После Потока

Часть 3

Что происходит

Норвегия не намерена продавать странам Европы газ по дешевым контрактам с фиксированной ценой, несмотря на просьбы европейских энергетических компаний.

Соответствующее заявление сделал министр нефти и энергетики Норвегии Терье Осланд, пишет Е24.

Член норвежского парламента Софи Мархауг направила Осланду письмо, в котором спросила, готово ли министерство обязать энергетические компании подписывать контракты на поставку газа с ценой ниже рыночной, чтобы показать солидарность с Европой.

“Я не предлагаю политику, при которой нефтяные компании на норвежском континентальном шельфе обязаны подписывать контракты на поставку газа с фиксированной ценой”, — ответил Осланд.

При этом он добавил, что министерство не намерено мешать компаниям заключать подобные контракты, если они действительно желают это сделать.

Эксперты Nordea Markets на этой неделе подсчитали, что в 2022 году Норвегия может заработать на продаже нефти и газа не менее 1,5 трлн норвежских крон и почти 2 трлн норвежских крон в следующем году.

Для сравнения, доходы государства от продажи нефти и газа в 2021 году составили 830 млрд норвежских крон, что является рекордом.

Как писали Українські Новини, 18 августа Financial Times сообщило, что европейские энергетические компании намерены обратиться к Норвегии с просьбой снизить цену на газ.

Мы также сообщали, что ранее на этой недели министр нефти и энергетики Норвегии Терье Осланд заявил, что его страна стала главным поставщиком газа в Европе.

Об этом говорится в письменном ответе Осланда представителю парламента от Родта Софи Мархауг.

 

Высокие цены приносят большие доходы Норвегии, но имеют серьезные последствия для стран, которые покупают газ, указывает Мархауг в своем вопросе.

 

«Считает ли министр, что требование к нефтяным компаниям подписывать контракты с фиксированной ценой на поставку газа ниже текущей рыночной цены — это актуальное решение, которое может продемонстрировать солидарность с Европой?» — спросила Мархауг.

 

Она также отметила, что один из редакторов Financial Times, Дэвид Шеппард предложил Норвегии перейти на контракты с фиксированной ценой.

 

На этой неделе Nordea Markets подсчитала, что Норвегия может заработать 1 500 миллиардов норвежских крон на нефти и газе в этом году и 1 900 миллиардов в следующем году. Для сравнения, в прошлом году государство заработало рекордные 830 миллиардов норвежских крон.

 

«Мы живем в непростое время», — пишет министр нефти и энергетики Терье Осланд в своем ответе.

 

Поставки российского газа в Европу снизились из-за санкций и войны, которую РФ проводит в Украине.

В то же время министр указывает, что норвежская система не мешает нефтяным компаниям подписывать контракты с фиксированной ценой, если они заключаются на коммерческой основе. 

 

«В той мере, в какой потребители газа в Европе и компании, добывающие газ на норвежском континентальном шельфе, желают заключить долгосрочные газовые контракты на коммерческих условиях, они могут это сделать», — пишет Осланд.

 

«Однако я не предлагаю политику, при которой нефтяные компании на норвежском континентальном шельфе обязаны подписывать контракты на поставку газа с фиксированной ценой», — добавляет он.

 

Мархауг утверждает, что Норвегия несет моральную ответственность перед Европой и должна помочь ей в сложной ситуации.

 

«Я думаю, что министр слишком легко отвергает это. Но я прекрасно понимаю, что такие «награды за солидарность» должны сопровождаться очень строгими условиями. Это не должно быть поводом для спекуляций на перепродаже, — говорит Мархауг. — Я считаю, что министр должен более серьезно отнестись к этому предложению».

 

В последние годы многие потребители газа предпочли покупать газ на спотовом рынке, а не заключать долгосрочные контракты с фиксированной ценой. Осланд отмечает, что долгое время было обычным делом заключать долгосрочные контракты, в которых цена была привязана к цене на нефть.

 

«Такие контракты давали компаниям, инвестировавшим в производственную и транспортную инфраструктуру, повышенную уверенность в том, что объекты будут прибыльными», — пишет он.

 

Министр отмечает, что ЕС не хотел таких долгосрочных контрактов в течение последних 20 лет или около того. Вместо этого предпочтение было отдано спотовым ценам, которые колеблются изо дня в день.

 «В определенные периоды это давало странам ЕС низкие цены на газ в международной перспективе, а в определенные периоды, например, сейчас, — более высокие цены», — пишет Осланд.

 

Спотовая цена на газ в последние годы была на низком уровне, но с осени прошлого года резко возросла. В четверг цена на голландском хабе TTF составляет более 300 евро за мегаватт-час по сравнению с 70 евро в Новый год и 40 евро год назад.

 

По мнению экспертов, рост цен связан с тем, что Россия сократила объемы поставок.

 

«Самое важное, во что Норвегия может внести свой вклад в нынешней ситуации, и во что я тоже хочу внести свой вклад, — это поддерживать высокий уровень добычи газа в Норвегии и в будущем», — пишет Осланд.

 

Ранее в этом году Equinor получила разрешение на увеличение добычи на нескольких газовых месторождениях, и, кроме того, завод СПГ в Хаммерфесте сейчас находится в стадии завершения.

 

Норвегия может заработать на нефти и газе 1 900 миллиардов долларов в 2023 году.

 

Спотовые цены на газ на ликвидном голландском хабе TTF 26 августа немного снизились до $3292 за тыс куб м. с рекордных $3300 днем ранее. Рынок ожидает приостановки Северного потока-1 уже с 31 марта на три дня для диагностики и ремонта.

 

Норвегия является вторым по величине поставщиком трубопроводного газа в ЕС после России, на долю королевства приходится четверть европейского газового импорта. В 2021 году Норвегия поставила в Европу 113,2 млрд куб м газа. Ожидается, что в 2022 году поставки могут вырасти еще на 15 млрд куб м в год за счет роста загрузки действующих мощностей и ввода газопровода Baltic Pipeline на 10 млрд куб м газа в год.

МК

Поделиться:

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх