Пение сирен политики умиротворения

Войны легче начинать, чем заканчивать, а их финал редко соответствует заранее написанному сценарию. Чистая победа с нулевой суммой — это редкий вариант, если вы — агрессор

Тем не менее, поскольку конца и края российско-украинской войне не видно, на Западе всё громче звучат призывы открыть для президента России Владимира Путина «спасающий лицо выход» из этого конфликта. Большинство подобных аргументов начинаются с ошибочного предположения, что у Путина имелась убедительная причина начать эту войну, которая может оправдать заключение мира, в очередной раз нарушающего суверенитет Украины.

Якобы саммит НАТО 2008 года в Бухаресте вызвал у Путина ярость, поскольку там Грузии и Украине было дано обещание со временем предоставить членство в этом альянсе. И не важно, что не было выдвинуто никакого конкретного плана действий по вступлению в НАТО ни для одной из этих двух стран, поскольку эта идея не получила поддержки Германии и Франции.

Это «нерешение» НАТО стало для Путина сигналом, что он должен сделать всё возможное, чтобы выполнение обещания стало невозможным, а сопротивление Франции и Германии открыло ему шанс вбить клин между членами альянса. И он им воспользовался, начав войну против Грузии в 2008 году и оккупировав территорию, которая до сих пор остаётся под российским контролем. К большому сожалению для всего мира, этот гамбит сработал: большинство членов НАТО решительно отступили от политической поддержки процесса вступления Грузии и Украины.

Сегодня мир, наверное, был бы совсем иным, если бы Бухарестский саммит действительно направил Грузию и Украину на путь вступления в НАТО. Запад ответил бы на вторжение в Грузию не просто декларациями, а Украина, скорее всего, избежала бы нынешнего кровопролития.

Но ничего этого не случилось. В 2008—2009 годах грузинские официальные лица предупреждали, что безнаказанность России за вторжение и территориальные захваты приведёт к новым актам агрессии — против Украины и других стран. Но эти предупреждения игнорировались как параноидальные или вызванные исключительно желанием обеспечить собственное политическое выживание после катастрофической войны. Будучи послом Грузии в Евросоюзе в период с 2005 по 2013 годы, я регулярно выслушивала утверждения ведущих европейских политиков, что Россия никогда не посмеет аннексировать Крым или напасть на Украину.

Евросоюз не просто игнорировал наши мольбы о введении санкций и пересмотре его энергетической стратегии с опорой на Россию. Некоторые европейские чиновники даже начали оправдывать Россию. Когда ЕС создал Независимую международную миссию по выяснению фактов о конфликте в Грузии, Россия своими манипуляциями сумела повлиять на итоговый доклад — так, чтобы он отвечал её интересам. А затем к власти пришла администрация президента США Барака Обамы, который начал злополучную «перезагрузку» отношений с Россией, направив недвусмысленный сигнал, что Путин не будет привлечён к сколь-либо значимой ответственности за развязывание войны с целью раздела Грузии.

В 2012 году президент Грузии Михаил Саакашвили, которого Путин часто называл своим личным врагом, проиграл на выборах. Некоторые на Западе восприняли его поражение как сигнал, что нормализацию отношений с Россией следует активизировать.

Никто, похоже, не заметил в то время, что прозападное правительство Саакашвили сменила дружественная России олигархия, которая с тех пор тормозит прогресс Грузии на пути к демократии и интеграции с Западом. На протяжении последнего десятилетия грузинское правительство ставило палки в колёса проектам, имеющим большое стратегическое значение для НАТО в черноморском регионе (например, строительство глубоководного морского порта Анаклия), одновременно демонстрируя вялую поддержку Украины в её борьбе за выживание.

Аналогичным образом решение Германии, несмотря ни на что, строить газопровод «Северный поток-2» (и после путинского вторжения в Грузию, и после его незаконной аннексии Крыма) сегодня особо выделяется как абсолютно безответственная стратегическая ошибка (хотя, конечно, не единственная). Все эти ошибки помогали завести нас туда, где мы сегодня оказались. Как недавно предостерёг президент США Джо Байден, со времён Карибского кризиса, случившегося ровно 60 лет назад, перспектива ядерного «Армагеддона» не выглядела такой серьёзной, как сегодня.

Сейчас Запад обдумывает варианты, которые позволили бы избежать Третьей мировой войны, но ему нельзя повторять ошибки, совершённые в 2008 году, когда он не сделал практически ничего в ответ на агрессивную войну Путина против Грузии. Объявив об аннексии значительной части украинской территории по итогам фейковых референдумов и утверждая, что Украина — это выдуманная страна, Путин не делает секрета из своих истинных намерений. Но, по мнению тех, кто призывает к мирным переговорам, Путина можно «примирить» с продолжением существования некоего огрызка украинского государства, если в результате он сможет сохранить за собой незаконно аннексированные территории, а НАТО даст обязательство никогда не принимать в свои ряды Украину.

Подобные аргументы — это музыка для путинских ушей. Он делает ставку на то, что холодная зима, высокие цены на энергоносители и усталость от войны ослабят единство Запада и придадут непреодолимую силу сиренам, воспевающим политику умиротворения. Чем меньше шансы на достаточно быструю военную победу (любой из сторон), тем сильнее будет желание западных дипломатов вмешаться и начать подталкивать Украину к переговорам и урегулированию.

Однако Грузинская война 2008 года и аннексия Крыма в 2014 году стали доказательством, что политика умиротворения порождает лишь новую агрессию. Для Запада единственный способ добиться мира — сохранять единство и поддерживать Украину (военным, экономическим и дипломатическим образом) до тех пор, пока она не вернёт всю свою территорию.

Это означает, что нельзя поддаваться на ядерные угрозы Путина (имеющие привкус отчаяния) и нельзя идти ни на какие краткосрочные сделки, которые помогли бы ему создать иллюзию победы. Россия, подобно не до конца вылеченной раковой опухоли, просто перегруппируется и нанесёт ещё более агрессивный ответный удар в случае, если Путина удастся «умиротворить».

Украина уже заплатила немыслимую цену за свою свободу — и за дело свободы во всём мире. Наименьшее, что должен сделать Запад, это дать Украине шанс добиться настоящего, долгосрочного мира. И начать следует с отказа от предательства Украины в пользу тех, кто отрицает само её право на существование.

Саломе Самадашвили

Project Syndicate

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх