Заготовка пушечного мяса

Мобилизация повлияла на настроения в России. ЕС должен открыть свои двери для лиц, отказывающихся от военной службы по убеждениям?

Мобилизация в России является важным переломным моментом для местного населения. Таким образом, война на Украине, которую Кремль начал своим вторжением, все больше приближается к населению. У всех в стране есть друзья или родственники, которые являются резервистами и теперь могут быть призваны на настоящую войну — и большинство этого боится. Тот, кто хотел воевать на этой войне, уже имел достаточно возможностей в виде хорошо оплачиваемых по российским меркам добровольческих отрядов.

Мобилизация крайне непопулярна. Согласно социологическому исследованию антикоррупционного фонда ФБК, проведенному в конце августа, лишь 29 процентов россиян поддерживают идею предоставления большего количества российских войск для кампании в соседней стране. Руководитель социологической службы фонда Анна Бирюкова считает, что за семь лет работы не может припомнить результатов подобных опросов. В обычных условиях Кремль отмел бы такую непопулярную идею, но ему срочно нужны солдаты. Две трети общества его не поддерживают.

И все это при том, что среди старшего населения и в провинции СМИ, подконтрольные российскому правительству, имеют огромный доминант в формировании мнений и естественно барабанят о мобилизации как о «патриотическом долге». Важно помнить, что проправительственное телевидение, радио и газеты имеют монополию внутри России. СМИ, близкие к оппозиции, можно потреблять онлайн только в обход веб-блокировок. Это практикует и городская, более молодая аудитория, но другие россияне часто технически перегружены этим каналом коммуникации.

Многие молодые городские русские подумывали об эмиграции в начале войны.

Еще одной непопулярной мерой было бы использование призывников на войне, 74 процентов населения России также отвергают в указанном опросе. Отдельные операции такого рода в начале войны были, но русское правительство прекратило их «в тылу» из соображений морального духа. Конечно, режим не прекратил репрессивные меры по принуждению призывников к «контракту», как называется в России повинность контрактника или профессионального солдата. Мобилизация теперь дает чиновникам новую возможность обязать призывников идти на войну. Юридически возможная мобилизация должна следовать только сразу после окончания военной службы. Таким образом, можно получить новое пушечное мясо для фронта, и Путину не придется нарушать свое личное обещание не использовать призывников на Украине.

Те, кто отказался идти на войну с самого начала, около 30 Pro, также потрясены текущими событиями.процентов населения России, согласно опросу государственного института ВЦИОМ по заказу Кремля. В начале войны многие молодые городские русские подумывали об эмиграции — репрессивный режим, казалось, не предлагал будущего дальновидным русским. Но лишь часть из них уехала за границу. Банально звучащие, но принципиально важные факторы помешали большинству этих людей покинуть страну навсегда: отсутствие финансовых средств, особенно валютных, собственное образование, которое может быть ни к чему за границей, трудная, потому что постоянная разлука с семьей и друзья или визовая бюрократия. Сейчас в их головах возрождается мысль об эмиграции.

Успешный побег в лучшие условия — лучший сигнал тем, кто остался в стороне от кремлевской пропаганды.

Полностью забронированные рейсы в зарубежные страны, не требующие визы, показывают, что мобилизация была последним решающим мотивом для выезда из страны, особенно в случае с противниками войны, которым остро угрожает призыв на военную службу. Развитие было настолько стремительным, что, по данным отраслевого журнала Airlive, российским авиакомпаниям запретили продавать билеты на самолет мужчинам «призывного возраста». Таким образом, большинство вылетов таким образом осуществляется несколькими иностранными компаниями, которые все еще летают в российские направления, такими как Turkish Airways.

Но в стране остается много противников волны мобилизации — большинство не может позволить себе эмигрировать финансово. Насколько жестко противостоит эта часть русского населения, показывают не только вновь вспыхнувшие в провинции русские антивоенные демонстрации, приведшие к 1328 арестам в течение одного дня.

Даже официальная, приукрашенная статистика Минобороны не может исключить смертей в личном окружении.

Изгнанная российская интернет-газета «Медуза» со ссылкой на высокопоставленных чиновников сообщает, что правительство перекладывает неприятную реализацию принудительного призыва на муниципалитеты. Писать резервистам они начали в день выступления Путина. Твердого ответа долго ждать не пришлось — он пришел вечером первого дня мобилизации. В городе Тольятти на Волге сгорело муниципальное здание; Коктейлем Молотова бросили в окно призывного пункта в Нижнем Новгороде на западе России. Эксперт США по России Павел Лузин подсчитывает в эмигрантской российской газете Media.zonaс дальнейшим таким яростным сопротивлением вербовке. Потенциальные новобранцы «будут грабить военные учреждения, сжигать их личные дела и удостоверения, избивать сотрудников военкомата, пытающихся подать им призыв. Думаю, формы сопротивления будут классическими русскими: саботаж и кулак в зубы».

Запад не облегчает жизнь русским, которые не хотят идти на войну и вместо этого хотят покинуть страну. Латвия объявила в день мобилизации, что даже не пропустит в страну россиян, которым грозит призыв на военную службу. Финляндия сейчас рассматривает аналогичные шаги по «частичной» мобилизации — даже при наличии шенгенской визы. Все эти поступки весьма удивительны, учитывая тот факт, что каждый русский, успешно сбежавший от мобилизации, недоступен для дальнейшего уничтожения Украины в кровавом вторжении — да, он хочет стоять рядом. Высказанная иногда псевдологика, что оппозиционные русские должны отменить диктатуру в своей стране, а не оставить ее, имеет место ввиду все еще подавляющего внутренний российский репрессивный аппарат — заблуждение. Следуя той же логике, в 2015 году бегущих сирийцев следовало отправить обратно в объятия Асада. Наоборот, успешный полет в лучшие условия был бы лучшим сигналом для тех, кто остался в стороне от кремлевской пропаганды.

Мобилизация — опасная штука для российского истеблишмента.

Так что мобилизация – при всем пафосе, использованном Путиным при ее провозглашении, – вещь опасная для российского истеблишмента. Потому что это может стоить им поддержки менее идеологически убежденных сторонников войны, а значит, и поддержки большинства населения. Истеблишмент отвечает на социальные проблемы теми же инструментами, которые стали панацеей для России: репрессивным давлением, ужесточением законов и полицейским насилием.

Было бы, конечно, неправильно думать, будто все русские против мобилизации. Один российский оппозиционер из провинции как-то грубо сказал мне, что почти треть населения поддерживает украинскую кампанию идеологически, даже фанатично. Возможно, он был недалек от истины, учитывая, что 29 Proцент также приветствовал идею мобилизации в упомянутом выше опросе. Фактически, среди стойких сторонников войны эта мобилизация рассматривается как необходимая, чтобы компенсировать явное численное превосходство украинских войск на земле. К этому призывали несколько «патриотических» ученых мужей и пропагандистов после успешного украинского наступления на Харьков, и в некотором смысле это ответ на успех Украины и ее поддержку Запада.

А как быть с остальными русскими, которые были ни за, ни против нападения на соседнюю страну? Кто до сих пор поддерживал войну более или менее как последователи без особого убеждения, а отчасти и без особого интереса? Согласно девизу «Все будет хорошо», отчасти и в доверии к многолетнему президенту в Кремле, у которого очень высокие личные рейтинги. Здесь действительно возникла новая ситуация в результате мобилизации, потому что эти сторонники вдруг также непосредственно затронуты войной. А скоро их станет еще больше, когда они услышат о собственных друзьях, родственниках и знакомых, погибших в Украине. Даже официальная, приукрашенная статистика Минобороны не может исключить смертей в личном окружении.

Запад все еще может поддерживать антивоенную фракцию в России.

Запад не обязан играть в этом роль наблюдателя, но все же может поддерживать антивоенную фракцию в России. С одной стороны вниманием, отчетностью и пониманием, потому что российские противники войны до сих пор читают иностранные СМИ и соцсети. Но и, например, с приемом беженцев до призыва в армию вместо их блокирования. Путин работает со скрытым образом врага «злого» Запада в России, который лучше всего уничтожить, помогая тем в стране, кто спасается бегством от его репрессий.

Автор: Роланд Батон (Roland Bathon) — независимый журналист. Он пишет в основном о России и Восточной Европе.

Источник: IPG-Journal, Германия

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх