Танец на всех свадьбах

Эрдоган обижает своих партнеров на западе и идет своим путем во внешней политике. Таким образом, поведение Турции может стать образцом подражания для других.

Саммит G20 на Бали полностью опирался на силу образов: сильные мира сего под пальмами и в тени статуй Будды, в больших группах и доверительных кругах. Однако самый странный момент саммита представили канцлер Олаф Шольц и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. После взрыва ракеты на польской земле действовали по инициативе президента США Джо Байден в кратчайшие сроки собрал глав государств и правительств, чтобы обсудить реакцию. Дело альянса было в воздухе, если выяснится, что ракета была выпущена Россией по территории НАТО. После встречи канцлер Шольц заявил, что партнеры по НАТО обсудили это — хотя Реджеп Тайип Эрдоган, президент страны со второй по численности армией НАТО, участия не принимал. Позже Эрдоган лаконично заявил, что не обязан посещать маловажные встречи.

До сих пор неясно, была ли это просто проблема со связью, недоразумение или преднамеренное действие. Сам факт того, что подобный инцидент, похоже, не удивил большинство наблюдателей и даже причастных к нему субъектов и не имел каких-либо значительных последствий, указывает на огромную проблему, с которой столкнулся трансатлантический оборонный альянс: союзные государства слишком подозрительно относились к ускользающему шатких кандидатов, «гибридным партнерам», являющимся с одной стороны союзниками, но поведение которых уже давно перестало восприниматься как соответствующее нормам альянса. Это явление затрагивает не только НАТО, а внутри НАТО не только Турцию. Проблема становится особенно ясной на ее примере.

Турция уже некоторое время беспокоит послов в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Это также связано с тем, что страна имеет особый статус в рамках альянса. С самого начала нападения России на Украину специализированные издания, военные и политики справедливо и регулярно упоминали о важности Турции как союзника. Юго-восточный фланг НАТО уходит вглубь геостратегически важного и латентно нестабильного региона Ближнего и Среднего Востока. При этом Турция выступает как причерноморская держава и как противовес России. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш и даже президент Украины Владимир Зеленский почти никогда не упускают возможности польстить Турции и ее президенту. И все же Турция, похоже, уже давно отошла на второй план среди членов альянса. Отсутствие консультационных бесед на Бали было бы лишь последним примером в длинной череде разногласий, кризисов и скандалов, характерных для отношений последних лет.

Отчуждение от НАТО достигло пика в 2017 году, когда Турция купила у России ракетный комплекс С-400 вопреки объявленной воле членов НАТО и особенно США. В ответ США задерживают поставки уже оплаченных истребителей F-35 обратно – беспрецедентная операция между союзниками. И все же не единичный случай: в начале этого года отказ Турции вызвал гнев ее европейских и заокеанских партнеров, когда после начала российской атаки на Украину президент не только высказался против участия в санкциях против России, но и активно искал пути обойти их. Тот факт, что Турция изначально выступала против вступления Швеции и Финляндии в НАТО и не ратифицировала его по сей день, несмотря на принципиальную договоренность, которая сейчас достигнута на уровне глав правительств, вызывает лишь всеобщие вздохи и хроническое раздражение в альянсе.

Общее разочарование в Турции заметно не только в НАТО.

Общее разочарование в Турции заметно не только в НАТО, но и во всех других западных альянсах и институтах. Пример ЕС: лидер партии СДПГ Ларс Клингбейл и канцлер Шольц недавно независимо друг от друга подчеркнули важность укрепления ЕС и придания ему большей геополитичности. Это также включает в себя стратегическое расширение ЕС. Оба называют Western Beam, Молдову, Украину и даже Грузию потенциальными членами ЕС. Турция, которая была кандидатом на вступление с 2004 года и давно связана с единым европейским рынком через таможенный союз, здесь даже не упоминается.

Турция поставила себя в такое положение, в частности, благодаря своему внешнеполитическому поведению. И все же это больше, чем результат преднамеренных или даже иррациональных действий. Взгляд на Турцию с необходимой аналитической дистанцией и без всеобъемлющих моральных концепций выявляет закономерность. Ведь максимальная гибкость политики альянса больше не ограничивается сферой военного сотрудничества, а тесно следует внешнеполитической повестке дня турецкого правительства.

Турция в последнее время хлопочет во всех возможных международных форумах, в альянсах, платформах, региональных организациях и прочих объединениях. Эрдоган произвел фурор в Самарканде в середине сентября 2022 года, когда вскользь заявил, что Турция хочет стать членом Шанхайской организации сотрудничества — ведь организации, которая прописала сдерживание сферы влияния НАТО в своем уставе. Чуть позже президент члена ОБСЕ Турции появился на саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. (CICA) в Астане, Казахстан. Этот список можно продолжить: Турция, которая является членом Совета Европы дольше, чем Германия, также является активным членом Организации экономического сотрудничества (OWZ), Организации исламского сотрудничества (OIZ) и Организации Объединенных Наций. Тюркские государства, если назвать лишь несколько примеров.

Наблюдателям и даже союзникам трудно уследить за этой мешаниной союзов с экономическими, военными и культурными претензиями. Турция, с другой стороны, очень хорошо знает, какой форум может быть ей полезен. Потому что ничто другое не должно быть целью. Разнообразие альянсов позволяет президенту Турции обслуживать себя по меню, в зависимости от текущих требований. Союзы заключаются или откладываются, укрепляются или ослабляются, подчеркиваются или скрываются в соответствии с собственными интересами. Пока Турция способна зарекомендовать себя как ценный член альянса, она может делать из этого политический капитал. Именно этим и занимается турецкое правительство, и многие государства смотрят на Анкару с восхищением.

Разнообразие альянсов позволяет турецкому президенту обслуживать себя по меню.

Поведение Турции является выражением изменившегося миропорядка, полюса которого становятся все более многочисленными и теряют четко очерченные контуры. Время глобального дуализма давно прошло, представление о мире без лидеров разбито реальностью. Глобальные и региональные силы формируют альянсы, ищут союзников и пытаются организовать мир в сферы влияния в соответствии со своими идеями. Неслучайно Турция, находящаяся на перекрестке Европы, России, Кавказа, Средней Азии, арабского мира и Африки, является желанной гостьей на различных свадьбах. Эрдоган умеет разыгрывать свои карты до предела, не обращая внимания на исторические союзы. В этом он идет дальше большинства, и все же можно с уверенностью предположить, что это больше, чем личная тактика.

Как ЕС и НАТО должны справиться с этим реалистичным ожиданием? Это помогает сосредоточиться на существенном мотиве ошибочного действия, а именно на внешнеполитических интересах. Трезвый взгляд поможет понять, какие красные линии не переступят даже неуверенные в себе кантонисты. В то время как призывы к морали и нормам регулярно остаются без внимания, в случае с Турцией должно быть ясно: членство в НАТО — не единственная внешнеполитическая гарантия, но она остается, безусловно, самой важной. В случае сомнения, это единственная надежная защитная стена от вечного евразийского соперника Анкары: России. То, что может показаться противоречивым в свете заигрываний Турции с Россией с начала войны на Украине, следует логике сближения и сдерживания с точки зрения Эрдогана. Его широконогий подход к России возможен только при защите НАТО. Соперничество с Россией привело как к членству в НАТО, так и к дружеским отношениям с Путиным, что смущает Европу.

Обратной стороной такого трезвого анализа интересов является понимание того, что даже в постэрдогановскую эпоху Турция вряд ли захочет складывать все яйца в одну политическую корзину. НАТО или ШОС, ЕС или OWZ: будущие различия, скорее всего, будут заключаться в разном весе, а не в эксклюзивном членстве. Политика и-и, изменчивая политика союзов и гибридных партнерств — явления, которые будут характеризовать эпоху поворотного момента.

По мере того, как значение альянсов возрастает, их внутренняя согласованность снижается.

Такие идеи могут быть далеки от идеальных для партнерских отношений, но они позволяют сформулировать осмысленную внешнюю политику. Потому что не имеет значения, будет ли это Турция при Эрдогане, США при Дональде Трампе, Италия при Джорджии Мелони или, может быть, скоро Франция под руководством Национального объединения: простой призыв к союзнической политической или даже основанной на ценностях солидарности теряет свою обязательность. сила. По мере того, как значение альянсов возрастает, их внутренняя согласованность снижается.

Честный анализ лежащей в основе динамики и интересов еще не является ответом, но он может заполнить этот пробел, претворившись в политические предложения. Впереди решающие месяцы для Турции. Парламентские и президентские выборы состоятся не позднее июня следующего года. Во времена экономических и валютных кризисов шансы оппозиции положить конец правлению Эрдогана через 20 лет выше, чем когда-либо.

Теперь Европа должна подготовиться к тому, чтобы сделать предложение, которое предлагает Турции подлинную европейскую перспективу, помимо бессрочного статуса кандидата в члены ЕС. Для этого недостаточно членства в Европейском политическом сообществе (ЕРС), которое воспринимается как «вторая лига ЕС». Только в том случае, если европейское предложение будет минимально отвечать интересам Турции, она рассмотрит вопрос о пересмотре своей приверженности альянсу. Эта перспектива, которая не вызывает большого энтузиазма, тем не менее, была бы постепенным внешнеполитическим успехом, который мог бы показать, как конструктивно можно вести дела с гибридными партнерами.

Автор: Хенрик Мейервозглавляет турецкий офис FES в Стамбуле. Ранее он был главой тунисского офиса.

Источник: IPG-Journal, Германия

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх