Встречный ветер из Рима

Интервью

В Италии торжествуют правые радикалы. Победа Мелони и Ко может создать большие проблемы для ЕС, и не только в вопросе России.

Чуть более четверти всех избирателей в Италии проголосовали за неофашистскую партию спустя почти восемь десятилетий после окончания Второй мировой войны. Ее лидер Джорджия Мелони имеет хорошие перспективы стать первой женщиной-премьер-министром страны. Как настроение после выборов?

Произошло то, что очень точно предсказывали опросы общественного мнения. Чего, однако, не ожидалось, так это низкой явки. Почти 35 процентов избирателей не голосовали. Это свидетельствует о большом разочаровании в политической ситуации в стране. Ты действительно больше не доверяешь ни одной партии, ты больше не веришь в перемены. Вместо этого люди всегда полагаются на следующую восходящую звезду: на последних парламентских выборах это было Движение пяти звезд, на европейских выборах это был Маттео Сальвини и его Лига, а теперь Мелони был избран маяком надежды.

На логотипе партии Fratelli d’Italia изображено трехцветное пламя, символизирующее дух Бенито Муссолини. Мелони неоднозначно называет национальный праздник 25 апреля, посвященный освобождению Италии от нацистов и фашистов. Насколько силен фашистский элемент в партии?

Для членов партии это питательная среда. Партия-предшественница Movimento Sociale Italiano, из которой возникла Fratelli d’Italia, была основана сразу после основания республики в 1946 году как партия-преемница фашистской партии, поэтому Fratelli d’Italia часто называют постфашистская партия. Это идентификация и ядро бренда партии. Однако это не означает, что все, кто сейчас за Fratelli проголосовали, за это тоже проголосовали. Эти выборы были выборами протеста, избиратели хотели попробовать что-то другое. Не всех, кто голосовал за партию, можно назвать постфашистами, как и не всех, кто голосовал за АдГ, как таковое отличает закрыто-правое экстремистское мировоззрение. Но для членов партии основой идентификации является преемственность постфашистской партии Movimento Sociale Italiano. Это настоящее болото, в котором коренится эта партия и из которого также происходит Мелони. Нельзя просто прикрыть это несколькими проевропейскими и забытыми историей высказываниями во время предвыборной кампании.

Мелони хочет, чтобы Европа состояла из суверенных национальных государств.

Мелони хочет, чтобы ее считали умеренным консервативным политиком, но ругает ЕС, банки и мигрантов. Чего от нее ожидать?

Во время предвыборной кампании Мелони пытался смягчить свой тон. Пока существует партия, Fratelli d’Italia былавсегда очень антиевропейская партия, которая очень старается завоевать голоса, предвзято относясь к ЕС и злоупотребляя им, и ведет очень сильную антиевропейскую речь. Нападки на ЕС резко прекратились во время предвыборной кампании, когда Мелони пришлось позиционировать себя в европейской среде. Но она точно не стала проевропейкой, это была отчасти тактика, отчасти понимание необходимости. Она остается евроскептиком в своих убеждениях, и ЕС тоже это почувствует. Она больше не хочет выводить Италию из ЕС и евро — Италия не могла себе этого позволить, она это знает. Но ей нужна другая Европа: Европа, какой ее представляли Виктор Орбан, Ярослав Качиньский, Марин Ле Пен или испанская партия Vox . Мелони хочет Европу без более глубокой интеграции, Европу с суверенными национальными государствами, где национальное право имеет приоритет над европейским правом – и именно к этому она будет стремиться.

Даже суверенное национальное государство Италия будет зависеть от ресурсов фонда реконструкции коронавируса ЕС. Meloni объявила, что хочет снова открыть этот пакет и пересмотреть его. Как скоро возникнет конфликт между Брюсселем и Римом?

Что касается предвыборной шумихи Мелони о пересмотре Национального плана восстановления и устойчивости с фондами ЕС, ей придется быстро отступить. Чтобы получить необходимые Италии средства, необходимо выполнить четкие правила и этапы. Но важнее то, что все новые финансовые переговоры, как и все предстоящие переговоры о дальнейшем развитии ЕС, будут сложными. Две недели назад Европарламент в своем заявлении отрицал демократический статус Венгрии. Неудивительно, что и Fratelli d’Italia, и Лига Сальвини проголосовали против. Это показывает представление Мелони о Европе и ее представлениях о ЕС.

Вместе с Forza Italia Берлускони, получившей 8,1% голосов, и Lega Сальвини с 8,8%, правый блок получил лишь незначительное большинство голосов, но благодаря избирательной системе имеет стабильное большинство в парламенте. Насколько едины три партии?

В отличие от левоцентристских партий, которые распались перед выборами, правый блок объединился в единое целое и смог добиться абсолютного большинства. Но внутри правого блока много щелей и микротрещин, и можно надеяться, что центробежные силы подействуют очень быстро. С одной стороны, есть очень сильные принципиальные расхождения во внешней политике, например, в отношении политики в отношении России. Мелони очень ярая сторонница жестких санкций против России и дальнейшей продажи оружия Украине, тогда как Берлускони и Сальвини здесь сильно блуждают и выступают за отмену санкций против России. Но есть и сильные расхождения во внутренней политике. Что касается 40 миллиардов евро, Мелони высказался против. Существуют также сильные расхождения по другим вопросам экономической политики.

В правом блоке много сколов и микротрещин.

Между этими тремя неравными партнерами также существует сложный баланс сил. Lega и Forza Italia вместе получают хорошие 17 процентов голосов, Fratelli d’Italia — 24 процента. И это, вероятно, приведет не к тому, что Сальвини и Берлускони станут ручными, а попытаются гораздо сильнее отстаивать свои интересы в этой коалиции. Мелони сталкивается с очень трудным формированием правительства, а затем с трудным управлением.

Вернемся к России: угрожает ли новое итальянское правительство разрушить единство ЕС, возможно, вместе с Венгрией?

До сих пор Мелони проявляла очень настойчивую позицию в лагере правых. Исходя из этого, можно надеяться, что их жесткий трансатлантический курс на этот пункт, т.е. против России и на поставки оружия Украине, будет возобладать и внутри этой новой коалиции. Но это как смотреть в хрустальный шар. Тем более, что упомянутая связь с Венгрией очень сильна, а Орбан только что высказался за отмену санкций и против поставок оружия. Позиции по России должны быть сбалансированы сторонами. Во время предвыборной кампании Берлускони, в частности, привлекал внимание очень раздражающими заявлениями, такими как заявление о том, что на Путина оказали давление, чтобы он вторгся в страну, и что он всего лишь хотел заменить правительство Зеленского несколькими «респектабельными людьми».

Давайте еще раз посмотрим на проигравших выборы. Демократическая партия не набрала даже 20 процентов голосов. Хотя «Движение пяти звезд» набрало 15 % больше, чем ожидалось, его результаты на выборах сократились более чем вдвое. Что дальше с этими вечеринками?

Это очень отрезвляющий результат для ДП. Когда началась предвыборная кампания, они хотели быть хотя бы самой сильной партией. Лидеру партии Энрико Летте не удалось создать левоцентристский партийный союз — не в последнюю очередь потому, что у некоторых партийных лидеров раздутое эго. После отрезвляющего результата выборов Летта уже заявил, что больше не будет баллотироваться в президенты на предстоящей партийной конференции в марте 2023 года.

В зависимости от вашей точки зрения, пять звезд преуспели хорошо или плохо. По сравнению с прошлыми парламентскими выборами, на которых они набрали 33 процента голосов, это, конечно, плохо. Но поскольку партия была в значительной степени списана в июне и набрала 10 процентов в опросах, нужно сказать, что Джузеппе Конте удалось немного возродиться.

Это еще больше усложняет задачу ДП, потому что при Конте Движение пяти звезд все больше позиционировало себя как левую альтернативу ДП. С точки зрения перспективы, ДП находится между левым популистским пятизвездочным движением, с одной стороны, и партийным альянсом Azione/Italia Viva, с другой, более умеренными центральными партиями бывшего премьер-министра Маттео Ренци и Карло Календас, у которого также почти 8 процентов полученных голосов. ДП, проигравшая на выборах, должна перестроиться в сложных условиях.

Интервью было проведено редакторами IPG.

Тобиас Мёршельвозглавляет офис Фонда Фридриха-Эберта в Италии, расположенный в Риме.

Источник: IPG-Journal, Германия

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх