Существует ли еще Организация Объединенных Наций?

ООН как организация коллективной безопасности потерпела неудачу — с таким же влиянием на войну и мир, как и любой другой человек на этой планете.

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций завершила свою ежегодную сессию всего неделю назад в Нью-Йорке. Было больше глав государств и правительств, чем когда-либо прежде. Все выступили с речью (для большинства делегаций ограничено 15 минутами). Всю неделю движение в Нью-Йорке было интенсивным, так как делегаты курсировали между отелями и ресторанами.

Итак, ООН кажется вполне живой. Но в отношении самой большой проблемы на планете, войны, которая идет уже восьмой месяц между двумя странами с общим населением в 200 миллионов человек, одна из которых обладает самым большим арсеналом ядерного оружия и угрожает его применить, ООН остается сторонним наблюдателем.

Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша редко кто слышал. По самому важному вопросу, ради которого была создана Лига Наций, а затем и Организация Объединенных Наций, — по поддержанию мира во всем мире, — ему нечего сказать, кроме банальностей. В конце конфликта ему удалось совершить одну поездку в Киев и одну в Москву. Это все.

Формально мир доверил Гутерришу задачу сохранения мира — или, по крайней мере, попытку сохранить мир.

Многие утверждают, что великие державы мешают генеральному секретарю и секретариату. Пять постоянных членов Совета Безопасности могут наложить вето на любое решение, которое им не нравится. Это верно. Но генеральный секретарь обладает полномочиями. У него есть моральный авторитет, если он решит им воспользоваться.

Независимо от великих держав, он может попытаться свести враждующие стороны за стол переговоров. Он может устроиться в Женеве, указать дату, когда он хочет, чтобы «заинтересованные стороны» прислали своих делегатов, и ждать. Если кто-то не появится или проигнорирует его, по крайней мере, мы будем знать, кто хочет продолжать войну, а кто нет. Он единственный в мире негосударственный деятель, обладающий таким моральным авторитетом. Формально мир доверил ему задачу сохранения мира — или, по крайней мере, попытку сохранить мир. Кажется, он потерпел единственную неудачу.

Невыполнение своей основной обязанности

Впрочем, это вина не только Гутерриша. Истоки недавнего упадка ООН восходят к концу холодной войны на 30 лет. Три фактора сделали нынешнюю ООН хуже, чем даже прекратившая свое существование Лига Наций.

Первая состоит в том, что после окончания холодной войны США, оказавшись в положении сверхдержавы, не захотели подчиняться каким-то ненужным глобальным правилам. Никаких новых региональных — а тем более глобальных — организаций создано не было, за исключением весьма несущественного Европейского банка реконструкции и развития. Это контрастирует с тем, что произошло после первой и второй мировых войн, например, с основанием Лиги Наций и ООН соответственно.

Более того, открыто нарушались правила ООН. После окончания холодной войны США и их союзники без санкции ООН напали на пять стран на четырех континентах: Панаму, Сербию, Афганистан, Ирак (вторая война) и Ливию. (Для Ливии существовала резолюция Совета Безопасности ООН, но ее мандат по защите гражданского населения был превышен в связи со свержением режима.) Франция и Великобритания, также обладающие правом вето в Совете Безопасности, участвовали в большинстве этих нарушений Устав ООН, даже если бы Франция отказалась начать войну против Ирака. А Россия напала на Грузию и Украину (на последнюю дважды).

В отличие от Дага Хаммаршельда, который погиб, пытаясь выступить посредником в конфликте в Конго в 1961 году, недавние генеральные секретари, кажется, вообразили, что их долг состоит в основном в том, чтобы переходить с одной коктейльной вечеринки на другую.

Таким образом, эти четыре постоянных члена восемь раз нарушали устав. Из постоянных членов этого не сделал только Китай. ООН как организация коллективной безопасности, основной обязанностью которой является защита территориальной целостности своих членов, не справилась с этой ролью — просто из-за того, что ее игнорируют самые могущественные государства.

Эти государства должны быть единодушны в выборе генерального секретаря, учитывая их индивидуальное право вето на рекомендацию Совета Безопасности Генеральной Ассамблее на этот счет. Они вступили в сговор, выбирая на эту должность все более марионеточные фигуры. Бутрос Бутрос-Гали так и не был переизбран на второй срок. Кофи Аннан, Пан Ги Мун, а теперь и Гутерриш были гораздо более податливыми: они просто уходили в самоволку, когда на кону стояли вопросы войны и мира.

Возможно, ничто лучше не иллюстрирует — хотя и нелепо — тип человека, пришедшего на пост генерального секретаря, чем инцидент в Ираке в 2007 году, когда бомба взорвалась рядом с местом, где Пан Ги Мун и иракский премьер-министр Нури аль -Малики, проводили пресс-конференцию. Пока Малики не обращал внимания на звук взрыва, Пан Ги Мун чуть не спрятался под кафедрой и быстро побежал к выходу.

В отличие от Дага Хаммаршельда, который погиб, пытаясь выступить посредником в конфликте в Конго в 1961 году, недавние генеральные секретари, кажется, вообразили, что их долг состоит в основном в том, чтобы переходить с одной коктейльной вечеринки на другую. Они не осознают, что баллотируясь на такой пост, где присутствие в зонах боевых действий необходимо, они также шли на связанные с этим риски.

Борьба за финансирование

Вторая причина упадка ООН и международной организации — идеологическая. Согласно идеологиям неолиберализма и «конца истории», которые так сильно доминировали в 1990-х годах и первом десятилетии 21-го века, обеспечение мира и безопасности во всем мире больше не было самой насущной задачей ООН. С помощью распространения неправительственных организаций (и лжеНПО) новые идеологи расширили миссию ООН на многие второстепенные вопросы, которыми она никогда не должна была заниматься, а должна была быть оставлена другим правительственным и неправительственным органам.

Многие из этих новых мандатов совершенно бессмысленны. Меня попросили дать совет по Цели устойчивого развития номер десять, сокращению неравенства. Я этого не сделал. Я думал, что это не имеет смысла, его невозможно отследить и что оно состоит из благочестивых пожеланий, многие из которых противоречат друг другу — в чем   может легко убедиться любой читатель десяти целей по неравенству.

Третья, связанная с этим причина – финансовая. По мере того, как мандат ООН, Всемирного банка и других международных организаций был расширен и включал в себя практически все, что только можно вообразить, стало очевидно, что ресурсов, предоставляемых правительствами, недостаточно. Здесь НПО встретились с миллиардерами и донорами из частного сектора. В результате ряда действий, немыслимых при создании ООН, частные интересы просто проникли в организации, созданные государствами, и начали диктовать новую повестку дня.

Зависимость межгосударственной организации от прихотей и фантазий миллиардеров — это то же самое, что отдать государственное образование на аутсорсинг спискам Fortune 500 самых богатых корпораций США.

Я видел это воочию в исследовательском отделе Всемирного банка, когда Фонд Гейтса и другие доноры вдруг начали определять приоритеты и реализовывать их. Возможно, их цели как таковые были достойны похвалы, но они должны были заняться их реализацией самостоятельно. Зависимость межгосударственной организации от прихотей и фантазий миллиардеров — это то же самое, что отдать государственное образование на аутсорсинг спискам Fortune 500 самых богатых корпораций США.

Это имело еще один негативный эффект. Исследователи или экономисты по странам в таких учреждениях, как Всемирный банк, тратили большую часть своего времени на поиски частных доноров. Умение собирать средства дало им влиятельную базу в учреждении. Таким образом, вместо того, чтобы быть хорошими исследователями или хорошими экономистами страны, они стали управляющими фондами, которые затем нанимали внешних исследователей для выполнения своей основной работы. Существовавшие институциональные знания были рассеяны. Единственная международная организация, насколько мне известно, не поддавшаяся этой внутренне разрушительной тенденции, — это Международный валютный фонд.

Так пришла в упадок вся система ООН, и мы оказались в положении, когда глава единственной когда-либо созданной человечеством международной организации, роль которой — сохранение мира во всем мире, стал зрителем — с таким же влиянием на вопросы войны и мир, как любой другой из 7,7 миллиардов жителей нашей планеты.

Автор: Бранко Милановичприглашенный профессор Городского университета Нью-Йорка. До этого он был, среди прочего, старшим экономистом исследовательского отдела Всемирного банка. За свою книгу « Глобальное неравенство. Новый подход в эпоху глобализации он получил премию Ганса-Маттефера, присуждаемую Фондом Фридриха-Эберта. Совсем недавно он опубликовал книгу «Капитализм в одиночку: будущее системы, которая правит миром».

Источник: Social Europe, ЕС

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх