Германия хотела уйти от истории

Интервью

Переговоры о передаче территории неизбежны, считает спецсоветник Обамы Чарльз Купчан. ЕС здесь важнее всего.

В ответ на нападение России на Украину канцлер Германии объявила о переломном моменте. Что вы думаете о поворотном моменте?

Насколько я понимаю этот термин, поворотный пункт означает переломный момент. Я думаю, что это точное описание влияния нападения России на Украину на Европу, Германию и Атлантический альянс. Для Германии сейчас особенно важно ознакомиться с традиционными геополитическими вопросами. Из-за наследия Второй мировой войны и окончания холодной войны Германия стала страной, которая по понятным причинам сосредоточилась на преодолении геополитики, уходе от истории и движении в мир, где будущее будет мирным. И я думаю, что война на Украине — это своего рода тревожный сигнал, который напугал европейцев, в том числе потому, что они не ожидали что Россия зайдет так далеко. Сейчас Германия является частью Европы, недалеко от зоны боевых действий — возможно, самой крупной войны, которую мы видели со времен Второй мировой войны. И я думаю, особенно с американской точки зрения, что Германия, готовая взять на себя большее геополитическое влияние, является очень позитивным событием. И это потому, что мир становится все более и более опасным. Усиливается конкуренция великих держав – не только с Россией, но и с Китаем. А Америке нужны партнеры-единомышленники, способные продемонстрировать военную мощь и готовность применить ее в случае необходимости. мы испытали со времен Второй мировой войны. И я думаю, особенно с американской точки зрения, что Германия, готовая взять на себя большее геополитическое влияние, является очень позитивным событием. И это потому, что мир становится все более и более опасным. Усиливается конкуренция великих держав – не только с Россией, но и с Китаем. А Америке нужны партнеры-единомышленники, способные продемонстрировать военную мощь и готовность применить ее в случае необходимости. мы испытали со времен Второй мировой войны. И я думаю, особенно с американской точки зрения, что Германия, готовая взять на себя большее геополитическое влияние, является очень позитивным событием. И это потому, что мир становится все более и более опасным. Усиливается конкуренция великих держав – не только с Россией, но и с Китаем. А Америке нужны партнеры-единомышленники, способные продемонстрировать военную мощь и готовность применить ее в случае необходимости. Усиливается конкуренция великих держав – не только с Россией, но и с Китаем. А Америке нужны партнеры-единомышленники, способные продемонстрировать военную мощь и готовность применить ее в случае необходимости. Усиливается конкуренция великих держав – не только с Россией, но и с Китаем. А Америке нужны партнеры-единомышленники, способные продемонстрировать военную мощь и готовность применить ее в случае необходимости.

Ее понимание геополитики сформировано классическим реализмом. Меняется ли понимание геополитики? Возможна ли такая вещь, как прогрессивная геополитика?

Слово «геополитика» традиционно использовалось как своего рода объединение географии, военного дела и жесткой безопасности. Я считаю, что этот термин сегодня необходимо расширить. Геополитика становится все более сложной и разнообразной, поскольку растет число вопросов, влияющих на геополитическую среду, не связанных напрямую с применением военной силы, таких как изменение климата, глобальные пандемии, киберсфера и цифровой мир. Поэтому, когда мы думаем о геополитике и геополитической стабильности, мы должны быть очень открытыми и гибкими в определении этих терминов. Однако я считаю, что в Германии растет понимание того, что национальная безопасность и национальные интересы должны включать и традиционную геополитику. Недостаточно просто сосредоточиться на изменении климата,сосредоточиться на политике соседства ЕС . Все это по-прежнему важно, но их необходимо развивать наряду с традиционной способностью применять военную силу там, где это необходимо.

После Обамы внимание США переключилось на Азиатско-Тихоокеанский регион. Уничтожает ли эта война поворот к Азии ?

Соединенные Штаты, начиная с Обамы, затем Трампа, а теперь и Байдена, проводили то, что я бы назвал стратегическим отступлением. Это происходило в основном на Ближнем Востоке. Причина такого отступления в том, что войны после 11 сентября шли не очень хорошо. Их теперь называют «вечными войнами», потому что они никогда не хотели прекращаться и не приносили желаемого результата. Одна из причин, по которой США уходят из Афганистана и уменьшают свою зависимость от Сирии и Ирака, заключается в том, что они хотят сосредоточиться на более традиционном геополитическом регионе Евразии, который исторически был в центре американской стратегии, — Европе и Восточной Азии. Администрация Байдена хотела — и, на мой взгляд, правильно — сосредоточиться на Азиатско-Тихоокеанском регионе, по той очевидной причине, что Китай представляет больший вызов мировому порядку, чем Россия в этом столетии, просто из-за своих размеров и богатства. А богатство со временем порождает военную доблесть и амбиции.

Война на Украине меняет этот расчет? Да. Это означает, что Европейскому театру сейчас уделяется гораздо больше внимания, чем ожидал Вашингтон, причем на разных уровнях. Например, в военных возможностях, так как войска, самолеты, корабли и вооружение отправляются в Европу, а не в Азиатско-Тихоокеанский регион. Но и на уровне политического времени и капитала. В настоящее время Вашингтон уделяет много времени войне на Украине. Это время, которое нельзя тратить на другие темы.

Уничтожает ли эта война фокус на Азии? Нет, я бы сказал, что это замедляет их и усложняет. Но Соединенные Штаты по-прежнему считают, что Китай представляет собой более серьезную проблему, чем Россия, с геополитической и геоэкономической точки зрения. Россия представляет собой самую большую непосредственную проблему, потому что она начала агрессивную войну в Украине. Но, глядя на следующие несколько десятилетий, подъем Китая окажет наибольшее влияние на мировой порядок.

Как меняются ожидания или требования Вашингтона к странам ЕС?

Я думаю, что сотрудничество США со странами-членами ЕС и с Великобританией весьма впечатляет. Когда в конце 2021 года США начали публиковать разведданные о вероятном вторжении в Украину, администрация Байдена начала очень тесно консультироваться со своими европейскими союзниками, чтобы подготовить возможный ответ. Поскольку эта домашняя работа была сделана заранее, после начала вторжения атлантические союзники смогли действовать очень быстро на трех отдельных фронтах: вооружить Украину, укрепить восточный фланг НАТО и ввести значительные санкции против России, все три из которых продолжают действовать и по сей день. .

На мой взгляд, самый главный козырь Европы – это ее единство. Как и в 2014 году, самым сильным инструментом Запада против Путина является солидарность, потому что Путин считает, что может разделить ЕС. Он думает, что сможет отделить Соединенные Штаты от Европы. Но ЕС, Великобритания и США едины перед лицом российской конфронтации. Готовность европейцев больше инвестировать в оборону имеет решающее значение. Это укрепит отношения между Европой и Соединенными Штатами, потому что чем больше возможностей Европа сможет предложить, тем больше США будут рассматривать Европу как важного и способного партнера.

Продлится ли единство?

Готовность европейцев к болезненным шагам, особенно когда речь идет об изоляции Европы от российских энергоресурсов, — хороший и позитивный знак; это показывает решимость европейцев противостоять действиям России. Есть ли у меня опасения, что эта западная коалиция ослабнет? Да, они у меня есть. И я думаю, что в какой-то момент нужно будет сосредоточиться не только на поставках оружия, но и на дипломатии и увязывании этих вооружений со стратегией, которая может положить конец войне, а затем создать платформу для переговоров об уступке территории.

Мне кажется, что Европа немного опережает США в этом отношении. Администрация Байдена, похоже, еще не готова открыть эту дверь, но у меня складывается впечатление, что Франция, Германия, Италия и другие страны ЕС заинтересованы в каком-то дипломатическом толчке.

Другой проблемой, особенно в США, являются долгосрочные политические последствия инфляции для внутренней политики. Является ли Путин единственной причиной роста цен на бензин? нет Это связано с проблемами пандемии и трудностями в цепочке поставок. Но война, конечно, немаловажный фактор. Это также приводит к нехватке продовольствия и удобрений. Мы должны спросить себя, как это повлияет на политику. Я боюсь, что Америка прежде всего в Соединенных Штатах-Республиканцы наберут силу. И это еще одна причина, по которой я предпочел бы, чтобы эта война закончилась раньше, чем позже. Вопрос возникает и перед Европой: что происходит, когда газ заканчивается, а погода становится холодной? Будет ли реакция на украинских беженцев? Как долго продлится теплый прием? Это трудные политические вопросы, но мы должны их задать.

ЕС принял решение предоставить Украине и Молдове статус кандидатов, несмотря на зашедший в тупик процесс с Западными Балканами. Что это будет означать для ЕС?

Считаю, что предлагать статус кандидата Украине, как и другим странам, правильно. Украина нуждается в нашей моральной поддержке. Перспектива членства в Европейском Союзе является психологически и политически привлекательной. Это окупается и в материальном плане – правда, только в будущем. Предстоит еще много тяжелой работы, чтобы полностью квалифицироваться в конце. Но я верю, что это даст Украине новые стимулы для экономических и политических реформ. И ей нужны эти стимулы. Посмотрим правде в глаза, Украина по-прежнему является страной с высоким уровнем коррупции, а олигархи по-прежнему слишком сильны в политическом плане. Стремление к членству в ЕС дает украинскому правительству хорошее средство политического давления, когда дело доходит до проведения реформ. В некотором смысле это решаетРасширение ЕС , проблема, которую я бы назвал «серой зоной Европы»: что нам делать со странами, зажатыми между НАТО и Россией?

Я никогда не был большим поклонником расширения НАТО, потому что считал, что это приведет к разделению Европы и вызовет соперничество с Россией. я реалист Я считаю, что если довести военный союз до пределов великой державы, то этой великой державе это не понравится. Меня особенно не устраивало принятое в 2008 году решение проложить путь для вступления Грузии и Украины в НАТО.

Теперь давайте посмотрим, каким может быть альтернативный путь. Здесь может развиваться стратегия, согласно которой расширение НАТО за счет включения таких стран, как Грузия, Молдова и Украина, либо откладывается, либо, по крайней мере, откладывается, поскольку ЕС становится институтом, через который эти страны могут стать частью либерально-демократического сообщества. Недавно Путин заявил, что не имеет ничего против перспективы членства Украины в ЕС. Ограничение расширения НАТО и надежда на то, что ЕС проникнет в серую зону, может в конечном итоге помочь ослабить напряженность в отношениях между Россией и Западом.

Чарльз Купчан (Charles A. Kupchan) — профессор международных отношений Джорджтаунского университета и старший научный сотрудник Совета по международным отношениям. Купчан работал специальным советником президента Барака Обамы и старшим директором по европейским делам в Совете национальной безопасности.

Интервью провел Александр Изеле.

Источник: IPGJournal, Германия

Перевод МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх