ИНТЕГРАЦИЯ: УСПЕХИ – ПРОМАХИ

Невозможно представить современный мир без интеграции, яркий пример тому Европа.

Интеграция присутствует везде: во всех сферах нашей повседневной жизни и вне нашего существования. Термин «интеграция» происходит от латинского «integratio, integer – целый», что переводится как обновление, пополнение, проникновение, а также возвращение к исходному, то есть к былой форме существования. И это последнее толкование интеграции особенно нравится нам – украинцам, потому что напоминает всем про наше возвращение к целому, к тому, чем мы были и чем мы есть – европейцами.

Современная интеграция – это прежде всего институциональный процесс, принимающий форму конкретных экономических, политических, военно-политических союзов. Среди экономических по праву выделяется Европейский Союз – European Union – классическая форма интеграционного процесса, а также другие образования, не столь классические по форме и не столь демократические по содержанию.

Интеграционных объединений довольно много и методика их систематизации сравнительно широка.

Их разделяют по географическому принципу: мировые, региональные и субрегиональные; по характеру принятия решений: универсальные (все равны, одно государство – один голос, необязательность выполнения общепринятых решений и т.п.) и сверхгосударственные (Европейский Союз – делегирование некоторых государственных функций центру).

Современная наука о международных отношениях доказывает преимущества естественного – природного альянса (см.: Стивен Волт, Ганс Моргентау, Гленн Снайдер), ярким примером которого является американо-британский союз. Иные союзы – тактические или ситуативные чаще всего появляются в результате политики краткосрочных целей. Более того, тактический вариант не исключает враждебность союзников в будущем.

Тактический альянс отличается от естественного в первую очередь временностью, ненадежностью, а в дальнейшем возможным превращением бывших союзников во врагов. Хотя такие союзы и сегодня не утрачивают свою притягательность, поскольку в целом служат улучшению стратегического положения страны.

В основе естественных – исторических, природных объединений лежат традиции долгосрочного партнерства, испытанного временем (см.: Кеннет Уолц, Карл Дойч и др.). Конструктивные особенности исторического партнерства удерживают альянс на плаву в любых непредсказуемых обстоятельствах, в том числе в острых спорных вопросах. Исторический альянс поддерживает сотрудничество, ориентируясь на идентичные ценности и память общих достижений. В то же время фактор неопределенности международной перспективы делает партнерство в историческом альянсе привлекательным инструментом для хеджирования широкого набора сценариев. Исторические союзники склонны принимать компромиссные решения, рассчитывая на будущие дивиденды.

Наиболее успешным примером естественного союза, как упоминалось, является американско-британское партнерство, начало которому было положено с семнадцатого века европейской миграцией в Соединенные Штаты, политическим и экономическим влиянием США на Европу в последующие столетия, союзничеством в двух мировых войнах, участием в реконструкции континента после Второй мировой войны, поддержкой во время и после холодной войны и т.д. И сегодня взаимодействие США и Великой Британии дает основание предположить стабильность интегративного фундамента трансатлантического взаимодействия и в будущем. К Великой Британии присоединились иные союзники, вошедшие в ЕС и НАТО. Конечно, в любом сотрудничестве бывают недоразумения, но партнеры всегда находили и находят положительные точки соприкосновения и не исключают компромиссных решений.

Усилилось взаимопонимание США и Западной Европы в связи с вероломным вторжением России в Украину, что рассматривается союзниками вызовом их собственной безопасности. Таким образом природный альянс Америки и Европы сможет противостоять внешним деструктивным воздействиям. Следовательно, Трансатлантическое единство остается определенным страховым полисом от вызовов и угроз современной международно-политической эволюции.

В политической истории сложилось представление, что интеграционные объединения могут быть исключительно экономическими. Но со временем так или иначе в экономической интеграции проявляются политические и объединительные процессы безопасности. Логическая система форм экономической интеграции была предложена в рамках Всемирной торговой организации (WTO), где первая интеграционная ступень включает общую тарифную политику, что ведет к образованию зоны свободной торговли. Следующий этап предполагает введение единой тарифной политики в отношении третьих стран – таким образом появляется таможенный союз.

Экономический союз – высший этап интеграции, когда осуществляется согласованная или даже единая экономическая политика с введением общей банковской системы. Создаются неподотчётные государствам сверхгосударственные органы, которые формируются из представителей своих держав, а их решения носят обязательный наднациональный характер. Глобальная экономическая интеграция объединяет все проявления интеграционных уровней, включает единую экономическую политику и унификацию законодательной базы. Именно на этом уровне государства-участники разрабатывают единую внешнюю экономическую и политическую стратегию, а также действуют на международной арене в качестве единого целого.

Упомянутая схема была заложена в основу европейской интеграции, преодолевшей на своем пути серию всевозможных препятствий. И если на первом этапе отраслевой интеграции – 1951-1957 – участникам удалось достичь впечатляющих положительных результатов, то в дальнейшем интеграционное продвижение затормозилось. Хотя Римский договор 1957 г. предусматривал введение Совместной торговой политики и Совместного таможенного тарифа, однако из-за объективных обстоятельств эту идею не удалось своевременно реализовать. Только в 1985 году Европейская Комиссия смогла утвердить программу конкретных практических действий – «Белую книгу», рассчитанную на семь лет, включавшую около 300 заданий экономической политики. Правовой основой упомянутого стал Единый Европейский Акт (ЕЕА), вступивший в силу с 1 июля 1987 г. Напомним, что концепция формирования общего европейского экономического пространства, названная «Пакетом Делора», была предложена ведущим интегратором и реализатором европейской идеи Жаком Делором.

В начале 1990-х, учитывая опасность сложившейся постсоветской ситуации, Европа начала активно претворять в жизнь большой интеграционный проект. Маастрихтский договор – Договор о Европейском Союзе, 7 февраля 1992 г. закрепил основы становления ЕС.

Первый этап – 1990-1993 – создание единого внутреннего рынка, либерализация движения капитала, сотрудничество Центробанков;

второй – 1994-1998 – образование системы центральных банков во главе с Европейским Центральным Банком (ЕЦБ).

Третий этап – 1999-2002 – формирование Единой валютной политики, введение в обращение Евро.

Показатели экономического развития каждой страны должны были отвечать следующим критериям: дефицит госбюджета – не выше 3% ВВП, государственный долг – не выше 60% ВВП, уровень инфляции не должен превышать 1,5% среднего показателя трех ведущих стран объединения, а долгосрочные ставки гособлигаций – не более 2% средней отметки стран с самой низкой инфляцией.

Государства должны были поддерживать механизм валютных курсов и удерживать национальную валюту в заданном диапазоне. Итак, как показал опыт ЕС, экономический союз, который постепенно перерастал в политический, был бы невозможным без реализации соответствующих интеграционных стадий.

Интеграционный процесс Европейского Союза продемонстрировал колоссальные успехи по сравнению с другими регионами мира. Эти успехи были достигнуты в результате значительных усилий и потерь.

Анализируя современное кризисное состояние ЕС, приходишь к выводу о серии допущенных ошибок и просчетов в строительстве европейского дома, которые «выстрелили» именно сейчас, в момент всеобщего затяжного экономического кризиса и российской войны против Украины. При том, что российская политика – прямая угроза существованию не только Европы, но и мира в целом.

Ошибки, как правило, связаны с негативными последствиями конкретных отклонений от классической схемы европейского строительства. Проблемы усилились в результате несоблюдения некоторыми странами критериев членства, как, например, Греции, Португалии, Испании и др. Их показатели внешнего долга, ВВП, безработицы, инфляции далеко не соответствовали упомянутым выше требованиям. Фактически в евродоме поселились слабые и бедные соседи, которых нужно было содержать. Появились даже новые для ЕС термины, как «маклеры» и «бенефицианты». То есть государства, которые существовали за счет кошельков богатых соседей, а также державы, которые за копейку могли моментально изменить уже принятое как казалось твердое решение. Вспомните одну из причин Брекзит – надоело содержать ленивых (!).

Используя классическую схему подтягивания экономик до уровня развитых государств – реализуя концепции нео- и функционализма, предложенные выдающимися евроинтеграторами Дэвидом Митрани и Эрнстом Хаасом, воплощенные в идеи разлива, перелива комплекса знаний, ресурсов из одной точки в другую, экономики отсталых держав как пазлы постепенно развивались и укладывались в приемлемую европейскую схему.

Следующий момент тесно связан с нашумевшим в свое время «вето Де Голля». Да, президент Шарль де Голль – выдающийся творец передовой Франции, который буквально «втащил» свою страну в Совет Безопасности ООН, сделав космической и ядерной державой, –дважды ветировал заявления британцев на членство в ЕС, твердо отстаивал французские интересы, учитывая негативные последствия членства Британии в ЕС. Следует признать, что генерал оказался прав, хотя тем самым и несколько затормозил развитие интеграционного процесса, но с другой стороны, отстоял почетное место под европейским солнцем своего детища – Франции. Трудно представить, как бы развивался интеграционный процесс, не имея двух соперников, ведь в конкуренции рождается развитие.

Британия в 1970-е не разрушила Европейский «теремок», но все таки вернулась к этому сегодня, спустя несколько десятилетий. Британия освободила место лидера, предоставив его Франции, что, по нашему убеждению, привело к глубокому дисбалансу всей системы евроинтеграции. Уход Британии нарушил силовой баланс в Евросоюзе, который потерял контроль над турецкими амбициями, развязал французские аппетиты, ослабил европейские позиции США, ударил по американским союзникам…

Следующий пул вопросов вращается сегодня вокруг энергоносителей. Европа в панике. Спрашивается, почему? Ответ прост: потому что в своё время Еврокомиссия, забыв об унификации, разрешила странам самостоятельно искать источники энергетического обеспечения и заключать соответствующие двусторонние соглашения. Слабые – сразу обратились к России – и ближе, и привычнее и вроде бы газ дешевле. Страны ЕС – и Австрия – новый контракт с Газпромом до 2040 г. (!), и Чехия – до 2035 г., и конечно же Германия – до 2031 г., и другие лично договорились на поставку газа только для себя на различные сроки от 5 до 20 и более лет. Более того, экс-немецкие лидеры служили в Газпроме у путина на посылках. Как говорят – «сели на российскую газовую иглу», сворачивали работу атомных электростанций и прочее.

Сегодня в срочном порядке нужно найти иных поставщиков, подумать о возрождении своих ресурсов и возможностей – той же атомной энергетики, которую под российским давлением многие свернули. Очень трудно на ходу перестроить наработанную годами логистику… Можно представить, насколько трудно сегодня выйти из сложившейся ситуации, не потеряв лицо…

Следующая ремарка касается вопроса миграции, которая, кстати, также была вынесена за рамки унифицированной политики ЕС и отдана на откуп государственным чиновникам. На полную мощь своей экономической составляющей такой возможностью использования дешёвой рабочей силы воспользовалась Германия. Именно она широко с 1960-х открыла миграционные шлюзы, которые позже никак не могла закрыть самостоятельно. Привлекала для этого и свою полицию, и европейские, и мировые структуры безопасности, в том числе Европол и Интерпол. Меняла законодательство. Непродуманная миграционная политика привела к огромному потоку беженцев из всех конфликтных регионов мира, в основном из бывших колоний метрополий. Германию заселила рабочая сила турок, а другие мигранты и сегодня штурмуют ворота бывших империй…, ожидая манны небесной.

Именно проблема миграции стала камнем преткновения при обсуждении и провале в 2004 г. Конституции ЕС. Зажиточные европейцы не желали платить возросшие суммы налогов «на бездомных», видеть на своих улицах толпы попрошаек и поликлиники только для мусульман, и такие же школы. Хотя среди темного населения был не малый процент и белых мигрантов: только из Польши выехало более двух миллионов человек – квалифицированных работников. Острые на язык французы их сразу «окрестили», как «польский сантехник».

Конечно же, среди промахов и ошибок евроинтеграции можно найти еще уйму анти унификационных примеров: отказ участвовать в валютном союзе или же в европейской системе безопасности, в системе Шенген или в одной из сфер экономического взаимодействия… Однако подчеркнем, что не смотря на все эти перипетии, Европейскому Союзу удается оставаться на плаву, быть одним из притягательных мировых центров развития, как сейчас модно называть – игроком мировой сцены.

И что наиболее привлекательно, Евросоюз остаётся примером демократии, защитником человеческих ценностей, уважения прав Человека, прежде всего его Достоинства и Свободы.

LiuChek, Ukraine

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх