Война из-за Тайваня?

Могут ли США и Китай начать войну из-за Тайваня? Китай считает этот остров, расположенный в 145 км от его берегов, одной из своих провинций, и председатель Си Цзиньпин говорил об этом на недавнем ХХ-м съезде Коммунистической партии Китая (КПК). Хотя Си заявил, что предпочитает воссоединение мирными средствами, он поставил четкую цель и не исключил применение силы. Тем временем на Тайване доля населения, считающего себя исключительно тайваньцами, по-прежнему превышает долю тех, кто идентифицирует себя и как китайца, и как тайваньца.

США долгое время стараются убедить Тайвань не объявлять официально о своей независимости и одновременно удержать Китай от применения силы против этого острова. Но китайский военный потенциал увеличивается, а президент США Джо Байден уже четыре раза заявлял, что США готовы защищать Тайвань. Каждый раз Белый дом публиковал затем «разъяснения», в которых подчеркивалось, что американская политика «одного Китая» не изменилась.

Но Китай возражает, что недавние визиты высокопоставленных американских лиц на Тайвань превращают эту политику в пустой звук. Китай отреагировал на августовскую поездку на Тайвань спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси залпом ракет рядом с этим островом. Что же произойдет, если Кевин Маккарти станет спикером в новой Палате представителей, где республиканцы получили большинство, и реализует свою угрозу возглавить официальную делегацию на остров?

Когда в 1972 году президент США Ричард Никсон поехал в Китай и встретился с Мао Цзэдуном, у обеих стран имелся общий интерес — создать противовес Советам. Обе страны видели в СССР свою самую большую проблему. Однако сейчас Китай вступил в союз по расчету с Россией, потому что обе страны видят свою самую большую проблему в США.

Впрочем, Никсон и Мао не смогли договориться по тайваньскому вопросу, поэтому они согласовали такую формулу, которая помогла им отложить решение этой проблемы. США согласились с заявлением, что народы с обеих сторон Тайваньского пролива являются китайцами, и обещали признавать только «один Китай»: Китайскую Народную Республику на материке, а не Китайскую Республику на Тайване. Обе стороны выиграли время, положившись на «мудрость будущих поколений», как выразился преемник Мао, Дэн Сяопин. Ситуация напоминала басню о средневековом заключенном, который сумел отложить срок своей казни, пообещав научить королевскую лошадь говорить. «Кто знает, — сказал он, — король может умереть, лошадь может умереть, а может, лошадь заговорит».

Это выигранное время помогло Китаю и США получать выгоды на протяжении пяти десятилетий. После визита Никсона Америка выбрала стратегию взаимодействия с Китаем, надеясь, что расширение торговли и повышение темпов роста экономики увеличит размер среднего класса и приведет к либерализации. Сегодня такая цель может показаться излишне оптимистичной, но американская политика не была совершенно наивной. В качестве подстраховки президент Билл Клинтон в 1996 году подтвердил американский договор о безопасности с Японией, а его преемник Джордж Буш-младший улучшил отношения с Индией. Кроме того, в начале века наблюдались определенные признаки либерализации в Китае. Однако Си Цзиньпин ужесточил контроль КПК над гражданским обществом и регионами Синьцзян и Гонконг, а также сигнализировал об амбициях вернуть Тайвань.

Сегодня американские отношения с Китаем находятся на самом низком уровне за более чем 50 лет. Некоторые винят в этом бывшего президента Дональда Трампа. Однако исторически Трамп был больше похож на мальчика, подливавшего бензин в уже горящий огонь. А зажгло его китайское руководство своими меркантилистскими манипуляциями международной торговой системой, воровством и принудительным трансфером западной интеллектуальной собственности, милитаризацией искусственных островов в Южно-Китайском море. Реакция США на эти шаги была политически единой. Байден встретился с Си лицом к лицу лишь в конце своего второго года в должности — на недавнем саммите «Большой двадцатки» на Бали.

Задача Америки остается прежней: удерживать Китай от применения силы против острова и удерживать руководство Тайваня от объявления независимости де-юре. Некоторые аналитики называют такую политику «стратегической двойственностью», однако ее можно также назвать «двойным сдерживанием». За несколько месяцев до своего убийства бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ призвал США выступить с более четким обязательством защищать Тайвань. Но эксперты опасаются, что такое изменение в политике спровоцирует Китай, потому что исчезнет двойственность, позволяющая китайскому руководству успокаивать националистические настроения.

Насколько вероятен конфликт? Начальник военно-морских операций США предупреждает, что усиление военно-морской мощи Китая может подтолкнуть эту страну начать действовать быстрее из-за уверенности, что время не на ее стороне. Другие же полагают, что украинский провал президента России Владимира Путина заставил Китай быть более осторожным, и поэтому он будет ждать и начнет действовать только после 2030 года. Даже если Китай воздержится от полномасштабного вторжения и попытается просто принудить Тайвань с помощью блокады или захвата небольших соседних островов, ситуация может быстро измениться в случае столкновения кораблей или самолетов, особенно если появятся убитые. Если США отреагируют на это заморозкой китайских активов или применят положения закона «О торговле с враждебными государствами», тогда обе страны могут дойти до настоящей (а не метафорической) холодной войны — или даже горячей.

Без тайваньского вопроса американо-китайские отношения соответствуют модели, которую бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд называет «управляемым стратегическим соперничеством». Ни одна страна не создает угрозу для другой в той форме, в какой исходила угроза от гитлеровской Германии в 1930-х годах или от сталинского СССР в 1950-х. Ни одна из них не собирается захватывать другую — и не может. Но неспособность решить тайваньский вопрос может превратить этот конфликт в экзистенциальный.

США должны продолжать отговаривать Тайвань от официального объявления независимости, одновременно помогая ему превратиться в «дикобраза», которого трудно съесть. Кроме того, Америка должна работать с союзниками, усиливая военно-морское сдерживание в регионе. Но при этом она обязана избегать открыто провокационных действий и визитов, которые могут вынудить Китай ускорить реализацию планов вторжения. Как поняли много лет назад Никсон и Мао, стратегические и дипломатические договоренности, помогающие выиграть время, приносят большую пользу.

Джозеф Най

Project Syndicate

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх