Западные Балканы остаются ахиллесовой пятой Европы

Эти выходные в Косово продемонстрировали мастерство Белграда в «контролируемой эскалации». При поддержке России конфликт является «открытым флангом» для ЕС и НАТО.

Будет ли новая война на Балканах, новая война в Европе? В воскресенье вечером Twitter был в бешенстве: появились сообщения о вооруженных столкновениях, а президент Сербии Александр Вучич заявил, что ситуация еще никогда не была такой напряженной и что Белград сделает все, чтобы сохранить мир.

Что случилось? В июне правительство Косово приняло решение, что с понедельника, 1 августа, вступят в силу дополнительные правила въезда для граждан Сербии. Объявленные новые правила предусматривают получение гражданами Сербии временных документов, удостоверяющих личность, при въезде в Косово. Это те же правила, которые применяются к гражданам Косово, когда они хотят въехать в Сербию. Однако до этого не дошло: в выходные части сербского меньшинства установили блокпосты на двух пограничных переходах, затем правительство Косово направило специальную полицию, которая в итоге временно закрыла два пограничных перехода.

Конечно, не помогло то, что член парламента от Сербской прогрессивной партии — партии Вучича — публично размышлял о том, что Сербию могут заставить «денацифицировать» Балканы — российская риторика передает ему привет.

Однако в воскресенье вечером международное внимание привлекли сообщения сербских СМИ о вооруженных столкновениях с жертвами с обеих сторон (позже это оказалось неправдой) и вышеупомянутые комментарии президента Вучича. Также ходили слухи, что оружие было роздано местному сербскому населению. Конечно, не помогло то, что член парламента от Сербской прогрессивной партии — партии Вучича — публично размышлял о том, что Сербию могут заставить «денацифицировать» Балканы — российская риторика передает ему привет. Российские информационные агентства сообщали о напряженности в прямом эфире на местах и распространяли слухи из сербских СМИ.

США поддерживают косовские меры взаимности

Однако, несмотря на шумиху в СМИ, поначалу все ясно: сообщения сербских СМИ не соответствуют действительности, и той же ночью КФОР опубликовали заявление, в котором подтвердили свой мандат по обеспечению стабильности и безопасности в Косово. Компромиссное решение, предложенное посольством США, а теперь реализуемое косовским правительством, предусматривает отсрочку мер еще на месяц (с 1 сентября), «чтобы дать всем сторонам время приспособиться к новым положениям». Это также дает премьер-министру Альбину Курти официальную поддержку мер со стороны США.

Волнения возникли не стихийно, а были спровоцированы событиями. Новые правила въезда, принятые косовским правительством в июне, представляют собой так называемые меры взаимности. Предпосылкой для этого является то, что граждане Косово должны не только оклеивать свои номерные знаки, но и получать временные документы, удостоверяющие личность, на пограничном переходе при въезде в Сербию, поскольку косовские документы, удостоверяющие личность, не признаются сербскими властями.

Даже после этих выходных ясно, что вторая часть мер взаимности наступит. На этот раз даже с косвенного одобрения США.

Еще в сентябре 2021 года правительство Курти ввело первые меры взаимности, в частности, наклеивание знаков суверенитета с сербских автомобильных номерных знаков при въезде. Тогда тоже была напряженность, спецназ с обеих сторон, российский посол посетил войска на границе вместе с министром обороны Сербии, на границе летали сербские военные самолеты. Однако после первоначальной суматохи договоренности тихо реализуются.

Даже после этих выходных ясно, что вторая часть мер взаимности наступит. На этот раз даже с косвенного одобрения США. Это примечательно тем, что США — применительно к косово-сербскому диалогу — до сих пор всегда выступали против мер взаимности.

Обострение риторики Белграда о деэскалации

Даже если инциденты, имевшие место в выходные, не вышли за пределы описанного уровня, они очень хорошо иллюстрируют, насколько успешным может быть Белград в повышении температуры для сохранения хрупкого статус-кво в отношении Приштины. Едва ли кто-то в Европе справляется с этой продолжающейся «контролируемой эскалацией» так, как сербское руководство.

Однако если следовать немецким репортажам, то может сложиться впечатление, что с Вучичем рассудительный глава государства призывает к умеренности. И никто не может быть обвинен в этой точке зрения, потому что Вучич, все еще министр информации при Слободане Милошевиче, является мастером эскалации деэскалационной риторики. Однако, когда он говорит о том, чтобы сделать все для сохранения мира и о том, что сербы в Косово не должны позволять себя провоцировать, возникает вопрос: «Кто ставит под сомнение мир?» и «Кто кого здесь провоцирует?».

Следуя той же схеме, что и до сих пор, в выходные также появилось все больше признаков того, что блокпосты не были результатом спонтанных собраний нескольких разгневанных граждан, а были, по крайней мере, одобрены, если не оперативно одобрены Белградом. Сербия осуществляет косвенный оперативный контроль над сербским меньшинством в Косово. Таким образом, режим Вучича не только реагирует на события в северном Косово, но и является главным действующим лицом развития, особенно через Lista Srpska (партия сербского меньшинства в Косово) и дезинформацию через сербские и российские СМИ.

Гарантированная русскоязычная поддержка

Параллели между сербской и российской внешней политикой и политикой безопасности поразительны. Во-первых, Сербия разделяет с Россией реваншистскую повестку, причем можно сказать, что Москва научилась у Белграда, а не наоборот: бывшая центральная власть, униженная в собственном восприятии, разжигает нестабильность на периферии своего некогда существовавшего государства. Это режим, в котором конфликты, скорее всего, будут поддерживаться. Во-вторых, оба государства преследуют цель как можно дольше сохранить косово-сербский конфликт в статус-кво. Беспорядки на выходных показывают, что для этого требуется небольшое количество ресурсов. В-третьих, оба государства работают с сопоставимыми инструментами, хотя и с меньшей интенсивностью в случае с Сербией. Таким образом, 31 июля мы увидели поддержку СМИ из Москвы того, что исходило из Белграда. Также, Представитель МИД России резко осудил косовское правительство и раскритиковал его за одностороннюю эскалацию. Классическая смена преступника и жертвы.

Однако было бы слишком недальновидно рассматривать сербскую политику как простое продолжение Российской Федерации. Политика Вучича характеризуется очень успешной многовекторной политикой — политическим подходом, который пытается поддерживать хорошие отношения со многими крупными державами и уравновешивать их друг против друга. Однако оба государства преследуют одну и ту же повестку дня и цели в вопросе Косово. Тот факт, что Сербия всегда может рассчитывать на поддержку России в косовском вопросе, отражается в том, что Сербия не поддерживает общеевропейскую санкционную политику против России.

Благодаря прямому и косвенному влиянию России регион и особенно косово-сербский конфликт остаются «открытым флангом» для Евросоюза и НАТО в конфликте с Россией.

Это соответствие обнаруживается не только в политике, но и в выборе средств. В минувшие выходные можно было наблюдать концерт медийного разжигания конфликта – эскалация языка вкупе с материально-технической поддержкой «нерегулярных элементов». Россия через свои информационные агентства тоже принимала в этом активное участие, но лишь конъюнктурно подкрепляла то, что исходило из Белграда.

Таким образом, благодаря прямому и косвенному российскому влиянию регион и особенно косово-сербский конфликт остаются «открытым флангом» для Евросоюза и НАТО в конфликте с Россией. Нынешний инцидент показывает, как мало нужно (в конце концов, это чисто административный регламент въезда) для создания напряженности и ее эскалации. Эта уязвимость сохранится до тех пор, пока Косово и другие государства Западных Балкан не будут прочно интегрированы в Европейский союз и систему трансатлантического союза.

Беспорядки в выходные показывают, как мало ресурсов можно использовать для разжигания конфликтов, которые связывают политические — а также, в случае сомнения, военные — силы ЕС и/или НАТО. Даже если вооруженного конфликта между Сербией и Косово не предвидится, инциденты выходного дня подчеркивают важность мандата КФОР и стратегическую ценность Косово — с точки зрения уязвимости — в конфликте с Россией. Политическое решение этого «открытого фланга» следует искать в политике расширения ЕС.

Автор: Рене Шлее (René Schlee, Pristina) – является главой отделения Friedrich-Ebert-Stiftung в Косово.

Источник: IPSJournal, ЕС

Перевод МК

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх