Аннексия и мобилизация по Путину: попытка запугать Запад и сограждан

Эксперты говорят, что западным странам не следует менять тактику из-за возможности объявления захваченных Москвой украинских областей территорией России

Владимир Путин, выступив с речью о «частичной мобилизации» и гарантии признания будущих сепаратистских «референдумов» на захваченных Россией территориях востока Украины, попытался повысить ставки в своей борьбе с Западом, а также еще больше закрутить гайки внутри страны, поставив ее на военные рельсы.

Ничего из того, чего российский лидер пытается добиться этими шагами, у него не выйдет – к таким выводам приходят эксперты, с которыми о целях последних действий Путина побеседовал «Голос Америки».

Эксперт Джорджтаунского университета Анджела Стент (Angela Stent) сказала в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки», что в случае объявления захваченных участков украинской земли российскими никто не собирается признавать эти референдумы легитимными:

«Украина и Запад скажут, что никакая это не часть России. Очевидно, что Путин пытается запугать Соединенные Штаты и украинцев, чтобы остановить их контрнаступление, и напугать страны НАТО, чтобы они прекратили поддерживать Украину. Но я не думаю, что это сработает. Если вы послушаете речь Байдена на Генеральной Ассамблее ООН или вчерашнюю речь президента Франции там же, то ясно, что действия Путина вызывают противоположный эффект».

«То, что он сделал, – продолжает Анджела Стент, – только удвоит решимость США и европейских стран поддерживать Украину, давать ей больше оружия. При этом администрация США и правительства в Европе должны серьезно относиться к почти не завуалированным угрозам Путина применить ядерное оружие. Поэтому сейчас все размышляют, как продолжать поддерживать Украину, но не предпринимать действия, которые могли бы каким-то образом вызвать у России более решительный ответ».

Анджела Стент сомневается, что Вашингтон готов прямо сейчас начать поставлять Украине более серьезное и дальнобойное вооружение, но дискуссии с союзниками об этом идут: «Пока администрация Байдена воздерживалась от того, чтобы поставлять Украине вооружения, способные достигать территории России. При этом дискуссия на эту тему будет продолжаться, и я вижу, что Польша, страны Балтии и Великобритания настроены решительно в смысле предоставления вооружений Украине, но у меня есть чувство, что позиция США пока останется таковой, какова она есть сейчас».

Ядерный шантаж Путина, однако, вряд ли будет эффективным – в этом уверен Грегори Файфер (Gregory Feifer), исполнительный директор Института современных мировых проблем в Вашингтоне. Он говорит, что администрация Байдена «была права, не клюнув на эту наживку и не отреагировав на ядерную риторику».

«Путин, объявляя захваченные украинские территории российскими, оправдывает возможность применения ядерного оружия, чтобы их теперь у него не отняли, а заодно объявляет так называемую “частичную мобилизацию”, и к этому нужно относиться осторожно. Но также стоит учитывать то, что он просто рассчитывает на усталость Запада от этой войны и утрату единства в рядах западных стран, особенно зимой, если избиратели в западных странах будут терпеть лишения из-за кризиса энергопоставок. Он всегда играл в эту игру», – объясняет эксперт.

«Я думаю, что нужно просто продолжать упорно делать то, что Запад уже делает, и продолжать это в еще большей степени: Украине нужно больше оружия, Украине нужно больше обучения в связи с этими вооружениями, и ей нужна экономическая поддержка. Западу необходимо усилить поддержку Украины, чтобы гарантировать отсутствие у Кремля каких-либо шансов на победу в этой войне».

Более того, Запад, по мнению Файфера, должен ясно дать понять, что он будет добиваться полного военного фиаско для Путина и его режима: «Путин понимает только силу, и западные страны должны быть в состоянии показать, что нет никаких ограничений на силу, которую Запад в конечном итоге может применить в этом конфликте».

Ядерный блеф Путина является именно блефом – полагает журналист-расследователь проекта Bellingcat Христо Грозев, с которым поговорила Украинская служба «Голоса Америки»:

«Если оценивать российский ядерный арсенал в цифрах, то это не дает никакого представления о том, какие у него есть реальные возможности. Если [какое-то оружие] не проходило испытаний годами – а российский ядерный арсенал не проходил их годами –есть огромный риск, что оно не сработает как требуется. Да, мы собираем статистику, смотрим объективные данные, но никто не может сказать нам – или Кремлю – какую часть этого арсенала все еще можно использовать с гарантией… В случае восприятия Путина как слабого, его офицеры, скорее всего, не подчинятся приказу применить ядерное оружие, поскольку слабый Путин не сможет предоставить им защиту от будущего трибунала, от правосудия».

При этом слабость Путина, по словам Грозева, уже проявилась на поле боя в Украине: «Очевидно, что режим Путина, который теряет километры линии фронта в Украине, становится менее пугающим для его собственного населения. Если сейчас люди выйдут на улицы в России, протестуя против войны, они будут встречены там гораздо менее дееспособной репрессивной машиной, потому что серьезная часть этой машины сейчас находится на передовой в Украине – Росгвардия, например. И они не смогут сдерживать людей на улицах с той же эффективностью, с которой они это делали в 2021 году».

Насколько объявленная Путиным мобилизация может сковать общественную активность в России? Анджела Стент предполагает, что такая попытка будет предпринята, и мобилизация подается как действие, совершаемое по требованию патриотически настроенных граждан:

«До сих пор он не объявлял мобилизацию именно потому, что не хотел провоцировать появление гораздо более оппозиционных настроений относительно этой войны, поэтому он и посылал на войну мужчин из бедных российских регионов, зачастую не русских по своему этническому происхождению. Сейчас, когда будут привлекаться к войне люди из основных российских городов, в стране возникнет гораздо больше недовольства. Я думаю, что они позволили разным «ястребам» в пропагандистских шоу практически открыто критиковать власти и соотечественников за то, что нет более решительных действий, и теперь пытаются представить мобилизацию этаким ответом на критику».

Христо Грозев, в свою очередь, оценивает решение Кремля о «частичной мобилизации» как «вынужденное решение и плохой ход, который Путин счел единственно возможным» в нынешней обстановке.

Показывают ли отчаянные действия Путина, что он хочет скорейшего окончания военных действий в Украине, обернувшихся для него большим провалом? Об этом недавно говорил президент Турции Эрдоган, но Грегори Файфер в этом сомневается:

«Я полагаю, что тем, кто формирует политику на Западе, стоит учитывать, что Путин хочет продолжения этого конфликта как можно дольше. Он уже получал выгоды от замороженных конфликтов в Грузии и Молдове, и мысль о том, что сейчас он ищет какие-то пути выхода из этой войны – это очень характерная для западного анализа идея, в которой я сомневаюсь».

Однако выгоды, которых Владимир Путин пытается добиться, поднимая ставки, говорят эксперты, кажутся совершенно иллюзорными по сравнению с реальными рисками для его режима. Судя по недавнему саммиту ШОС в Узбекистане, от Кремля начинают дистанцироваться страны, еще недавно настроенные к нему благожелательно или нейтрально, а недовольство режимом внутри страны может набрать невиданную за последние годы силу.

Данила Гальперович

Украинская служба «Голоса Америки»

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх