Восемь уроков Украинской войны

Когда 24 февраля Президент России Владимир Путин отдал приказ о вторжении в Украину, он рассчитывал на быстрый захват Киева и смену правительства по аналогии с советскими интервенциями в Будапеште в 1956 году и Праге в 1968 году. Но этого не случилось. Война все еще свирепствует, и никто не знает, когда и чем она закончится.

В то время как одни наблюдатели настоятельно призывают к скорейшему прекращению огня, другие подчеркивают важность наказания российской агрессии. Однако в конечном счете исход будет определяться фактами на местах. Поскольку еще рано загадывать, когда война закончится, некоторые выводы явно преждевременны. Например, доводы о том, что эра танковых войн закончилась, были опровергнуты, поскольку боевые действия переместились из северных окраин Киева на восточные равнины Донбасса.

Но даже на этом раннем этапе существуют как минимум восемь уроков – некоторые из них старые, некоторые новые – которые мир извлекает (или переучивает) из войны в Украине.

Во-первых, ядерное сдерживание работает, но оно больше зависит от относительных ставок, чем от возможностей. Запад сдерживался, но лишь до определенного момента. Угрозы Путина помешали западным правительствам направить войска (но не технику) в Украину. Этот результат не отражает какого-либо превосходства ядерного потенциала России; скорее, он отражает разрыв между определением Путиным Украины как жизненно важного национального интереса и определением Украины со стороны Запада как важного, но менее жизненно важного интереса.

Во-вторых, экономическая взаимозависимость не предотвращает войны. Несмотря на то, что раньше этот урок был широко признан – особенно после того, как среди ведущих мировых торговых партнеров разразилась Первая мировая война – немецкие политики, такие как бывший Канцлер Герхард Шредер, проигнорировали его. Его правительство увеличило импорт и зависимость Германии от российских нефти и газа, возможно, надеясь, что разрыв торговых связей обойдется обеим сторонам слишком дорого. Но хотя экономическая взаимозависимость может увеличить издержки войны, она явно не может ее предотвратить.

В-третьих, менее зависимая сторона может использовать неравномерную экономическую взаимозависимость в качестве оружия, но когда ставки симметричны, взаимозависимость обладает малой силой. Для финансирования своей войны Россия зависит от доходов от экспорта энергоносителей, но Европа слишком сильно зависит от российских энергоносителей, чтобы полностью от них отказаться. Энергетическая взаимозависимость примерно симметрична. (С другой стороны, в финансовом мире Россия более уязвима к западным санкциям, которые со временем могут нанести еще больший ущерб).

В-четвертых, хотя санкции могут увеличить издержки для агрессоров, они не определяют результатов в краткосрочной перспективе. Согласно сообщениям, в ноябре прошлого года директор ЦРУ Уильям Бернс (бывший посол США в России) встречался с Путиным и предупреждал его, но безрезультатно, что вторжение приведет к санкциям. Возможно, Путин сомневался в том, что Запад сможет сохранить единство в отношении санкций. (С другой стороны, председатель КНР Си Цзиньпин предложил Путину лишь ограниченную поддержку, несмотря на провозглашение “безграничной” дружбы с Россией, возможно, из-за своих опасений, что Китай будет втянут во вторичные санкции со стороны США.)

В-пятых, информационная война имеет не меньшее значение. Как два десятилетия назад отметил Джон Аркилла из RAND, исход современной войны зависит не только от того, чья армия одержит победу, но и от того, “чья история победит”. Осторожное раскрытие Америкой разведывательных данных о военных планах России оказалось весьма эффективным в “предварительном разоблачении” путинских нарративов в Европе и в значительной степени способствовало западной солидарности, когда вторжение, как и предсказывалось, произошло.

В-шестых, важное значение имеет как жесткая, так и мягкая сила. В то время как в краткосрочной перспективе принуждение важнее убеждения, мягкая сила со временем может изменить ситуацию. Умная сила – это способность сочетать жесткую и мягкую силу таким образом, чтобы они усиливали, а не противоречили друг другу. Путин не смог этого сделать. Жестокость России в Украине вызвала такое отвращение, что Германия, наконец, решила приостановить строительство газопровода “Северный поток 2” – результат, которого не удавалось достичь под давлением США на протяжении нескольких лет. Напротив, Президент Украины Владимир Зеленский, бывший актер, использовал свои профессионально отточенные драматические навыки, чтобы представить привлекательный портрет своей страны, заручившись не только симпатией, но и военной техникой, необходимой для жесткой силы.

В-седьмых, кибервозможности не являются панацеей. Россия использовала кибероружие для вмешательства в энергосистему Украины как минимум с 2015 года, и многие аналитики в начале вторжения предсказывали кибератаки против инфраструктуры и правительства страны. Тем не менее, несмотря на сообщения о многочисленных кибератаках во время войны, ни одна из них не привела к более масштабным результатам. Когда спутниковая сеть Viasat была взломана, Зеленский продолжал общаться с мировой аудиторией через множество небольших спутников, предоставленных Starlink.

Более того, благодаря обучению и опыту украинская киберзащита улучшилась. Как только началась война, кинетическое оружие обеспечило командирам большую своевременность, точность и оценку ущерба, чем кибероружие. С кибероружием вы не всегда знаете, была ли атака успешной или была ли она пресечена. Но со взрывчатыми веществами вы можете легче увидеть удар и оценить ущерб.

Наконец, одним из самых важных и самых старых уроков является то, что война непредсказуема. Как писал Шекспир еще более четырех столетий назад, для лидера опасно “крикнуть Пощады нет! и спустить псов войны”. Обещание короткой войны опасно соблазнительно. В августе 1914 года европейские лидеры были настроены на то, что войска “вернутся домой к Рождеству”. Вместо этого они развязали четырехлетнюю войну, и четверо из этих лидеров потеряли свои троны. Сразу же после американского вторжения в Ирак в 2003 году многие в Вашингтоне предсказывали, что это будет легкая прогулка (“Миссия выполнена” было написано на баннере военного корабля в мае), но усилия застопорились на годы.

Сегодня Путин является тем, кто спустил псов войны. Они еще могут повернуться против него.

Джозеф С. Най-младший — профессор Гарвардского университета

Project Syndicate

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх