Под влиянием Путина многие из достижений Горбачева испарились

Американские журналисты, освещавшие перестройку, отметили мрачный символизм того, что смерть реформатора пришлась на время ухода России от реализованных им демократических перемен

Михаил Горбачев был первым советским лидером, открыто общавшимся с прессой – в том числе и западной. Корреспондент «Голоса Америки» Алексей Горбачев поговорил с журналистами Эндрю Нагорски и Джеффом Тримблом, освещавшими для своих изданий период перестройки и распада Советского Союза. Они вспомнили, каким советский лидер был в начале карьеры, а также как на него повлияла потеря власти и страны.

«McDonald’s и Pizza Hut были манифестом начавшейся интеграции»

Журналист Джефф Тримбл* работал в СССР с 1986 по 1991 год для издания U.S. News & World Report. Он стал свидетелем стремительного роста политической карьеры Михаила Горбачева, и последних лет жизни Советского союза.

«Михаил Горбачев был патриотом своей страны. И это было сразу очевидно для всех, кто с ним сталкивался или слушал его. Стоит уточнить, что его страной был Советский Союз, говорит Тримбл. — Он искренне верил — и это прослеживалось во всех его высказываниях — что систему, страну можно реформировать, можно изменить и что она может стать успешной. Ему никогда не приходило в голову, что его действия приведут к краху Советского Союза».

Михаил Горбачев с супругой Раисой. Париж, Франция. Июль 1989 года.

Михаил Горбачев с супругой Раисой. Париж, Франция. Июль 1989 года.

Собеседник «Голоса Америки» подчеркивает, что Горбачев всегда был доступен для журналистов, открыв в стране эпоху гласности. «Иностранному корреспонденту было относительно легко получить прямой доступ к Горбачеву в публичных местах, например, на заседаниях Верховного Совета во Дворце съездов в Кремле», — говорит Тримбл.

Журналист подчеркивает, что Горбачева действительно поддерживали – но, в основном, в Москве и на Западе. И даже в годы перестройки поддержка была значительно ниже на периферии.

«К нему был неподдельный интерес международного сообщество и московской интеллигенции, — рассуждает Джефф Тримбл. — Но чем дальше от Москвы, тем слабее была его поддержка».

По мнению репортера, самыми большими политическими достижениями Горбачева внутри страны стали плюрализм и гласность.

«Что же касается международной арены, то успехом были крупные договорённости с Западом, в том числе и с США о разрядке напряжённости, а также то, что страны Восточной Европы смогли выбрать свой путь и сойти от советской орбиты», — продолжает Тримбл.

Михаил Горбачев и Маргарет Тэтчер. 1984 год.

«Его самым большим провалом была неспособность воспринимать реалии советской системы и того, что происходило в стране. В стране росли оппозиционные движения, рабочие движения, но он так и не понял, что авторитарные системы не обладают гибкостью, необходимой для изменений. Если взять пример из инженерного дела, то это как мост, который сломается, если в нем не будет предусмотрена устойчивость к резонансным колебаниями», — говорит журналист.

Он назвал символичным то, что правление Горбачева ознаменовалось приходом в СССР популярных западных брендов, а его уход из жизни совпал с оттоком из России ключевых мировых компаний.

Михаил Горбачев и Маргарет Тэтчер. 1984 год.

Открытие первого ресторана McDonald’s в России. 31 января 1990.

«McDonald’s и Pizza Hut были манифестом начавшейся интеграции. И к сожалению, потеря этих компаний теперь символизирует то, что Россия отрезает себя от мировой экономики», — подытожил собеседник «Голоса Америки», добавив, что Горбачев «прожил долгую и очень насыщенную жизнь. Он стал последним из давно ушедших лидеров того поколения: Маргарет Тэтчер, Рональд Рейган. Это были великие лидеры, знаковые люди, изменившие историю того времени. И Михаил Горбачев был последним из них».

«Горбачев хотел для России другого будущего»

Журналист Эндрю Нагорски, возглавлявший московское бюро журнала Newsweek в начале 80-х и середине 90-х, наблюдал как за генсеком Горбачевым – мировым лидером, так и за общественным деятелем Горбачевым, потерявшим власть и популярность.

«У меня сложилось впечатление о нем, как о человеке, искренне желавшем реформировать советскую систему, и не понимавшем, почему силы, которые он запустил, в конечном итоге повлекли ее крах», — говорит Нагорски.

Журналист рассказал, что по сравнению с другими советскими лидерами, которые были отчужденными и не общались с людьми за рамками партийных речей, «Горбачев всегда неожиданно появлялся на фабриках и в магазинах и разговаривал с людьми».

Михаил Горбачев в Кремле. 1991 год.

Михаил Горбачев в Кремле. 1991 год.

«Большую часть времени он говорил сам, но было видно, что он искренне был заинтересован в общении с людьми», — отмечает собеседник «Голоса Америки». — В нем была человечность, и, несмотря на его проявлявшееся партийное воспитание, он колебался, что в итоге могло приводить к хаотичным последствиям, но все же лучшим, чем оставаться в прошлом».

Нагорски отметил, что после прихода к власти Владимира Путина, демократ Михаил Горбачев занимал очень осторожную позицию в плане критики проводимых им репрессий, и причины этого до конца не ясны.

«Говоря о Путине, первое время он очень неохотно открыто критиковал его. Он выражал свое недовольство тем фактом, что СМИ в России подавляются, и что Путин, по существу, делает СМИ, отражающими точку зрения только одной партии», — говорит Нагорски. — Возможно, он чувствовал, что его голос (против Путина – ГА) уже не будет иметь большого значения (для россиян – ГА), поскольку он чувствовал себя униженным результатами выборов 1996 года, на которых он набрал менее одного процента».

Михаил Горбачев и Владимир Путин. Германия, 2004 год.

Михаил Горбачев и Владимир Путин. Германия, 2004 год.

Однако западный мир – вопреки тому, что в России Горбачева часто критиковали – будет тепло вспоминать ушедшего российского лидера, считает Нагорски.

«За пределами России его будут помнить как реформатора, сделавшего возможным открытие России для Запада, в годы, когда казалось, что Россия и Запад действительно могут наладить сотрудничество и положить конец вражде, ненависти и напряжению Холодной войны. Конечно, под влиянием Путина многое из этого просто испарилось», – подытоживает журналист.

Он подчеркивает, что восстановить достижения Горбачева по интеграции России в западный мир – после того, как Россия развязала полномасштабную войну в Украине, будет крайне сложной задачей.

Михаил Горбачев, Рональд Рейган и Джордж Буш-старший. Нью-Йорк, 1989 год.

Михаил Горбачев, Рональд Рейган и Джордж Буш-старший. Нью-Йорк, 1989 год.

Война — ужасное время для Украины, и трагедия для России, считает Нагорски. «Она привела к невероятному откату России назад (во времени — ГА), — сказал журналист. И даже если завтра каким-то чудом закончится война в Украине и русские выведут (войска — ГА), Россия уже не сможет вернуться к прежнему положению. И в плане завоевания доверия Запада, завоевания доверия международного делового и финансового сообщества, это полностью противоположно тому, какого будущего Горбачев хотел для России».

*Джефф Тримбл работал заместителем директора Агентства США по глобальным медиа (USAGM, ранее – BBG), курирующего «Голос Америки».

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх