Почему война России в Украине — геноцид

С каждым днем становится все очевиднее, что Россия совершает в Украине тяжелое преступление, какое только можно себе представить: геноцид.

Российские войска опустошили многие части Украины, убивая, насилуя, пытая, депортируя и терроризируя уязвимое гражданское население. За этими актами насилия кроется ужасающая логика, направленная на уничтожение украинской национальной идентичности, уничтожение современной Украины, как независимой страны путём убийства и русификации ее жителей.

Правильно понимая ставки, Соединенные Штаты уже выделили значительные ресурсы на защиту Украины. Происходящее на украинских фронтах определяет будущее безопасности Запада. Победа Украины утвердит международное право перед лицом грубого нарушения территориального суверенитета, подтвердит императив нераспространения ядерного оружия и сохранит доверие Соединенным Штатам на международной арене.

Однако, остается еще больший императив.

Да, Россия ведет экспансионистскую захватническую войну с глубокими геополитическими и моральными последствиями. То, что она намеренно проводит кампанию геноцида, создает уникальную опасность и последствия для западных политиков. Соединенные Штаты и их союзники, а также широкое международное сообщество, должны признать ужасное значение этого насилия и свою обязанность остановить российскую машину жестокости.

Вопреки распространенному заблуждению, что зверства не становится геноцидом, если оно не превышают статистическую границу убитых людей.

Однако, геноцид – это процесс со специфической динамикой, который возникает из-за намерения его исполнителей уничтожить группу.

Рафаэль Лемкин, польский юрист, ввел термин «геноцид» во время Нюрнбергского процесса.

Он начал свой прижизненный крестовый поход, чтобы закрепить геноцид в международном праве после того, как обнаружил, что не было соответствующих законов для преследования османских подстрекателей убийства армян во время Первой мировой войны. Лемкин, также классифицировал Голодомор, убивший миллионы людей в советской Украине с 1932 по 1933 гг. как «советский геноцид в Украине». Многие ученые утверждают, что Иосиф Сталин спровоцировал голод, чтобы подавить украинские восстания против советской коллективизации и насильственной русификации Украины.

Лемкин назвал геноцид «преступлением преступлений», поскольку он атакует важнейшее право группы: право на существование. Это название выдержало испытание временем и было закреплено в международном праве.

Усилена ужасами нацистского Холокоста и разоблачением Нюрнбергского процесса, правовое определение геноцида ООН, а также мандат по предотвращению геноцида и наказание за него вступили в силу в 1951 году.

Согласно Конвенции ООН, геноцид определяется как «любое из следующих действий, совершенное с намерением уничтожить, полностью или частично, национальную, этническую, расовую или религиозную группу: убийство членов группы; причинение тяжких телесных или психических повреждений участникам группы; умышленное создание для группы жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение; применение мер, направленных на предотвращение рождаемости в группе; и принудительный перевод детей из группы в другую группу». Ни одна страна или организация никогда не обжаловала это юридическое определение или обязательство международного сообщества прекратить геноцид.

Ученые и практики предлагают два критерия отделять геноцид от других, одинаково осужденных форм зверств. Геноцид направлен на все слои населения — мужчин, женщин и детей — в процессе, требующем системной координации и готовности со стороны преступников доставлять себе неудобства в достижении своих отвратительных целей, например, погони за жертвами.

Во-первых, цель уничтожить группу, а не просто жестоко подавить ее. Геноцид не достигается только бойней. Убийство, как уточняет определение геноцида ООН, является лишь одним из способов, посредством которого преступники пытаются уничтожить группу. Другие действия, включая изнасилование, депортацию и попытки уничтожить язык и культуру группы, также могут свидетельствовать о геноциде.

В этом свете поведение России в Украине имеет все признаки кампании геноцида, направленной на искоренение украинской национальной идентичности.

Годами российские лидеры отрицали действительность украинской национальной идентичности и говорили об уничтожении украинской нации, что само по себе свидетельствует об умышленном намерении совершить геноцид.

С тех пор как вторжение началось в феврале, доказательства того, что Россия имеет целью геноцид народа, начали расти как грибы.

Кремль не просто хочет завоевать Украину; хочет уничтожить украинство Конечно, геноцид является напряженным термином, напоминающим о систематической точности Холокоста и общественной бойне в Руанде. События в Украине пока не похожи на прошлые ужасы, но это не делает их описание как геноцид неточным.

Геноциды происходят по разным причинам, часто вызванным этническими и религиозными мотивами.

Случай Украины другой; Путин и другие российские лидеры сосредоточены на угрозе, представляющей украинскую национальную идентичность, по крайней мере, с 2014 года, когда демократические протесты свергли пророссийское правительство в Киеве и ускорили российское вторжение.

Эти события ускорили необратимые трансформации того, что означало быть украинцем, соединив представление о традиционном украинском наследии с ценностями свободы, самоорганизации, растущего плюрализма и мультикультурализма — ценностями, противоречащими все более автократической России.

Попытка Москвы уничтожить украинскую идентичность не только отрицает Украину в ее суверенной нации, но и намекает на собственную хрупкую незащищенность и нежелание сосуществовать с такой национальной группой по соседству.

Поведение России в Украине имеет все признаки геноцида.

Российские вооруженные силы в Украине проводили казни мирных жителей, пытали и насиловали, намеренно бомбили жилые комплексы. Эти акты направлены против украинцев разного пола, возраста и социальной демографии, выходя далеко за пределы единичных случаев безумия на поле боя. Российские военные также убивали и калечили детей, позволяя насилие против тех, кто представляет незначительную военную угрозу. К примеру, во время печально известного мартовского взрыва театра в городе Мариуполь погибли около 600 человек, в том числе много детей, и еще сотни получили ранения. Россия разбомбила здание, несмотря на то, что это было известное гражданское укрытие, извне было написано прописными буквами, видимыми с неба, «Дети». Только в городе Буча местные власти утверждают, что российские войска убили 31 ребенка в возрасте до 18 лет.

Во многих других аспектах российские действия отвечают разным критериям определения геноцида ООН. Отчеты об изнасиловании взрослых и детей указывают на попытки России уничтожить способность украинцев рожать будущие поколения.

Другим предупредительным сигналом является то, что Россия неоднократно препятствовала гражданским лицам покинуть объекты поражения и блокировала эвакуацию, осуществляемую при международном посредничестве, что свидетельствует о том, что российские силы не просто довольны захватом земли и грабежом городов.

Так называемое Исламское государство преследовало езидов на горе Синджар в Ираке в 2014 году во время геноцида, направленного против этого меньшинства.

Подобным образом, действия России свидетельствуют о том, что насилие мотивировано желанием уничтожить нелояльного население, а особенно уничтожить тех, кого они не могут «деукраинизировать».

В апреле российское государственное СМИ РИА Новости четко определило эту цель — геноцид, заявив, что «денацификация неизбежно будет включать деукраинизацию», что стремления Украины к независимости скрывают настоящий «нацизм» страны и что «украинизм есть искусственный антироссийский конструкт», который необходимо ликвидировать.

Российские войска содержали бежавших гражданских лиц в так называемых фильтрационных лагерях (термин, напоминающий советские лагеря, созданные во время и после Второй мировой войны для проверки солдат и гражданских лиц на их лояльность к государству), предназначенных для отсеивания тех, кого не можно принудительно русифицировать, то есть тех, кто не будет воспринимать пропагандистские заявления Кремля о том, что украинская национальная идентичность искусственная конструкция.

В отчетах правозащитных организаций, Государственного департамента США и многочисленных СМИ утверждается, что российские власти маркируют на смерть, исчезновение или пытки тех заключенных, которых считают неисправимыми украинцами.

Для достижения своих деструктивных целей геноциды требуют очень высокой степени координации. Известно, что плеяда административных бюрократий совершила Холокост. Сотни тысяч российских и гражданских солдат сейчас работают над ликвидацией тех, кого Кремль считает неподдающимися русификации. По словам официальных лиц США, Кремль подготовил планы по фильтрационным лагерям к полномасштабному вторжению в конце февраля, предлагая дополнительные доказательства умышленного и систематического характера кампании «деукраинизации», которую Россия сама назвала.

После вторжения российские чиновники взялись за демонтаж украинской системы образования, стирание украинского языка, уничтожение украинской истории на оккупированных территориях и легализацию усыновления украинских детей, ставших жертвами торговли людьми, депортированных в Россию. Принудительная депортация Россией примерно 1,9 миллиона украинцев — причем сами российские чиновники подтверждают, что 307 423 украинских детей были быстро найдены для усыновления российскими родителями — отвечает еще одному четкому критерию геноцида.

Желание Москвы уничтожить украинцев как национальную группу помогает объяснить непонятное поведение ее сил.

Когда в июне Мариуполь охватили вспышки холеры, российские оккупационные власти предпочли внести незначительные изменения в дорожные знаки на украинском языке, а не доставку гуманитарной помощи мирным жителям, которых они якобы спасали от «фашистского» украинского режима.

Как отметил Марк Гертлинг, генерал армии США в отставке, в июне после того, как российские ракеты попали в детский сад и жилой дом в Киеве, «это не имеет смысла». Но такие акты необдуманного насилия действительно имеют ужасный смысл, если их понимать как часть геноцидной кампании.

Как и в других случаях геноцида, большое количество простых россиян бездейственно участвует в кампании своей страны. Таким образом, ответственными становятся не только люди, совершающие убийства (преимущественно солдаты). Также организаторы геноцида: российские бюрократы, чиновники, служащие в администрации оккупированных территорий, военные вербовщики, планировщики и советники, а также консульские служащие и люди, работающие в службах по делам детей, способствующих депортациям.

Авторы геноцида варьируются от самого президента России Владимира Путина с верху, до полевых командиров, которые подписывали директивы геноцида на поле боя. Геноцид был организован благословившими войну высшими религиозными лидерами русской православной церкви и комментаторами в государственных СМИ, которые дегуманизируют украинцев и регулярно призывают к их уничтожению.

Ни один геноцид не проходит без молчаливых наблюдателей, которые могут не одобрять действия российского правительства, но мало делают, чтобы их остановить.

Геноцид требует от обидчиков рассматривать своих жертв как не людей.

Сообщения российских СМИ и сообщения в социальных сетях пестрят оправданиями насилия против украинцев, что уже не рассматривается как страшная цена войны, а как нечто желаемое. Дмитрий Рогозин, бывший глава российского космического агентства, продемонстрировал эту тенденцию, когда в июне у Twitter и Telegram требовал от России «покончить» с украинцами, описывая их как «экзистенциальную угрозу для русского народа, русской истории, русского языка». Он продолжил: «Давайте покончим с этим. Раз и навсегда. Для наших внуков».

Все признаки указывают на скоординированную, систематическую попытку уничтожить украинскую национальную идентичность.

С увеличением улик геноцида в Украине растет правовое и моральное давление, чтобы его остановить.

Конвенция ООН о геноциде, ратифицированная 152 странами, предусматривает как предотвращение геноцида, так и наказание за него.

Геноцид также дестабилизирует ситуацию, как признают многие в Вашингтоне.

В 2011 году президент США Барак Обама назвал предотвращение геноцида «основным интересом национальной безопасности», а в 2018 году Конгресс признал, что геноцид и другие подобные преступления «угрожают национальной и международной безопасности».

Кроме признания последствий геноцида для безопасности, Белый дом также охотнее описывал насилие против определенных групп в строгих сроках. Президента США Джо Байдена похвалили за то, что он назвал геноцидом зверства, продолжающиеся в Китае (против уйгуров), Мьянме (против рохинджа) и Украине. Эта риторическая четкость становится характерным компонентом его внешнеполитической платформы, но она имеет несколько последствий для реакции США на геноцид России против украинцев.

Геноциды оканчиваются, так или иначе, только полной победой. Опустошительные кампании в юго-западной Африке с 1904 по 1907 годы немецких военных сил против народов Гереро и Нама и Сталина против украинцев в Советском Союзе были настолько успешны в разгроме намеченных целей, что они в основном избежали международного внимания в то время.

В других случаях жертвы успешно отражались.

Военная победа Руандийского патриотического фронта в гражданской войне в Руанде положила конец геноциду в стране в 1994 году. Решительные внешние вмешательства также положили конец геноциду от поражения Гитлера во Второй мировой войне до свержения Вьетнамом жестокой диктатуры красных кхмеров в Камбодже в 1979 году.

Политики в Соединенных Штатах, на Западе и за их пределами должны столкнуться с суровой реальностью истинных намерений Кремля. Факт геноцида в Украине принципиально изменяет существующие варианты политики. Типичные дипломатические стратегии, прекращение огня и переговоры по территории не останавливают геноцидные войны. Коалиция усвоила этот урок в противостоянии гитлеровской агрессии и зверствам и должно вспомнить его снова.

Коалиция может избежать спирали эскалации, например с развертыванием войск НАТО в Украине и потенциальным использованием ядерного оружия, и в то же время помочь Украине остановить геноцид. Западные правительства должны относиться к российским переговорам по прекращению огня с особым скептицизмом, поскольку каждое дополнительное время позволяет российским войскам консолидировать свой контроль на оккупированных территориях и развернуть беспощадную кампанию русификации.

Кремль нельзя устыдить и этим остановит, но последовательные и скоординированные сообщения о российском геноцидном неоколониализме могут отбить желание у многих африканских, азиатских и ближневосточных правительств от прямого сотрудничества с Россией.

Обычная политика защиты гражданского населения достигнет лишь ограниченного успеха в контексте геноцида. Многие украинские женщины и дети возвращаются в Украину, поскольку страны ЕС сокращают услуги для беженцев и таким образом, они добавляются в резерв гражданских лиц, уязвимых для нападения. Западные правительства должны помочь Украине с инициативами по борьбе с торговлей детьми, например, финансируя и обеспечивая обучение украинских превентивных служб, чтобы работать над прекращением российских депортаций.

И они должны принять соответствующие меры сдерживания, такие как новая волна санкций Соединенного Королевства против России за «варварское обращение с детьми».

Правительствам также следует обратить внимание на социальные сети, людей которые подстрекают к геноциду, опираясь на такие усилия, как недавние санкции Соединенного Королевства против российских «исполнителей и помощников», расширивших таким образом круг, когда мишенью становятся не только убийцы.

Международные суды должны преследовать лиц, причастных к геноциду, национальные суды имеют универсальную юрисдикцию для судебного преследования лиц за серьезные международные преступления.

Виновные должны быть привлечены к ответственности, даже если их будут судить заочно.

Российские перебежчики, которые согласятся свидетельствовать на таких слушаниях, должны получить гарантии, что они не будут выданы в Россию.

Также правительства должны пытаться сдерживать тех, кто поддерживает Путина.

Блокирование иностранных инвестиций российских бизнесменов, введение санкций и замораживание активов отдельных лиц должны настроить влиятельных деятелей друг против друга, расколоть олигархические круги, оказывающие значительное влияние на власть в России.

Западные правительства должны четко объяснить в своих сообщениях, что Путин разрушает российскую экономику, что это имеет разрушительные последствия и для многих олигархов.

Западные визовые запреты должны известить организаторов геноцида стоящих на низкой ступени, а это бюрократы и чиновники, что их действия отменяют возможность путешествий и возможностей международного образования для них самих и их семей. Создание совместной консультативной группы в которой участвует Великобритания, ЕС и США по преступлениям, которые совершены с особой жестокостью, для помощи в судебном преследовании виновных в таких преступлениях, совершенных во время российского вторжения, стало прогрессивным шагом.

Эта группа должна получить более широкую поддержку сотен подписантов Конвенции ООН о геноциде. Кроме этих мер, западные правительства могут помочь россиянам, которые активно противостоят войне в Украине — и больше не хотят оставаться сторонними наблюдателями — поддержать их усилия в организации децентрализованных протестов, которые трудно подавить, предоставляя им защищенное коммуникационное оборудование и помогая местным спасать депортированных украинцев.

Глобальные кампании адвокатов для российских политзаключенных могут помочь в их защите во время заключения.

В конце концов, когда геноцид достигает определенного уровня, его можно остановить только силой.

Военная помощь Запада Украине имеет решающее значение для прекращения кровавой, ненавистной кампании Путина.

Военный успех Украины зависит от быстрого получения большего количества тяжелого оружия. Такая поддержка, должна приложить беспрецедентные усилия, чтобы превратить украинскую армию в силу натовского калибра по ее оснащению и возможностям технического обслуживания, материально-технического обеспечения и обучения даже тогда, когда украинская армия ведет войну.

Политики справедливо заметили, что это огромные усилия.

Но нельзя разрешить России продолжать путь геноцида в Украине.

Если правительства позволят России совершить «преступление преступлений», они рискуют запустить цепную реакцию, во время которой Россия получит смелость продолжать настаивать на своем имперском плане в погоне за своими территориальными амбициями – это огромная цена гражданской жизни и угроза глобальному порядку.

Президент США Ричард Никсон в своей памятной речи, буквально рявкнул: «Удвойте это» и «выполните работу» в ответ на военные запросы Израиля во время войны Судного дня в 1973 году.

Этот дух решимости и желания снарядить оказавшегося под угрозой союзника будет необходим, чтобы остановить ужасное уничтожение и попытку стереть нацию, чтобы остановить продолжающийся геноцид.

Df.news

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх