Украинская сказка о двух колонизациях

Было бы трагично, если бы Украина победила российский неоимпериализм только для того, чтобы подчиниться западному неолиберализму. Хотя быть западной экономической колонией, безусловно, лучше, чем быть поглощенной новой Российской империей, ни один из результатов не достоин страданий, которые сейчас переживают украинцы.

ЛЮБЛЯНА. Как всем известно, Владимир Зеленский играл президента Украины в телесериале «Слуга народа», прежде чем стать президентом Украины в реальной жизни, и эта ирония заставила многих не воспринимать его всерьез (как будто президент, ранее служивший в КГБ, лучше). Но менее известен основной сюжет сериала.

Зеленский сыграл Василия Петровича Голобородько, школьного учителя, ученики которого записывают его разглагольствования о коррупции, выкладывают видео в сеть (где оно становится вирусным), а затем регистрируют его кандидатом на следующих президентских выборах в стране. Невольно воспользовавшись широко распространенной неудовлетворенностью украинцев коррупцией, Голобородько побеждает, сталкивается с крутой кривой обучения на своем посту и в конечном итоге начинает противостоять олигархии страны со своего нового положения во власти.

Изображение Украины в сериале удачное. Из всех посткоммунистических стран Восточной Европы она больше всего пострадала от экономической «шоковой терапии» (широкие рыночные реформы и приватизация) в 1990-е годы. В течение трех десятилетий после обретения независимости украинские доходы оставались ниже уровня 1990 года. Коррупция свирепствовала, а суды оказались фарсом.

Как пишет Лука Селада в il manifesto, ««обращение» к капитализму происходило по обычной схеме: класс олигархов и узкая элита непропорционально обогатились, ограбив государственный сектор при соучастии политического класса». Более того, финансовая помощь со стороны Запада всегда была «тесно привязана к реформам, которые Украина должна была проводить, и все это под лозунгом фискальных ограничений и жесткой экономии», что еще больше обнищало большую часть населения. Таково наследие взаимодействия капиталистического Запада с Украиной после обретения независимости.

Тем временем мои источники в России сообщают мне, что президент Владимир Путин собрал группу марксистов, чтобы они посоветовали ему, как представить позицию России в развивающемся мире. Следы этого влияния можно найти в его речи 16 августа:

«Обстановка в мире динамично меняется, вырисовываются контуры многополярного мироустройства. Все большее число стран и народов выбирают путь свободного и суверенного развития, опираясь на свою самобытность, традиции и ценности. Этим объективным процессам противостоят западные глобалистские элиты, которые провоцируют хаос, раздувая застарелые и новые конфликты и проводя так называемую политику сдерживания, что по сути равносильно подрыву любых альтернативных, суверенных вариантов развития».

Но, конечно, эту «марксистскую» критику портят две детали. Во-первых, суверенитет, «основанный на их собственной самобытности, традициях и ценностях», подразумевает, что нужно терпеть то, что государство делает в таких местах, как Северная Корея или Афганистан. Тем не менее, это совершенно не соответствует истинной левой солидарности, которая прямо фокусируется на антагонизмах внутри каждой «отличной идентичности», чтобы наводить мосты между борющимися и угнетенными группами в разных странах.

Во-вторых, Путин возражает против «подрыва любых альтернативных, суверенных вариантов развития», хотя именно это он и делает в Украине, стремясь лишить ее народ возможности самоопределения.

Путин не одинок в продвижении этой псевдомарксистской линии. Во Франции ультраправый лидер Марин Ле Пен теперь позиционирует себя как защитница простых трудящихся от многонациональных корпораций, которые, как говорят, подрывают национальную идентичность посредством продвижения мультикультурализма и сексуальной развратности. В Соединенных Штатах альтернативные правые приходят на смену старым радикальным левым с их призывами свергнуть «глубинное государство». Бывший стратег Дональда Трампа Стив Бэннон — самопровозглашенный «ленинец», который видит в коалиции альтернативных правых и левых радикалов единственный способ положить конец господству финансовой и цифровой элиты. (И, чтобы не забыть родоначальника этой модели, Гитлера возглавил Национал- социалистическую немецкую рабочую партию.)

На карту в Украине поставлено больше, чем кажется многим комментаторам. В мире, страдающем от последствий изменения климата, плодородная земля будет становиться все более ценным активом. А если и есть что в Украине в избытке, так это чернозем («чернозем»), необычайно плодородная почва с высоким содержанием гумуса, фосфорных кислот, фосфора и аммиака. Вот почему американские и западноевропейские агробизнес-фирмы уже скупили миллионы гектаров сельскохозяйственных угодий Украины, причем, как сообщается, большую их часть контролируют всего десять частных компаний.

Прекрасно осознавая угрозу раскулачивания, правительство Украины еще 20 лет назад ввело мораторий на продажу земли иностранцам. В последующие годы Государственный департамент США, Международный валютный фонд и Всемирный банк неоднократно призывали снять это ограничение. Только в 2021 году правительство Зеленского под огромным давлением наконец начало разрешать фермерам продавать свою землю. Однако мораторий на продажу иностранцам остается в силе, и Зеленский заявил, что его отмена должна быть вынесена на общенациональный референдум, который почти наверняка провалится.

Тем не менее жестокая ирония заключается в том, что до того, как Путин начал войну с целью колонизировать Украину силой, в утверждении России о том, что Украина становится экономической колонией Запада, была доля правды. Если у конфликта и есть какая-то серебряная подкладка, так это то, что неолиберальный проект был приостановлен. Поскольку война требует социальной мобилизации и координации производства, она дает Украине уникальный шанс не только остановить ее экспроприацию иностранными корпоративными и финансовыми структурами, но и избавиться от олигархической коррупции.

Пользуясь этой возможностью, украинцы должны помнить, что недостаточно просто присоединиться к Европейскому союзу и догнать западный уровень жизни. Сама западная демократия сейчас находится в глубоком кризисе: США склоняются к идеологической гражданской войне, а Европе бросают вызов авторитарные разрушители из ее собственных рядов. Более того, если Украина сможет добиться решающей военной победы (на что мы все должны надеяться), она окажется в большом долгу перед США и ЕС. Сможет ли он противостоять еще большему давлению, чтобы открыть себя для экономической колонизации со стороны западных транснациональных корпораций?

Эта борьба уже разыгрывается под поверхностью героического сопротивления Украины. Было бы трагично, если бы Украина победила российский неоимпериализм только для того, чтобы подчиниться западному неолиберализму. Чтобы обеспечить подлинную свободу и независимость, Украина должна заново изобрести себя. Хотя быть западной экономической колонией, безусловно, лучше, чем быть поглощенной новой Российской империей, ни один из результатов не достоин страданий, которые сейчас переживают украинцы.

Автор: Славой Жижек, — профессор философии Европейской высшей школы, является международным директором Института гуманитарных наук им. Биркбека при Лондонском университете и автором недавней книги «Небеса в беспорядке» (OR Books, 2021)

Источник: Project Syndicate, США

МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх