«Ферштееров» становится меньше. Немецкие социал-демократы показывают свою адаптивность.

Нельзя сказать, что если существовали связи немецких социал-демократов с российскими политиками, то аксиомой в них была коррупция. Это не так. Но можно сказать, что у социал-демократов более широкая ценностная идеологическая база возможностей взаимодействия с российскими финансовыми ресурсами. В частности, СДПГ более открыта к контактам на разного рода уровнях – экспертов, политиков, общественных структур, научного сообщества, молодежных групп и др. Если сравнивать с другой первой политической силой страны – христианскими демократами (ХДС-ХСС), и, например, свободными демократами (Св.ДП), и «зелеными» с различными названиями, то открытость СДПГ к контактам идет от ее уставного либерализма, от ее уставного положения о приоритете «качества жизни» над «целями». Движение «зеленых» тоже уделяет этому внимание, но у них просто нет такого объема контактов, поскольку их политическая история не так глубока, как у коллег.

Важную роль играет и немецкая общенациональная черта сохранять и бережно относиться к наработанным ресурсам и опираться на них в продвижении вперед. Им отдают приоритет перед расширением. Ресурсов в связях, отношениях, партнерстве.

Именно поэтому только сейчас во внутрипартийной дискуссии у социал-демократов встал вопрос о пересмотре взгляда на Украину через призму экономических интересов с Россией. А это, как раз, и было аксиомой всегда в постсоветской политике Германии.  И здесь срабатывала не только простая разница ресурсного потенциала. 

Один раз в истории Германии был период, когда после появления на карте Европы независимой Украины, отдавая должное ее фантастически выгодному географическому расположению и стартовому потенциалу в экономике, квалификации человеческих ресурсов и технологиях, западный альянс стран в своей стратегии поставил на Украину, как на партнера на восточном фланге НАТО и ЕС. Исходя из этого с ней стали развивать отношения и видели ее вскоре в своих членах. Но это не разглядела тогдашняя украинская политическая элита и сама поставила себя на вторую роль  в отношениях с Европой, по с равнению с Россией.

Потом Украина бездарно отдала свой ядерный потенциал. Социал-демократы об этом не просто говорили. Бывший министр по особым поручениям и экономики Германии Эгон Бар прямо заявлял об ошибочности такого безоплатного для Запада и России украинского ядерного стриптиза.

Но самое главное – Украина не делала шагов навстречу западному (от имени которого с ней говорила Германия) желанию партнерства с ней. Ее президенты Кравчук и Кучма были озабочены другим. Первый – переживаниями эйфории от получения страной независимости. А второй – построением коррупционной олигархической вертикали в собственных интересах. Запад в этом им не был нужен, и они просмотрели историческую возможность для страны обеспечить ее безопасное будущее. 

И вскоре там, где принимали и куда приглашали Украину, стали принимать и приглашать Турцию, которая вскоре и заняла с удовольствием и комфортом украинское место в НАТО. Графа фон-Бассевица (!) – эту потомственную немецкую дипломатическую глыбу, назначенного первым послом, в качестве оценки возможностей Украины после ее возникновения, сменил Александр Арно – технический карьерный дипломат с совершенно другого уровня задачами.

Поэтому сетовать на то, что Украину стали рассматривать в Германии через очки взаимодействия с Россией, ей нужно только самой на себя. А немецкий характер рационально закрепил этот подход, поменять который смогла только нынешняя российская война против Украины.

И Германия его меняет. Помимо иррационального поведения России, существенным фактором является смена поколений в немецком политикуме, и, в частности, у немецких социал-демократов. Пришедшая молодежь, в частности, молодые депутаты немецкого Бундестага от СДПГ, не отягощены никакими российскими образами и российскими связями, особенно с ее бизнес-кругами, чем страдало прежнее поколение СДПГ. 

Условно можно сказать, что наиболее адекватные по отношению к новым реалиям взгляды сосредоточены вокруг сопредседателя партии Ларса Клингбайля, который очень решительно призвал недавно признать, что это было ошибкой – выстраивать отношения с Россией в энергетической ресурсной сфере до глубины зависимости и уязвимости. Он также подчеркивает важность и правильность предоставления Украине статуса кандидата в ЕС и говорит, что политика Германии в «восточном» направлении должна быть полностью пересмотрена. 

И влияние пересмотра было очевидно уже во время последнего недавнего визита федерального президента социал-демократа Ф.-В. Штайнмайера, можно сказать – совершенно нового Штайнмайера, который заявил в Киеве между двумя сиренами воздушных тревог, что переговоры и мир на основе российских предложений – это путь к новой войне, а не к окончательному решению проблемы.   

Важным «ферштеером»- «понимателем» Путина стало меньше в Германии и Европе. И процесс продолжается.

Dr.Alex Wegin, Heidelberg

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх