Украинцы в Ницце: броские мифологемы и реальность выживания.

Dr.Alex Wegin. Nice

Нашумевшая тема с «батальоном Монакко», поднятая Украинской правдой в недавней публикации, наделала много шума и уже оставила свой след в мемах и общественных иронии и сарказме.

Напомню суть – журналисты «нашли» на Лазурном берегу Франции по их словам множество знаков Украины, которые читаются в негативном контексте. Упоминались дорогие виллы на Кап Фера (это просто название мыса на восточной границе Ниццы) Левочкина и Ахметова(самая дорогая из дорогих на Лазурном берегу), виллы других владельцев с украинскими признаками, которые стали для них давно вторичными (признаки). Упоминалась бентли, стоящая иногда (но ее увидели жунралисты) перед казино в Монте Карло (Монакко) с украинскими номерами. А сам Лазурный берег представлялся как какое-то дьявольское место притяжения и обитания для богатых людей не только Украины, но и России и всего мира. Ну, в общем-то и все….

Но этого хватило для создания информационного шума в инете. Появился «Батальон Монакко».

Что же на самом деле такое — украинский Лазурный берег, Ницца, Кап Фера, Монакко — на трезвый, не ищущий сенсаций, а жаждущий простой правды взгляд?

Давно…, давно уже это совсем не так, как в описанных эмоциях журналистов «Украинской правды».

Ну конечно, тут много богатых вилл, яхт, авто и людей – их владельцев. Но еще больше – сторожей, стюартов и шоферов этих вилл, яхт и авто. И еще больше тех, кто обслуживает владельцев, сторожей и шоферов – печет им круасаны, варит кофе, убирает, подводит воду, стрижет пальмы и парки и подводит свет.. А еще больше – тех, кто живет…, да, да, просто живет в этих местах, в домах — от 13 века — до этого года постройки…. Но больше всего – что собственно и делает лицо Ниццы и Лазурного берега (не употребляю специально неприлично вульгарное упрощение от случайных, не местных, желающих показать свое присутствие – «Лазурки») обитателей — это обычный средний класс – Франции, Германии, а теперь уже и всей Европы – от Швеции до Португалии, приезжающий сюда в сезон на столько, насколько хватит накопленного за год кошелька. Очень большая доля в последних – студенты со всего мира. А помните эмоции от «Полиции Сан Тропе» с любимым тут Луи де-Фюнесом – ну это тоже здесь.

Диапазон возможностей – для этого среднего класса – невероятен – от спальника на пляже (встречается) – до апартаментов от 300 евро до 2,5 тыс. и больше за месяц — к виллам…, там цены могут быть и еще выше, а могут и не быть. Риэлторы, заинтересованные в больших цифрах, сейчас скажут, что не бывает 300 евро. Но я могу Вам рассказать простой секрет – обращайтесь к местным, французским риэлторам, а не к чаще попадающимся и мозолящим глаза и уши нашим, из переселившихся ранее, прибалтийцам, а тем более – из РФ, которых тут еще больше. Когда французы узнают, что вы из Украины – еще и скидку дадут.

Вот мы и подошли к теме об украинцах в Ницце. Их много. Очень много. И именно беженцев от российской войны. Было много и до этого, но сейчас число выросло кратно. Сколько их – наверное никто не скажет, но есть возможности оценки по нашему восприятию.

Ну вот вы стоите в быстротечной очереди за невероятно вкусным мороженным где угодно в старом городе, минут 5-7 – обязательно услышите раз-два-три украинцев ( они часто говорят на русском, но есть и на украинском). Если вы на пляже, то 2/3 красивых мам, загорающих без верха, но с детьми – это украинцы. Сколько в Ницце загорающих девушек без верха – ну вот если идти по гальке поперек к самой воде (пляж вдоль всей Ниццы, шириной метров 50 – и это все крупная галька), то вы пройдете мимо двух-трех, а когда постелите свое полотенце совсем у воды, ляжете и закроете глаза под бейсболкой, то обязательно услышите украинскую речь (опять же – и на русском и на украинском).

Как еще можно посчитать по ощущениям – сколько украинцев в Ницце. Вы снимаете студию в старом городе, в доме 1314 года. Вход в квартиру, коридор, налево – ваша студия, двухкомнатная, направо – другая – маленькая, но милая студия-комната с кухней и душем. И в этой другой – две студентки из Киева, только окончившие Карпенко-Карого и уехевшие зная куда, конечно. Они очень вежливы и внимательны к проблемам других, как и большинство истинных французов, с участием высунутся в окно, если вы забыли ключ и давите от подъезда кнопку в свою студию, в надежде, что жена дома, и спросят – может вы хотите, чтобы вам открыть? Серьезные, уставшие от борьбы за выживание, глаза. Вечером и до полуночи у них – работа в кафе и на кухне. Днем – выспаться, и искать приемлемую по цене студию на двоих, потому, что эту хозяева из Прибалтики уже продали и не могут продлить аренду. После поисков в инете – на час погрузиться в любимое – достать подаренный какой-то растроганной французской семьей синтезатор и сочинять музыку: «Сильная, сильная я…..» — я уже слышал результат в инете, раздирает душу. Они, конечно, общаются с украинцами тут и имеют круг общения среди вновь приехавших: и все они «чувствуют свое расчленение на 2 части – душу, которая в Украине и тело, которое в Ницце». Темой возвращения еще не озабочены, наверное, еще не время и мозги заняты выживанием.

Ок, вы идете после утреннего пляжа домой 6 минут – я подчеркиваю это время не для того, чтобы похвалиться квартирой в старом городе у моря, а для подсчетов количества украинцев. На протяжении этих 6 минут вы проходите по узким улочкам старой Ниццы, петляя от Дворца Савой, мимо дома с большой доской о том, что тут, как и ты снимал когда-то квартиру Н.Паганини, около 10 кафе и ресторанов с разными кухнями, видишь на какой-то скромной двери маленького кафе Мишленовскую звезду, очередь на пообедать где — на неделю вперед, проходишь рядом мимо кафе, столики перед которым – покрашенные европоддоны, но тоже всегда заняты, остается взять с собой латте без кофеина. И в этом кафе тебе твой кофе делает бариста – обаятельная, блодинка только из Одессы, которая не говорит на украинском, но старается…., и потом чисто по одесски предлагает «перейти на русский, но считать, что говорим по украински». Тоже в глазах пережитое.

Потом с латте вы идете к пл. Розетти, где ваш дом, и по пути встречаете висящий из окна на 3 этаже украинский флаг, потом за углом – еще один, уже на 2 этаже и меньшего размера.

Потом вы пришли домой в свою студию на 2 этаже, открыли окно, помахали рукой французской соседке напротив и выше – бонжур, мадам, — старинной веселой бабушке, за обаятельной улыбкой которой скрываются много интимных секретов жильцов напротив. Вы оставили окна открытыми – не для французской бабушки, а из-за плохо дующего кондиционера и духоты, идущей от потолочных 50 см толщины, держащих перекрытие, деревянных балок того же 1314 года, — и из этих окон вы слышите каждые минут 15 – ту же украинскую или русскую с украинским акцентом речь.

Вечером вы в своей ленте в ФБ встречаете фото знакомого пляжа Ниццы стазу от 2-3 своих френдов. Выбираете, кого из них аккредитует ваша душа, и спрашиваете ее — этот ваш выбор (конечно ее, парни же воюют) про жизнь и углубляетесь в разговор до подробностей и деталей. Оказывается, она тут уже достаточно долго — 5,5 лет…., но тоже живет раздвоенной на тело и душу….– ходит на украинские тусовки, прыгает от радости поздно ночью, дождавшись в баре с украинцами и французами победы Усика над Джошуа, и старается вытянуть свой небольшой экологический бизнес в Киеве в это трудное время, чтобы сохранить команду и обеспечить двух своих фантастических детей. Сейчас у нее тут тоже живут несколько беженцев-украинцев, быстро нашедших себе в Ницце работу для своих раздвоенных на душу в Украине и тело в Ницце сущностей, нашедших себя, но ответ на вопрос – когда вернетесь? — не имеющих: желание есть, но нет возможности.

Так сколько украинцев и каких на Лазурном берегу? – «батальон Монакко» — это громкое странное клише, но совсем не показатель. — Много! Очень! Они активные, открытые и их любят и уважают французы. За профессионализм, за компетентность, за надежность и за любовь к своей Украине. Именно поэтому в Ницце – в центре Лазурного берега, в день крупнейшего праздника Франции, который отмечали совсем недавно торжествами и парадом, ниццуанцы подняли 2 флага – французский и украинский! Да, да, в равном удалении от центра торжества на Английской набережной развевались два равных по величине флага. А когда мэр города произносил свою лаконичную речь – присутствующие не могли сдержать слез в двух местах – когда он говорил о жертвах теракта на этой набережной и о жертвах российской агрессии против Украины.

«Украинская правда» – хорошее издание, но отличать зерна от плевел нужно учиться в любом состоянии популярности. Не Ахметов с Левочкиным и бентли с украинским номером перед казино, определяют украинское присутствие на Лазурном берегу, а тысячи украинцев, гармонично вписывающихся в ментальный и ценностный ландшафты французов.

«Украинская правда», как насчет еще одной оплаченной командировки журналистам на неделю в Ниццу и Кап Фера с Монакко на тему о настоящей украинской Ницце, а не мифической? Можно взять из прибыли от «батальона Монакко»…. ☺

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх