Благородная награда за «популярное заблуждение»

Трудно понять, как шведская академия могла принять решение уважать теорию, неспособную предвидеть Великий финансовый кризис.

Премия Sveriges Riksbank в области экономических наук в память об Альфреде Нобеле в этом году присуждается Бену Бернанке, Дугласу Даймонду и Филипу Дибвигу. По мнению Шведской королевской академии наук, лауреаты «значительно улучшили наше понимание роли банков в экономике».

Но какова роль банков в экономике? Академия описывает это так: «Чтобы понять, почему банковский кризис может иметь такие огромные последствия для общества, нам нужно знать, что на самом деле делают банки: они получают деньги от людей, делающих вклады, и направляют их заемщикам». Согласно этой точке зрения, банки, таким образом, являются чистыми посредниками или торговцами сбережениями между сберегающими домохозяйствами и компаниями-инвесторами. Этот взгляд сегодня широко распространен в экономической науке, но долгое время существовала совершенно иная теория функционирования банков.

«Создание денег на практике отличается от некоторых распространенных заблуждений — банки не действуют просто как посредники, выдавая вклады, которые вкладчики размещают у них».

Это было сформулировано, в частности, Йозефом Шумпетером. В своей «Теории экономического развития» (опубликованной на немецком языке в 1911 г.) Шумпетер писал: «Банкир, таким образом, является в первую очередь не столько посредником в «покупательной способности» товара, сколько производителем этого товара».

В этом ключе в 2014 году Банк Англии подтвердил: «Создание денег на практике отличается от некоторых распространенных заблуждений — банки не действуют просто как посредники, ссужая депозиты, которые вкладчики размещают у них». Три года спустя  Deutsche Bundesbank аналогичным образом говорил о «популярном заблуждении, что банки действуют просто как посредники во время кредитования, т. е. что банки могут предоставлять кредиты только за счет средств, ранее размещенных у них в качестве вкладов других клиентов».

Удивительно, но академия не рассмотрела эту альтернативную точку зрения в своем пояснительном документе. Вместо этого он даже представляет Шумпетера как представителя теории посредничества.

«Производители покупательной способности»

Чтобы понять обе теории, необходимо взглянуть на конструкцию лежащих в их основе моделей. Теория посредничества (или ссудных фондов) представляет собой чисто товарную теорию или «реальный анализ», как выразился Шумпетер в своей «Истории экономического анализа». В этой модели есть только один универсальный актив, который можно использовать взаимозаменяемо как потребительский товар, инвестиционный товар или «капитал». Центральными являются потребительские решения домохозяйств, потреблять или сохранять актив. Домохозяйства направляют непотребленные или сбереженные активы («капитал») напрямую или через банки инвесторам, которые затем инвестируют их. В результате инвестиций становится доступным большее количество единичного товара.

Из предположений модели следует, что банки не в состоянии сами производить этот товар. Поэтому их роль ограничивается содействием их передаче между вкладчиками и инвесторами. Из-за двойственной природы актива, как реального актива и как «капитала» или сбережений, реальная экономическая сфера, таким образом, идентична финансовой сфере. Нет места деньгам как независимому активу или финансовым решениям, отличным от решения о потреблении и инвестировании. Принимая во внимание эти предположения, представляется амбициозным получить представление о функционировании банков и финансовой системы на основе модели, в которой деньги или другие финансовые активы не играют независимой роли.

Решающим для этих моделей является то, что банкам не нужны «сбережения» или депозиты для кредитования. Скорее наоборот: когда банк дает кредит, создаются депозиты.

Монетарные подходы, или то, что Шумпетер назвал «монетарным анализом», признают, что реальные активы (потребительские и инвестиционные товары) отличаются от денежных активов (банковские депозиты и облигации), как, например, в модели «IS/LM». Помимо решений о потреблении и инвестициях, существуют независимые финансовые решения: кредитование центральными банками и коммерческими банками и покупка облигаций небанковскими организациями.

Решающим для этих моделей является то, что банкам не нужны «сбережения» или депозиты для кредитования. Скорее наоборот: когда банк дает кредит, создаются депозиты. Таким образом, банки — в точности как описано Шумпетером — «производители покупательной способности».

Конечно, кредитование отдельного банка означает, что создаваемые им депозиты используются для переводов в другие банки. Однако для банковской системы в целом депозиты остаются неизменными. Депозитные потери банка-кредитора компенсируются межбанковскими кредитами или кредитами рефинансирования от центрального банка.

Тот факт, что этот процесс может быть нарушен во время кризисов, как описано Анат Адмати и Мартином Хеллвигом, принципиально не ставит его под сомнение и не оправдывает справедливости теории посредничества. Это также относится к их аргументу о том, что снятие наличных может ограничить кредитную экспансию банков. Поскольку центральные банки контролируют кредитную экспансию коммерческих банков с помощью своих директивных ставок, они готовы пассивно предоставить количество денег центрального банка (включая наличные), которое требуется банковской системе.

Нет «настоящего анализа»

Для анализа банковских кризисов различие между двумя модельными подходами имеет решающее значение. Основной причиной банковских кризисов обычно является чрезмерное кредитование банками, что приводит к перегреву, особенно в сфере недвижимости. Последующий коллапс на этом рынке приводит к невозврату кредитов и неплатежеспособности банков. Однако модель посредничества не может объяснить такую инфляцию объема кредита. Сбережения домохозяйств, являющиеся единственным источником кредита в этой модели, являются очень инертной переменной.

Это отличается от денежной модели, где банки могут генерировать чрезмерную кредитную экспансию в течение длительного периода. Когда цены на недвижимость растут, залог по кредиту увеличивается. Доход от кредитования приносит прибыль банкам и увеличивает их капитал. Динамику этих процессов можно наблюдать в Испании, Греции и Ирландии до финансового кризиса, где банковское кредитование выросло на 450-500%.

Характерной чертой литературы по посредничеству является то, что, как и в работах Бернанке — бывшего председателя Федеральной резервной системы США, — она может объяснить фазы кризиса, но не процессы, которые к ним привели. Это касается и работы Даймонда и Дыбвига, которые представляют банки как некую страховую компанию. Они определяют риски этого договора страхования, но не в состоянии справиться с опасностями чрезмерного кредитования.

С точки зрения экономической политики имеет принципиальное значение, являются ли банки просто посредниками сберегательных или страховых компаний или же они являются производителями покупательной способности.

Здесь можно узнать больше у Шумпетера. В Business Cycles (опубликованном в 1939 г.) он четко обозначил эти проблемы, связанные с возможностью банков создавать кредит:

Как только процветание наступит, домохозяйства будут брать взаймы для целей потребления, ожидая, что фактические доходы навсегда останутся такими же, как они есть, или что они все еще будут увеличиваться; бизнес будет брать взаймы только для того, чтобы расширить старые линии, в ожидании того, что этот спрос сохранится или еще возрастет; фермы будут покупаться по ценам, по которым они могли бы платить только в том случае, если бы цены на сельскохозяйственные продукты оставались на прежнем уровне или повышались.

Трудно понять, как шведская академия могла принять решение отдать должное теории, которая — из-за своего «реального анализа» — непригодна для реального представления денежных процессов. С точки зрения экономической политики имеет принципиальное значение, являются ли банки просто посредниками сберегательных или страховых компаний или же они являются производителями покупательной способности. «Реальный анализ» был важным фактором неспособности экономистов вовремя предвидеть Великий финансовый кризис.

После этого болезненного опыта превозносить Нобелевской премией по экономике посреднический подход к банковскому делу сродни посмертному предложению Птолемею премии по физике за то, что он открыл, что Солнце вращается вокруг Земли.

Автор: Петер Бофингерпрофессор экономики Вюрцбургского университета и бывший член Немецкого совета экономических экспертов.

Источник: Social Europe

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх