Операция по втягиванию Беларуси в войну — DW

Роль и статус РБ в войне России против Украины изменились, считает политолог Павел Усов.

Скрытая подготовка

Путин рассматривает Беларусь как свой важнейший ресурс в войне против Украины. После проведения «референдумов» процесс по втягиванию Беларуси в противостояние усилился и видится уже предрешенным.

Вместе с тем, исходя из того, что население республики крайне негативно относится к любым формам активного участия белоруской армии на украинском фронте, режим Лукашенко не может решить этот вопрос открыто и быстро.

Непопулярные и неприемлемые для белорусов меры (мобилизация, закрытие границ и т.д.) в этом направлении могут вызвать непредвиденные реакции: панику и массовые выезды за белорусов границу, нельзя исключать и сопротивление.

В связи с этим власти начали действовать в двух направлениях. Первое — скрытая подготовка и мобилизация военно-политических ресурсов для противостояния неким внешним угрозам, непосредственно не связанным с войной против Украины. Второе — обработка общественного сознания через ограниченное информирование, т.е. приучение граждан к новой реальности. 

Информационная обработка сейчас имеет важное значение. Во-первых, смягчает эффект от возможного шока в момент вступления в войну. Так как политическая власть и пропаганда активно проводит нарратив «мы уже в войне». Во-вторых, дезинформирует общество, утомляет противоречивыми сигналами, после чего население перестает быть восприимчивым к новой информации. В третьих, постепенно вводит население в новую реальность или новую реальность в сознание населения. И в тот момент, когда положение дел становится очевидным для большинства (например общая мобилизация или вступление в войну), сопротивляться этому или реагировать уже невозможно.  

Какую политику проводят госорганы

Именно с процессом «информационного наслаивания», зашумления и манипуляций, возможно, были связаны громкие и противоречивые заявления о «контртеррористической операции». Первоначально Владимир Макей заявил о том, что в стране был введен режим контртеррористической операции, что вызвало шквальную реакцию в СМИ и соцсетях. После чего последовала неубедительная попытка скорректировать послание: «Есть поручение президента, которое было озвучено, в том числе публично, провести мероприятия контртеррористического характера». 

Дальше заявление сделал КГБ — о том, что «на территории Республики Беларусь контртеррористическая операция не проводилась и в настоящее время не проводится». Одновременно с этим появлились слова Лукашенко, что «режим повышенной террористической опасности» в стране введен.

В итоге совершенно непонятно, какую политику проводят государственные органы, какова их цель и какими документами они регулируются и определяются. Противоречивые утверждения также демонстрируют отсутствие внутренней координации между различными структурами и понимания того, какие решения принимаются. Последнее связано с тем, что политику в этом направлении определяет уже не Лукашенко и не государственные органы Беларуси, а Москва, в свою очередь, правящая верхушка имеет ограниченный доступ к информации и принимаемым решениям.

Перевести страны на военно-мобилизационные рельсы
Очевидно одно: режим Лукашенко пытается перевести страну и общество на военно-мобилизационные рельсы и делает это поступательно:

  1. Есть некое поручение Лукашенко о реализации «мер контртеррористического характера». Об их целях и задачах никто не знает;
  2. В стране разворачивается российская группировка в рамках объединенной региональной группировки войск (РВГ) Союзного государства. До сих пор не ясна ни структура, ни численный состав РГВ (по последним заявлениям Лукашенко группировка будет составлять порядка 70 тыс., человек).
  3. Военная и политическая администрация Беларуси отправлена в рабочие коллективы для информационной обработки и обеспечения информационной поддержки действий военного характера;
  4. Лукашенко поручил провести проверку военного резерва, что воспринимается как скрытая мобилизация и морально-психологическая подготовка к ней;
  5. Украине выставлена нота с обвинениями в проведении действий враждебного характера против Беларуси;
  6. Официальная пропаганда активно пододвигает агрессивную пророссийскую военную риторику и истерию в Беларуси, а также открыто обвиняет (вслед за Лукашенко) НАТО в подготовке чуть ли не вторжения в Беларусь;
  7. КГБ получает право вводить ограничения на выезд из страны для физических лиц. В свою очередь Лукашенко переводит КГБ в свое подчинение, пытаясь установить прямой контроль над ключевыми силовыми ведомствами;
  8. Делегация Лукашенко поддерживает Россию в вопросе голосования по резолюции против аннексии территорий Украины в ООН;
  9. Власти пытаются перехватить любые действия, связанные с возможными реакциями оппозиции на военно-мобилизационные мероприятия в стране.

Все эти процессы указывают на изменение состояния государства. Совершенно очевидно, что никаких внутренних угроз, которые бы требовали мобилизационных действий со стороны политического режима, нет. Эта политика определяется лишь тем, что роль и статус Беларуси в российской войне с Украиной изменились. Подготовка к ведению или проведение мер контртеррористического характера еще более ухудшают положение в стране, так как предусматривают целый ряд ограничений и допускают еще больший произвол силовых структур по отношению к белорусским гражданам, а также усиливают военно-политическое присутствие России в Беларуси.

Автор: Павел Усов, глава варшавского Центра политического анализа

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх