Новое направление для более европейской НАТО

Когда еще в 2021 году в качестве министра иностранных дел Испании я обратилась к генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу по поводу проведения в Испании саммита 2022 года, я не могла предвидеть весьма конкретных обстоятельств, с которыми сегодня сталкивается альянс. Я и представить себе не мола, насколько решающим для мира и стабильности в Европе станет саммит в Мадриде.

Это второй раз, когда Испания принимает саммит НАТО. Первый раз это произошло в 1997 году. Тогда НАТО решило пригласить Чехию, Венгрию и Польшу для начала переговоров о вступлении. Впервые были приглашены страны из бывшей орбиты Советского Союза. Это также стало поводом для запуска соглашения о партнерстве между НАТО и Украиной, во многом похожего на соглашение, ранее подписанное с Россией. Видение было одной из объединенной Европы.

Второй раз быть страной, принимающей саммит НАТО, нечасто: раньше это делали только шесть других стран. Но в 2022 году исполняется 40 лет со дня членства Испании в организации, и это повод отметить, что это значит для Испании, а также внести свой вклад в адаптацию альянса к более геополитическому контексту.

За последние 40 лет в сфере безопасности и обороны в Испании произошли серьезные изменения. Страна модернизировала свои вооруженные силы, которые сегодня служат в 17 миссиях по всему миру. Самые большие контингенты находятся в Ливане и Мали. Испанские войска также участвуют в Восточном расширенном передовом присутствии НАТО в Турции, а также в уже завершившейся учебной миссии в Афганистане. Короче говоря, членство в НАТО означало преобразование испанских вооруженных сил в лучшую сторону.

Основная цель мадридского саммита заключалась в укреплении трансатлантического альянса путем преодоления разногласий и разочарований эпохи Трампа. Президент США вывел свою страну из Совета ООН по правам человека, из Парижских соглашений по климату, из ЮНЕСКО и пригрозил сделать то же самое с НАТО. Несмотря на беспорядочный уход из Афганистана, приход Байдена на пост президента стал глотком свежего воздуха. Перед президентом Байденом стояла задача перестроить внешнюю политику Америки, переориентировав ее на многосторонность и твердую защиту НАТО. Я убежден, что Испания и весь Европейский Союз поддержат США в этом начинании.

Но война в Украине перевернула первоначальную повестку дня. Мы находимся на поворотном этапе с возвращением конкуренции за власть и возвращением военного конфликта между государствами на европейской земле. Иллюзия военного превосходства Запада после падения Берлинской стены, которое защитило бы нас от конфликтов на континенте, пережившем две мировые войны и холодную войну, развеялась.

На этом фоне Мадридская встреча на высшем уровне была направлена на то, чтобы дать НАТО новое направление с принятием «Мадридской стратегической концепции». Последний был принят в Лиссабоне в 2010 году, и он не устарел, как видно из его начальных абзацев. В нем говорится: «Сегодня в евроатлантическом регионе царит мир, и угроза обычного нападения на территорию НАТО невелика. Это исторический успех политики надежной обороны, евроатлантической интеграции и активного партнерства, которыми НАТО руководствуется более полувека». Эти предложения плохо читаются, если вспомнить, что уже в 2008 году Грузия и Россия воевали за Южную Осетию и Абхазию в войне, которая длилась пять лет и унесла более 800 жертв, и что уже в 2014 году Россия аннексировала Крым.

Новое направление для НАТО должно учитывать изменения в глобальном ландшафте и определение новых геополитических рисков, с которыми сталкивается альянс:

  • Возвращение риска конвенционального нападения на альянс, как показала война в Украине. Путинская Россия представляет явную угрозу для НАТО.
  • Рост дезинформации и угроз кибербезопасности, а также «вепонизация» и миграции практически на всех границах альянсов в Европе, на севере, востоке и юге. Эти гибридные угрозы направлены на достижение результатов без необходимости вести настоящую войну, стравливая общества, а не армии, друг с другом, стирая различие между бойцами и гражданами. Они стремятся использовать экономические, политические, дипломатические и технологические уязвимости, разрушая сообщества, избирательные системы или энергетические сети.
  • Риски, связанные с изменением климата, растут. Безопасность и климат — это две стороны одной медали, а изменение климата — это мультипликатор кризисов, которые делают наш мир более опасным, усиливают конкуренцию за скудные ресурсы, такие как вода и почва, и вынуждают миллионы людей покидать свои дома. Борьба с изменением климата должна стать приоритетом для членов альянса.
  • «Китайский фактор»: с одной стороны, многие проблемы, с которыми сталкивается мир, от изменения климата до океанов и от финансовой стабильности до торговли, не могут быть эффективно решены без Китая. С другой стороны, Китай продвигает альтернативные модели управления, противоречащие моделям альянса. «Партнер», «конкурент» и «системный конкурент»: так Евросоюз определяет азиатского гиганта; вопрос в том, какую пропорцию НАТО отводит каждому из этих трех элементов.
  • Терроризм: до терактов 11 сентября в США терроризм считался в основном внутренней проблемой, находящейся вне сферы действия НАТО, которая была сосредоточена исключительно на коллективной обороне. Но жестокая атака на США, за которой последовали Касабланка, Мадрид, Лондон, Бали, Мумбаи и многие другие, подтвердили необходимость изменить подход и рассматривать терроризм как реальную угрозу евроатлантической безопасности.

Сегодня важный эпицентр этой угрозы находится в Сахеле, обширном районе, где перспективы победы в войне с терроризмом в среднесрочной или краткосрочной перспективе довольно туманны. С точки зрения безопасности Сахель является одним из самых сложных и дестабилизирующих районов во всем мире.

Включив эти вызовы в будущее направление деятельности Североатлантического союза, НАТО будущего должна быть способна ответить на три основных вопроса:

Первый вопрос касается взаимодействия между НАТО и европейской обороной. Настало время оставить позади старую дискуссию о рисках дублирования или частичного совпадения. Европеизация НАТО после вступления Финляндии и Швеции, а также вступление Дании в Европейскую систему безопасности и обороны должны привести к большей ответственности и инвестициям Европы в собственную оборону, начиная с ее промышленности, но также и в защиту восточного и южного флангов, где кроются самые ощутимые риски для ее безопасности.

Второй вопрос касается определения рамок действий НАТО. Это ключевой вызов для организации, и он будет тщательно изучен, особенно с учетом расширения присутствия НАТО в Европе. Внутри альянса существуют разные взгляды на роль, которую НАТО должна играть в Индо-Тихоокеанском регионе в отношении Китая. Я считаю, что было бы разумнее предотвратить, чем лечить. Возможно, пришло время создать постоянный форум сотрудничества с Китаем, основанный на прозрачности, и стремящийся создать пространство для диалога. Быть твердым в отношении интересов и ценностей, но в равной степени открытым для обсуждения. С Китаем, который становится сильнее в экономическом, военном и технологическом отношении, альтернатива привела бы нас к фрагментации международного порядка.

Третий вопрос, на который необходимо ответить НАТО, касается сдерживания, и, в частности, ядерного сдерживания, которое является ключевым элементом нашей оборонной доктрины. Взаимный ущерб, который два народа могли нанести друг другу, составлял красную черту, которую никто не был готов переступить – по крайней мере, мы так считали. В Украине сдерживание формально есть, но оно не мешает нам конфликтовать с Россией. Но что еще более важно, война в Украине ускорит гонку вооружений и приведет к распространению ядерного оружия в мире, который в то же время менее регулируется международным правом. Альянсу следует пересмотреть концепцию сдерживания. Европеизация НАТО должна открыть другие возможности, такие как экономическое сдерживание или нормативная власть ЕС.

Переопределение НАТО станет важной составляющей обеспечения безопасности, мира и свободы в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Имеет значение «европейский фактор». Это может принести новое видение необходимости вкладывать средства в благополучие общества, в дипломатию и в современную военную позицию, которая уводит нас от необходимости выбирать между вечными войнами или уничтожением.

Автор: Аранча Гонсалес Лайядекан Парижской школы международных отношений в Париже; бывший министр иностранных дел Испании.

Источник: FEPS (Фонд европейских прогрессивных исследований), Брюссель

Перевод МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх