Как справиться с мегакризисом 2022 года

На последних встречах лидеров «Большой семёрки», членов НАТО и министров иностранных дел «Большой двадцатки» всем было очевидно, что мир столкнулся с таким сочетанием чрезвычайных ситуаций, которого мы не видели уже несколько десятилетий. Международные противоречия резко обострились на фоне проблем с продовольствием и энергоносителями, девальвации валют, назревающего долгового кризиса, продолжающейся пандемии Covid-19, усиления последствий изменения климата, вооружённых конфликтов.

«Большая двадцатка», где в этом году председательствует Индонезия, ранее служила площадкой для решения финансовых и экономических проблем, но теперь она оказалась в крайне опасном и деликатном положении. Саммит лидеров этой группы стран, запланированный на середину ноября, будет критически важен, но мы не можем ждать ноября, чтобы отреагировать на сегодняшние взаимосвязанные кризисы. «Большая двадцатка» должна инициировать виртуальный (онлайн) процесс, чтобы начать работу над общим, скоординированным ответом ещё до своего ноябрьского саммита.

По данным Всемирной продовольственной программы (WFP), более 800 миллионов человек сегодня хронически недоедают, при этом 323 миллионам грозит голод. Цены на энергоносители резко повысились, а Covid-19 продолжает свирепствовать среди тех групп мирового населения, которые не были в достаточной степени вакцинированы (в странах с низкими доходами лишь 16,5% жителей сегодня вакцинированы полностью). Кроме того, около 60% стран с низкими доходами столкнулись с долговыми проблемами, а тем временем по всему миру население страдает от засух, наводнений, лесных пожаров и других симптомов нарушения климата.

В апреле генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш предупреждал, что из-за нынешнего сочетания кризисов «до 1,7 млрд человек, то есть более чем пятая часть человечества, могут быть отброшены в бедность, нищету и голод, причем в масштабах, которые не наблюдались уже много десятилетий». Ситуация очень опасна, но мы не бессильны и способны изменить ее. Уже запущен ряд многосторонних инициатив в ответ на проблемы с долгами, энергоресурсами и продовольствием. Однако эти усилия окажутся эффективны, если они будут скоординированными и всесторонними. Наши проблемы слишком взаимосвязаны, чтобы решать их по отдельности.

Немедленным приоритетом является обеспечение справедливых цен и организация поставок на рынках продовольствия и энергоносителей. Как минимум $10 млрд необходимо для покрытия дефицита финансирования WFP в этом году. На сегодня международные организации и многие правительства реагируют на продовольственный кризис такими инициативами, как, например, Глобальный альянс за продовольственную безопасность. Этот альянс был создан нынешней весной для координации гуманитарного финансирования и инвестиций в устойчивость продовольственных систем. Более 80 стран поддержали предложенную США Дорожную карту глобальной продовольственной безопасности: Призыв к действиям. Кроме того, состоялись важные, регионально-ориентированные саммиты, например, Средиземноморский диалог на министерском уровне, посвященный теме кризиса продовольственной безопасности, а также Конференция на министерском уровне Единство ради глобальной продовольственной безопасности.

Впрочем, хотя хорошо известно, что открытая внешняя торговля критически важна для преодоления дефицита продовольствия, более 20 стран ввели ограничения на экспорт продовольствия (в виде лицензирования экспорта, изменения налогов и прямых запретов). Хотя страны-члены Всемирной торговой организации недавно договорились освободить гуманитарные закупки, осуществляемые WFP, от экспортных ограничений, этого недостаточно. Нам нужно в полной мере использовать наши знания о принципах работы мирового продовольственного рынка как в краткосрочной и долгосрочной перспективах, так и с точки зрения предложения и запасов продовольствия.

С этой целью крупные страны, имеющие запасы зерна, должны направить их на международные рынки, чтобы сдержать дальнейший рост цен. Кроме того, правительства должны укреплять Систему информационного обеспечения рынков сельскохозяйственной продукции (АМИС) для повышения прозрачности, улучшения мониторинга (в том числе рынков фьючерсов) и предотвращения спекуляций. Мы обязаны гарантировать, чтобы большее число стран могли стать самодостаточными, благодаря диверсификации аграрного импорта, а также могли повышать устойчивость своего производства продовольствия (в тех случаях, когда это возможно).

Что касается энергоресурсов, то здесь премьер-министр Италии Марио Драги, президент США Джо Байден и другие мировые лидеры обсуждают идею создания картеля покупателей нефти для ведения переговоров о ценах. Есть также множество новых инициатив, призванных ускорить развитие возобновляемой энергетики, повысить энергоэффективность, сократить зависимость от ископаемого топлива. Однако нам нужно активизировать эту работу накануне ноябрьской Конференции ООН по изменению климата (СОР27) в Египте.

Со своей стороны, Международный валютный фонд и многосторонние банки развития могут и должны активней предоставлять помощь, смягчающую нынешние кризисы — продовольственный, энергетический и долговой. Лишь четверть баланса МВФ, равного триллиону долларов, сегодня предназначена для обеспечения финансовой помощи и для освобождения от расходов на обслуживание долга тех стран, которые испытывают затруднения. Всемирный банк тоже мог бы предоставлять больше кредитов, проведя переговоры о пополнении капитала странами-членами банка, а также используя свой кредитный рейтинг ААА для привлечения частного капитала с помощью кредитных гарантий.

Для смягчения надвигающегося долгового кризиса нам нужна решительная, упреждающая многосторонняя инициатива для реструктуризации и списания долгов развивающихся стран с неподъёмным долговым бременем. Доля стран с низкими доходами, которые находятся в состоянии долгового кризиса, или у которых высок риск начала такого кризиса, с 2015 года удвоилась — с 30% до 60%. Ситуация усугубляется тем, что у многих стран со средними доходами кредитные рейтинги снижаются, а это значит, что им придется увеличивать расходы на обслуживание долга, причем особенно сейчас, когда Федеральный резерв США и другие крупные центробанки ужесточают свою монетарную политику.

Новые инициативы по смягчению долгового кризиса должны пойти намного дальше аналогичных усилий, предпринимавшихся в последнее время. Срок действия Инициативы по приостановке обслуживания долга (DSSI), запущенной в начале пандемии, уже истек, хотя сумма временной помощи 48 странам с низкими доходами за все это время составила всего лишь $13 млрд. Кроме того, эта инициатива охватывала только официальных двусторонних кредиторов, то есть исключала частных кредиторов, которым принадлежит наибольшая доля долга развивающихся стран.

Вслед за инициативой DSSI были утверждены Общие принципы урегулирования долга, призванные решить проблему суверенной неплатежеспособности и затяжных проблем с ликвидностью в странах, имеющих право на участие в инициативе DSSI. Этот механизм призван обеспечить списание и реструктуризацию долга с учетом потребностей должников в жизненно-важных расходах, а также их платежеспособности. Однако спустя полтора года после его запуска лишь три страны стали его участниками (Чад, Эфиопия и Замбия), и ни одна из них не завершила с успехом процесс реструктуризации долга.

На сегодня только 73 беднейшие страны мира могут стать участниками механизма Общих принципов урегулирования, поэтому критерии отбора участников, наверное, нужно пересмотреть и расширить, при этом все кредиторы, включая Китай и частный сектор, должны будут подключиться к данному процессу. Абсолютно необходимо повышать прозрачность в долговых вопросах ради эффективных переговоров о пересмотре суверенных долгов. Хотя добиться китайского участия, наверное, будет трудно, участие частного сектора можно обеспечить с помощью норм регулирования, особенно в Великобритании и США, где уже имеется соответствующий прецедент.

Наконец, следует немедленно отменить дополнительные сборы МВФ (дополнительные комиссии, которые взимаются со стран-заемщиков, которые уже крайне перегружены долгами). С тех пор как началась пандемия, число стран, несущих подобные расходы, выросло с девяти до 16, но МВФ прогнозирует, что к 2025 году эта цифра может увеличиться до 38.

Мы столкнулись с беспрецедентным сочетанием кризисов, которые могут поставить наше будущее под серьезную угрозу. Мир в очередной раз нуждается в Большой двадцатке, которая должна решительно начать действовать.

НВ обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Project Syndicate. Републикация полной версии текста запрещена.

Жозе Рамуш-Орта, Данило Тюрк, Лаура Чиншилла, Хан Сын Су 

Project Syndicate

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх