Решения Шольца делают его неформальным лидером в Европе, «Украинская» дискуссия у немецких социал-демократов

Dr. Alex Wegin, Heidelberg

На днях в старинном Хайдельберге, известном своим престижным университетом, основанным в 14 веке, в местном отделении партии немецких социал-демократов — СДПГ — состоялся большой и долгий разговор о войне. О войне России против Украины. И как вести себя в ней Германии.

Когда он планировался, — тема была абсолютно в русле мыслей и дискуссий и в правящей элите во главе с канцлером, и в социал-демократической среде Германии.

Но прошедшие 2 недели от планов до события удивительным образом, нетипично — и для партийной жизни и для немецкого (да и европейского) общества вообще, показали, что общественная элита, партийная элита, если это элита — то есть, если это действительные национальные лидеры – таки способна оправдывать свое название, в смысле ее миссии. За 2 недели немецкий (социал-демократический) лидер сделал фантастический прорыв в определении своего, немецкого и европейского места в этой войне. Лидер «приспособлений» стал лидером мнений и решений, дел, лидером настоящим. Им были отброшены сомнения в степени необходимого и приняты решения и о передаче Украине тяжелого вооружения, и о финансовой значительной поддержке Украины, и даже дано согласие на заказ у немецкого производителя уникальной системы ПВО, которой еще не обладает и сама Германия.

Не будем анализировать причины этой быстрой позитивной метаморфозы, но это поставило О.Шольца на место настоящего национального и европейского лидера, в какой-то — но значительной — мере обогнавшего настроения и течение мыслей в его партии.

А внутри ее продолжаются дискуссии, и одна из них – та, о которой мы говорим.

Докладчиками были два известных в Германии и мире эксперта по Украине и международным отношениям – В.Шнайдер-Детерс, двухтомную, огромного объёма в 1600 стр. работу которого по украинской современной истории, вышедшей недавно в престижном «Berliner-Wissenschafts-Verlag», представлял «Международный курьер» в Украине, в частности, в национальном агентстве «Уніан» ; и профессор Г.Вайскирхен. Оба — известные сторонники и деятели немецкой социал-демократии. Проф. Вайскирхен долгое время был депутатом Немецкого бундестага от СДПГ, а Шнайдер-Детерс – возглавлял представительство социал-демократического фонда им.Ф.Эберта в различных странах, в том числе – в Украине.

В заполненном зале Центра документации в Хайдельберге, в районе Старого города, были разные люди. От профессоров с именами и людей в возрасте сеньоров — до совсем молодых людей. Вторых было большинство. Этот срез социал-демократов примерно отвечал и самой возрастной структуре СДПГ.

Дискуссия была неповерхностной. Социал-демократы, в программных ценностях которых записано красным цветом – качество жизни, и не могли иначе. Тем более, в Хайдельберге — в городе образования, науки, старины и молодежи, невероятно переплетенных в городской атмосфере демократии и толерантности.

Да, это так, но общая атмосфера дискуссии конечно уже была из вчера, из вчера недельной давности, и шла уже в русле обсуждения не только самой темы, а и прорывных инициатив и заявлений Шольца накануне.

Главное и самое острое – оружие или дипломатия….. Дипломатия или оружие…. Какие средства завершения войны эффективны и целесообразны. И в какой мере должна в обоих случаях участвовать Германия.

Шнайдер-Детерс ответил на этот вопрос однозначно: Путина невозможно в чем-то убеждать, поскольку декларированные им цели совсем не совпадают с тем, что он делает в Украине. Для разговоров просто нет темы. Его можно только уничтожить. Как можно убеждать армию, которая целенаправленно уничтожает целые города. Не военные объекты, а мирные города с мирными жителями. Выбирая для этого ночное время. В чем убеждать и о чем с ним говорить, какова тема разговора? – спрашивал он.

Его поддержал проф.Вайскирхен, но подчеркнул при этом необходимость оставлять возможность и для дипломатии.

Зал был вцелом согласен и одобрительно слушал. Но люди в возрасте уходили от обсуждения острых вопросов, оставляя решать это политикам, показывая доверие к канцлеру Шольцу.

Но конечно, даже в этом «доверии» к канцлеру, ощущалось – ок, ты решил, но посмотрим на результаты. По ним и будем оценивать.

Но был и тот, кто открыто и эмоционально выступил против активного втягивания Германии в войну, даже на уровне поставок тяжелого вооружения. «Только финансовая поддержка» — заявил выступающий в зале. Иначе у нас возникает разрыв с нашей исторической ответственностью перед Россией со времен Гитлера.

Этот пассаж, по сути, и дезавуировал его тезиз, поскольку сразу несколько участников – в том числе и Вайскирхен, и Шнайдер-Детерс, да и другие, заявили, что перед Украиной в этом контексте у нас ответственность еще выше, так как именно Украина была в центре агрессии Гитлера и его главной жертвой — не по названию, а по сути.

Вопросы сравнения действий Гитлера и Путина – не вызвали обострения, похоже это уже консенсус и в социал-демократической среде Германии и в демократическом мире, и даже не в пользу Путина по жестокости и объёму военных преступлений, которые совершает в Украине российская армия против мирного гражданского населения.

Атмосферу создавали и параллельные сообщения нескольких выступающих о том, что они принимают у себя дома семьи украинских беженцев.

Невероятная активная партийная жизнь немецких социал-демократов делает понятным – почему именно от них Германия имеет канцлера. Вот так реализовывается их программное положение о том, что человек, его интересы и качество его жизни – должны быть в центре любой политики.

Ну и, в конце концов, именно они выдвинули канцлера, который сумел стать не только их настоящим лидером, но и лидером страны, владельцем немецких мозгов и достойным лидером в Европе. В это связи вспоминали с негативом А.Меркель, которая устроила в Германии 16 лет «либеральной стагнации». Но о ней – в другом материале.

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх