FT: Ядерная дипломатия с Россией может предотвратить угрозу Армагеддона

Экс-заместитель Генерального секретаря НАТО уверена, что дипломатические усилия могут уменьшить градус ядерной угрозы.

В начале этого года в главном воскресном выпуске новостей в России показывали кадры, на которых Лондон растворился в море радиоактивного пламени. Хорошо известные телеведущие одного из государственных телеканалов дополняли симуляцию ядерного удара веселыми комментариями. Они радостно хвалили российскую способность мгновенно уничтожить столицу Великобритании.

Но они последовали примеру Владимира Путина, который в феврале устроил вторжение в Украину, предостерегая, что любое государство, которое отправит свои войска на войну против России, «столкнется с ужасными последствиями». Он не сказал откровенно, о каких последствиях идет речь, но подтекст был понятен. Если Запад напрямую вмешается в войну, продолжающуюся в Украине, Россия применит свой ядерный арсенал. Об этом в статье для Financial Times пишет бывший заместитель Генерального секретаря НАТО Роуз Геттемюллер.

С того времени Путин неоднократно повторял эти угрозы. В последний раз он сделал это на прошлой неделе, когда объявлял об аннексии части украинской территории после проведения фальшивых «референдумов». Он с повседневной легкостью заметил, что США создали прецедент ядерной атаки в 1945 году, когда сбросили бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Американский президент Джо Байден предупредил, что риск ядерного «Армагеддона» сейчас самый высокий со времен Карибского кризиса, которому в этом месяце исполнится 60 лет.

Какой будет ядерная атака? Все предположения опираются на сценарий об «эскалации ради деэскалации». Утрачивая позиции на своих «новых территориях» на востоке и юге Украины, Россия применит одну единицу тактического ядерного оружия против военного объекта. Другой вариант – Москва может устроить демонстративный взрыв над Черным морем. Однако цель в любом случае будет одинаковой: террором заставить Киев и его западных партнеров капитулировать. Как только они будут вынуждены сесть за стол переговоров, Россия пойдет на деэскалацию и выставит условия ее власти над территориями Украины.

Все это подтолкнет всех к ядерному кризису, которого никто не хочет, кроме Кремля. Даже в России некоторые «ястребы» стали выступать против ядерных угроз. Сможет ли внутренняя критика сдержать Путина? Возможно, если критиков станет достаточно много. Поиски эффективных методов сдержать Путина – это неотложный вопрос. США и НАТО твердо заявляли о сокрушительных последствиях, ожидающих Москву в случае ядерной атаки. И ответ будет состоять из трех частей: политической, экономической и военной.

Политическое сдерживание может оказаться удивительно эффективным, учитывая, как умело пропагандисты Кремля смогли склонить глобальный Юг на свою сторону на протяжении всей войны. Южное полушарие, однако, хорошо знакомо с российской пропагандой, которая возлагает тяжелое моральное бремя на США за Хиросиму и Нагасаки. Несмотря на смелые разговоры о «прецедентах», Путин, вполне возможно, не хочет брать на себя такое же бремя.

Более того, Китай и Индия, остающиеся двумя крупнейшими союзниками России, критиковали авантюризм Путина на саммите ШОС в Узбекистане. Обе страны оказывают влияние на Москву не в последнюю очередь потому, что они стали крупными покупателями российской нефти. Геттемюллер считает, что новые экономические санкции будут «наименее эффективным сдерживающим фактором Путина». Он уже полагается на самообеспечение больше, чем Ким Чен Ин в КНДР. Путин, похоже, верит, что российская экономика выживет, независимо от того, какими экономическими санкциями ее обложат.

Так что остается военное сдерживание. Вашингтон дал ясно понять, что военный ответ тоже рассматривается. Варианты могут быть разными. Возможно, будет нанесен удар по российским целям в Украине, а возможно по российским военным объектам, ответственным за ядерный удар. Без сомнения, ответ будет тщательно спланирован во избежание эскалации. И он будет неядерным по своей природе. Другой возможный некинетический ответ – это использование наступательных кибератак.

Однако в столицах НАТО рассматривают военный ответ без энтузиазма. Военные варианты нужны для сдерживания, нет никакого желания наносить удары по российским целям. Это опасный момент и нужно сделать все возможное, чтобы его ослабить. Это подводит нас к дипломатии. Есть ли хоть какие-то шансы на то, что переговоры изменят расчеты Путина? Карибский кризис закончился серьезным обменом уступок. США убрали свои ракеты из Турции, а СССР – свои с Кубы. Сейчас на кон поставлена независимость Украины. Поэтому очевидного компромисса нет.

Однако определенная тихая ядерная дипломатия может принести результаты. Два года назад Путин предложил убрать российские ядерные ракеты наземного базирования средней дальности из Европы при определенных условиях, прикрепив тем самым запрет на такие ракеты на континенте. Когда Путин и Си Цзиньпин проводили встречу перед вторжением в Украину, они говорили о расширении моратория на Азию. Возможно, пора начать прямые переговоры хотя бы на техническом уровне, чтобы узнать, что у обоих лидеров на уме. Это не покончит с ужасным кризисом в Украине, но снизит «ядерную температуру».

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх