на украинскую энергетическую инфраструктуру — «возмездие» за тот взрыв. Москва продолжала оправдывать удары с военной точки зрения, отрицая, что они направлены против гражданского населения. Между тем Кремль говорил и о том, что Киев может «прекратить страдания населения», если выполнит требования России о прекращении войны. В результате российских атак миллионы украинцев остались без света, воды и тепла в период, когда температура опускается ниже нуля градусов, пишет DW.

По словам Андраша Раца (Andras Racz), эксперта по российской политике безопасности Германского общества внешней политики (DGAP), продолжающиеся бомбардировки высоковольтной сети Украины, трансформаторов и линий электропередач, которые соединяют страну с электросетью Европейского Союза, вероятно, планировались «в течение нескольких месяцев, если не лет».

Это дает повод предположить, что кампания по уничтожению украинской энергетической инфраструктуры и ее сроки были разработаны с конкретной целью. По мнению Раца, эта цель состоит в том, чтобы «причинить такой уровень страданий гражданскому населению, который заставил бы украинское правительство пойти на переговоры».

«Соразмерность причиненного вреда и достигнутых целей при атаке»

Российские удары по гражданской инфраструктуре имеют тяжелые последствия для украинцев. Кроме того, эта тактика противоречит так называемому принципу jus in bello, который регламентирует методы ведения войны. Он основывается на двух факторах: различии «между гражданскими лицами и военными» и соблюдении соразмерности, то есть принципа, по которому «причиненный вред не должен быть несоразмерен вероятной предполагаемой пользе», указывает Чарльз Майер из Гарвардского университета.

Атакуя энергетическую инфраструктуру Украины, Россия стирает грань между гражданскими и военными целями. Смысл этого, по мнению таких организаций, как Amnesty International, — подорвать волю простых украинцев к сопротивлению. Мари Стратерс, директор Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии, заявила, в частности: «Сломить моральный дух гражданского населения не является законной целью, и проведение этих атак с единственной целью терроризировать гражданское население является военным преступлением».

В свете этих и других атак Европарламент в ноябре проголосовал за включение России в список «государств-спонсоров терроризма». В своем пресс-релизе законодательный орган ЕС подчеркнул, что действия Москвы равносильны «актам террора и представляют собой военные преступления». Однако этот ярлык в значительной степени символический, поскольку Европейский Союз не имеет средств для обеспечения последствий присвоения России этого статуса.

Между тем Москва применяла подобную тактику и ранее — когда ввела войска в Сирию в поддержку диктатора Башара Асада и атаковала не являющиеся военными объектами цели, такие как больницы в Алеппо в 2015 и 2016 годах.

Москва также совершала нападения на гражданских лиц во время первой и второй чеченских войн. Столице региона Грозному тогда был нанесен огромный ущерб, погибли тысячи мирных жителей. «Таким образом, можно сказать, что нападения на гражданскую инфраструктуру можно считать неотъемлемой частью российского способа ведения войны», — полагает Андраш Рац из DGAP.

Атаки на гражданские объекты — не новая тактика

Атаки на невоенные цели с целью деморализации гражданского населения, однако, не являются тактикой, присущей только России. Она применялась также нацистской Германией и Великобританией во время Второй мировой войны.

Когда нацистская Германия начала Вторую мировую войну в сентябре 1939 года, первым делом она совершила авианалет на малозначимый в военном и логистическом отношении польский город Велюнь. При этом были убиты десятки мирных жителей и разрушено много жилых домов. Затем последовали ковровые бомбардировки крупных городов, таких как Варшава в Польше и Роттердам в Нидерландах. Целью этих авианалетов было шокировать и устрашить гражданское население, говорит профессор истории Ульрих Герберт (Ulrich Herbert) из Университета Фрайбурга. По его словам, агрессоры считали, что это ослабит или сломит сопротивление людей.

К 1940-му году нацистская Германия начала бомбить британские города. Целями авианалетов при этом были и населенные пункты, не имеющие большого военного значения, такие как Эксетер, Кентербери и Йорк. Нанося удары по гражданским и культурным объектам, нацистская Германия стремилась сломить волю британского народа. «Но в отношении Лондона и других британских городов это не сработало», — говорит Герберт, добавляя, что немецкие бомбардировки подняли моральный дух и стойкость британцев, хотя в то же время и усилили горечь.

В том же году Великобритания также начала проводить первые масштабные налеты на немецкие города. В частности, Алекс Беллами из австралийского Университета Квинсленда пишет, что «неточность ударов, плохая погода, большое количество жертв и стратегические предпочтения в сумме привели к тому, что RAF (Британские королевские ВВС. — Ред.) решили прибегнуть к ковровым бомбардировкам».

Эта тактика, по словам ученого, была направлена на деморализацию вражеского населения, что, в свою очередь, должно было привести к срыву промышленного производства.

По словам Ульриха Герберта, воздействие британских ковровых бомбардировок на моральный дух немцев было неоднозначным. «Была горечь, злость по отношению к союзникам, ненависть к многочисленным осуществляющим бомбардировки самолетам», — говорит историк. Однако, по его словам, по мере продолжения налетов росли и разочарование немцев в нацистском режиме, а также — чувство апатии и сосредоточенность на простом выживании.

Насколько успешна тактика деморализации населения в войне?

«Военная история знает не так уж много примеров, когда такая тактика (деморализации гражданского населения. — Ред.) была бы успешной, особенно в краткосрочной перспективе», — говорит Андраш Рац.

В свою очередь Ульрих Герберт отмечает, что при определении психологического воздействия подобных жестоких нападений важную роль играет то, «воспринимается ли война как справедливая или несправедливая». Неспровоцированные нападения на гражданское население со стороны внешних агрессоров, скорее всего, вызовут более упорное сопротивление, чем что-либо иное, полагает историк.

По сообщениям СМИ, именно это и происходит сейчас в Украине, где простые люди испытывают ярость и полны решимости победить, несмотря на растущие трудности.

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх