МВФ должен активизироваться, чтобы удержать Украину на плаву в 2023 году

Мир по праву впечатлен неожиданными победами украинских вооруженных сил над Россией, а коллективный Запад снабдил Украину большим количеством современного оружия. Но одного оружия недостаточно. Как отметил в сентябре британский историк и журналист Нил Фергюсон: «Украинская армия может побеждать. Украинская экономика терпит убытки». По мере приближения конца года Запад должен активизироваться и гарантировать Украине достаточное финансирование для поддержки страны в 2023 году, а Международный валютный фонд (МВФ) должен сыграть ключевую и творческую роль в предоставлении средств.

Война России привела к сокращению экономики Украины на 35% (или $70 млрд) в этом году. Кроме того, это привело к массовым материальным разрушениям, которые негосударственная Киевская школа экономики оценивает более чем в $120 млрд. Всемирный банк уже оценил общие убытки Украины в $252 млрд.

Весной МВФ подсчитал, что государственному бюджету Украины потребуется $5 млрд в месяц или около $50 млрд на весь 2022 год. Увы, общий объем внешнего финансирования, обещанного Украине на 2022 год, составляет всего $36 млрд, и лишь $26,5 млрд были фактически переданы, то есть около половины необходимого. (Эти суммы не включают военное финансирование).

Украина, не имея налоговых поступлений и достаточной иностранной помощи, вынуждена печатать деньги для финансирования своего скудного бюджета, поскольку государственные расходы сокращены до минимума. В результате инфляция неуклонно растет. В октябре она достигла 26,6% — не по вине украинского правительства.

Украинское правительство уточнило свои потребности на 2023 год, исходя из того, что война будет продолжаться с нынешней интенсивностью. В октябре президент Владимир Зеленский заявил, что в следующем году Украине потребуется $55 млрд иностранной поддержки, в том числе $38 млрд на латание дыр в бюджете и $17 млрд на восстановление критически важной инфраструктуры. Он ожидал, что программа МВФ составит около $20 млрд.

До сих пор двумя основными донорами украинского бюджета были США и Европейский союз (ЕС). С июня США внесли свой вклад, стабильно предоставляя Украине гранты в размере $1,5 млрд в месяц, и администрация Байдена намерена продолжить эту поддержку в размере $14,5 млрд в 2023 году. Эта поддержка включена в запрос администрации на помощь Украине в размере $37 млрд на следующий год, который, надеемся, будет принят еще действующим Конгрессом прежнего созыва во время текущей сессии.

Если администрация не примет его до конца этого года, то рискует столкнуться с серьезной задержкой и препятствиями со стороны республиканцев, поддерживающих Дональда Трампа, которые вообще выступают против помощи Украине или хотят отсрочить ее, воздвигая бюрократические препятствия.

Европейская комиссия также решительно выступает в поддержку Украины и пытается сравняться с США по финансовой поддержке, но с помощью высоко субсидированных кредитов, а не грантов. Европейский парламент согласен с этим, но при этом ещё и Европейский совет, состоящий из 27 министров финансов, должен утвердить любую финансовую поддержку, и каждый из них имеет право вето. Правительство Германии неоднократно вызывало задержки в выделении ЕС средств Украине, жалуясь, что ЕС не должен увеличивать свою задолженность.

В результате этого препятствия ЕС выплатил всего 6 млрд евро из тех девяти, которые он обещал Украине в мае прошлого года. Европейская комиссия настаивает на принятии решения о выделении 18 млрд евро, чтобы соответствовать вкладу США в следующем году, и возлагает на это большие надежды. Если это так, Украина будет получать около трех миллиардов долларов в месяц от США и ЕС, но с обеих сторон что-то может пойти не так или затянуться, что повысит финансовые риски для Украины.

В украинской финансовой драме не хватает одного элемента — МВФ. После агрессии России против Украины в марте 2014 года, когда та аннексировала Крым, МВФ через несколько дней объявил, что выделит от $14 до $18 млрд на двухлетний пакет мер по спасению Украины. Когда стало известно о последствиях войны, в марте 2015 года МВФ принял четырехлетнюю программу. Но в то время у МВФ было другое руководство.

Нынешний директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева, напротив, не сделала того, что необходимо для обеспечения программы для Украины. После девяти месяцев российской агрессии против Украины МВФ выделил только $2,7 млрд экстренного финансирования. Чтобы избежать предложения какого-либо финансирования, в октябре был разработан новый инструмент мониторинга — Программный мониторинг с участием совета директоров (PMB). Он направлен на создание макроэкономической основы, что действительно важно. 23 ноября, через девять месяцев после начала этой войны, МВФ наконец объявил, что завершил эту ​​программу на уровне персонала после виртуальных обсуждений, но без какого-либо финансирования.

В телефонных разговорах Зеленский обращался к Георгиевой с просьбой о предоставлении помощи МВФ. Выступая на Международной конференции по восстановлению, реконструкции и модернизации Украины в Берлине 25 октября, Георгиева заявила, что «PMB поможет катализировать крайне необходимую поддержку со стороны доноров и проложит путь для финального перехода к полноценной программе МВФ». Но ни там, ни где-либо еще Георгиева не объяснила причины такого пренебрежения основной обязанностью МВФ — помощи стране-члену в условиях макроэкономического кризиса путем предоставления экстренного финансирования.

Эта пассивность МВФ примечательна еще и тем, что 12 октября министр финансов США Джанет Йеллен призвала «МВФ использовать предполагаемую программу мониторинга, чтобы заложить основу для создания полноценной программы для Украины в начале следующего года». Напротив, она выразила признательность Всемирному банку и Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР) за их поддержку Украины.

Между членами МВФ всегда есть политические соображения и сложности, но его Исполнительный совет неоднократно голосовал по предыдущим программам МВФ для Украины и выплатам ей. Россия была единственным членом, который голосовал против, в то время как Китай и Индия с радостью поддержали Украину.

Ни Георгиева, ни какой-либо другой высокопоставленный чиновник МВФ не приезжали в Украину с тех пор, как Россия начала эту войну, в то время как Анна Бьерде, вице-президент Всемирного банка, посетила Киев 16 ноября. Посещали столицу Украины и лидеры большинства стран ЕС. Всемирный банк, ЕБРР и Европейский инвестиционный банк играют важную роль в оказании помощи Украине.

Оружие имеет первостепенное значение на войне, но Украина нуждается и в существенной финансовой поддержке своих друзей. Соединенные Штаты и Европейская комиссия делают все возможное, но МВФ должен обеспечить нормальную программу макроэкономической стабилизации с надлежащим финансированием, чтобы правительство Украины продолжало функционировать, чтобы ее вооруженные силы могли продолжать сражаться.

Андерс Аслунд

Atlantic Council

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх