Нерешительность укрепляет Россию

Интервью

Молдова надеется на перспективу ЕС. Бывший заместитель министра иностранных дел Юлиан Гроза видит для этого время – и для перевооружения.

Российская агрессивная война против Украины длится уже почти четыре месяца. Какова ситуация в соседней Республике Молдова?

Российское вторжение в Украину до сих пор можно услышать на улицах молдавской столицы Кишинева. В последующие месяцы в нашу страну прибыло почти полмиллиона беженцев, а осталось около 100 000 человек. Они поддерживаются в скоординированном сотрудничестве гражданского общества, бизнеса и власти. 95 процентов украинских беженцев размещены в частных домовладениях. Это большой вызов, но также и доказательство выдающейся солидарности. Почему это так? Потому что Украина и Молдова очень близки друг к другу. У нас есть родственники за границей и на юге Украины, а в Молдове живет много украинцев. Ситуация остается сложной и ложится бременем на наше государство и его ресурсы. Но поддержка, которую Молдова получает от международных организаций, УВКБ ООН, ЕС и других стран для облегчения и решения проблем, является реальной помощью.

Как люди в Молдове воспринимают войну?

Война в Украине вызывает большие опасения и опасения у населения. У многих молдаван это вызывает воспоминания, потому что 30 лет назад, в 1992 году, мы видели подобную войну в Приднестровье, которую поддержала Россия. Мы можем понять, как сегодня борется Украина, как армия и народ защищаются — и выигрывают войну. Мы наблюдаем большую солидарность с Украиной, внушительную международную поддержку не только в моральном плане, но и в виде финансовой и военной помощи. ЕС впервые оказывает военную поддержку третьей стране.

Сегодня Украина является защитным щитом не только для нас в Молдове, но и для всей Европы. Многое зависит от того, как будет развиваться война и чем она закончится. Мы надеемся, что Украина сможет устоять, а нынешней поддержки будет достаточно, чтобы противостоять атакам и зверствам России.

Как война в Украине влияет на ситуацию в Приднестровье?

Хотя Молдова в настоящее время не подвергается военному нападению, она уже много лет подвергается российской гибридной войне. Российские деятели распространяли пропаганду и дезинформацию среди населения. Многие молдавские политики теперь являются российскими заместителями. Как и раньше, 12 процентов нашей территории незаконно оккупирован, а присутствие российских военных в Приднестровье дестабилизирует Республику Молдова. Там продолжают происходить провокации, и жители Приднестровья очень боятся эскалации войны. Однако региональное руководство в Приднестровье подает четкие сигналы о том, что они не хотят распространения войны на свою территорию и не хотят ее эскалации, а также ни для кого не представляют угрозы.

Как правительство может предотвратить эскалацию конфликта в Приднестровье?

Важно продолжить диалог между Кишиневом и Тирасполем, столицей приднестровского региона. Меры по укреплению доверия между двумя странами определенно окупились за эти годы, но Соглашение об ассоциации с ЕС в рамках углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (DCFTA) также стало важным инструментом для более тесной связи региона с Молдовой. В Молдове работает 70 Proцентр их торговли с ЕС, и сегодня существуют тесные связи между Кишиневом и Тирасполем. Это в значительной степени способствует устойчивости к российскому влиянию и интересам в регионе. Прошлые провокации ясно показывают, что поддерживаемые Россией силы в регионе выполняли приказы прямо из Кремля и были полны решимости обострить ситуацию. Но экономика, в которой доминируют клептократы, имеет несколько экономических интересов, и поэтому они не хотят войны в регионе.

Кишиневское правительство всегда давало понять, что хочет мирного решения конфликта, и ключом к этому является диалог. Он должен поддерживать отношения и сотрудничество с населением, внимательно следить за ситуацией в регионе и на границах с Украиной, не допускать эскалации России и не допускать распространения этой войны на нашу страну.

Учитывая войну в соседней стране, может ли правительство сохранить нейтральный статус Молдовы?

Нейтралитет вырос из соглашения, заключенного Молдовой с Россией в 1992 году после войны. По сути, это было закреплено в нашей конституции как гарантия безопасности. Война показывает нам, что невооруженный нейтралитет может работать в мирное время, но не в военное. Нейтралитет Украины не гарантировал безопасность, когда она подверглась ничем не спровоцированному нападению со стороны России. Тем временем в этой стране идет дискуссия о том, нужно ли улучшать наши системы безопасности и обороны для защиты нашего нейтралитета. Наш оборонный бюджет составляет около 40 миллионов евро, 0,03 процента валового внутреннего продукта – это практически ничего.

Что вы можете сделать для большей безопасности?

Около четверти населения хотели бы вступить в НАТО. Было замечено, что Финляндия и Швеция, которые годами сохраняли нейтралитет, хотят присоединиться к альянсу. Однако многие также против вступления, потому что случай с нашим соседом говорит о нейтралитете: Украина хотела вступить в НАТО, но процесс вступления затянулся и был связан с множеством рисков. В конце концов, Россия использовала его как предлог для вторжения. Общество, политика и общественность должны интенсивно обсуждать, что значат для нас гарантии безопасности и нейтралитет, чего они нам стоят и как мы можем их гарантировать. Это важная дискуссия. Все больше и больше людей осознают, что нам необходимо сохранять нейтралитет и защищать наш нейтралитет по отношению к нашим партнерам.

Молдова вступила в диалог высокого уровня по вопросам безопасности с ЕС. ЕС разработал так называемый «Европейский фонд мира», на который мы также подали заявку; мы также получаем поддержку в области кибербезопасности и борьбы с дезинформацией. Мы уже много лет сотрудничаем с НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира». Молдова обязательно должна уточнить потребности и установить приоритеты посредством аудита безопасности, обзора сектора безопасности, а также стремиться к увеличению оборонного бюджета.

Понятно, что война в Украине нанесла непоправимый ущерб архитектуре безопасности в Европе. Мы ждем обсуждений и решений по предоставлению гарантий безопасности для таких стран, как Украина и Молдова, которые в настоящее время не состоят в альянсе.

Как война в Украине повлияла на молдавскую экономику?

Республика Молдова борется сразу с несколькими кризисами: пандемией, экономическим спадом и энергетическим кризисом с ростом цен. В прошлом году Россия пыталась нас шантажировать нашей стопроцентной зависимостью от поставок российского газа. В итоге мы не стали ввязываться в политические дискуссии по контракту на поставку газа. В отличие от Сербии или Венгрии, Молдова не договорилась об уступке российских интересов в обмен на более низкую цену. Но сейчас цена на газ в три раза выше, чем в прошлом году. Поддержка Европейского Союза очень помогла нам сбалансировать и снизить цены, особенно для самых уязвимых слоев населения. Но так как цены продолжают расти – у нас есть 25 к27 процентов, один из самых высоких уровней инфляции в Европе – Молдова пересматривает свою стратегию энергетической безопасности. До следующей зимы поиск альтернативных источников поставок имеет наивысший приоритет, чтобы избавить нас от 100-процентной зависимости от российского газа. Помочь мог бы сжиженный природный газ из Турции, Азербайджана или США. Еще до войны ряд факторов оказывали давление на правительство и население. С началом войны это давление усилилось, так как Одесский порт, один из важнейших логистических транспортных узлов, был заблокирован. Многие импортные товары в Молдову поступали через Одессу. Что нас спасает, так это Соглашение об ассоциации и УВЗСТ с Европейским Союзом, благодаря которым Молдова прочно закрепилась на европейском рынке.

Как и Украина, Молдова недавно подала заявку на членство в ЕС. Каковы ваши ожидания от Европейского Союза сейчас?

Когда Республика Молдова подала заявку на членство в ЕС вслед за Грузией и Украиной в марте, это, конечно, была реакция на войну. Война изменила восприятие, отношение, а также динамику в ЕС, и мы были впечатлены солидарностью и отношением Европейского Союза. Мы очень надеемся, что ЕС воспользуется этим моментом и даст нашей стране четкий сигнал принять Украину и Молдову — обе страны имеют тесные связи с Европой. Мы знаем, что процесс присоединения долгий, и мы не ожидаем никаких сокращений. На самом деле очень важно, чтобы в ходе процесса вступления в ЕС были предприняты все необходимые шаги, и чтобы реформы способствовали трансформации страны. Но для сохранения этого импульса ЕС срочно необходимо подать пример.

Будучи заместителем министра иностранных дел, я объяснял своим коллегам в Брюсселе и в различных столицах ЕС, что Молдова — европейская страна, что мы говорим на европейском языке, что у нас европейская история, что мы можем стать членом ЕС. и заслуживают того, чтобы к ним относились с той же точки зрения, что и к странам Западных Балкан. Я всегда говорил тогда: «Не ждите, пока вам придется передумать из-за войны». Именно это и произошло сейчас. Война пришла к нам без всякой причины. Многие политики в ЕС подчеркивали, что не следует торопиться. Некоторые говорили, что Украине и Молдове еще предстоит проделать большую домашнюю работу, прежде чем им будет дана четкая перспектива. Другие сказали нам не следует быть слишком амбициозными в отношении вступления в ЕС, потому что вступление Украины и Молдовы может спровоцировать Россию. Однако колебания со стороны ЕС укрепили веру Кремля в то, что он может расширить свое влияние в регионе, что спровоцировало вторжение в Украину. Теперь нет больше времени для колебаний. ЕС должен извлечь уроки из прошлого и предложить статус кандидата Украине и другим странам, чья безопасность находится под непосредственной угрозой. Но вступление в ЕС имеет и другой аспект. Теперь нет больше времени для колебаний. ЕС должен извлечь уроки из прошлого и предложить статус кандидата Украине и другим странам, чья безопасность находится под непосредственной угрозой. Но вступление в ЕС имеет и другой аспект. Теперь нет больше времени для колебаний. ЕС должен извлечь уроки из прошлого и предложить статус кандидата Украине и другим странам, чья безопасность находится под непосредственной угрозой. Но вступление в ЕС имеет и другой аспект.

Что было бы?

Статус кандидата также продвинул бы наше молдавское общество. Поскольку правительство, парламент и президент настроены проевропейски и ориентированы на реформы, в настоящее время мы готовы к преобразованиям, несмотря на кризис. Мы провели расследование и реформировали нашу судебную систему и антикоррупционную политику. Возникла реальная повестка для общества и политики, ощущение того, что происходит перестройка, что также будет способствовать диверсификации политического спектра, потому что слишком долго существовал геополитический раскол в партийном ландшафте, что отразилось и на партийные программы.

В настоящее время в парламенте у нас есть сторонники реформ, проевропейское большинство и антиреформы, пророссийское меньшинство. Для нашей демократии важно, чтобы политические партии обсуждали реальные вопросы. Однако геополитика не является политическим вопросом, она лишь разделяет общество и снабжает популистов лозунгами. Мы должны создавать возможности для политических партий, ориентированных на реформы. Значимые и сфокусированные политические дебаты о трансформационных реформах помогут появиться более ориентированным на реформы оппозиционным партиям и будут способствовать проведению необходимых реформ.

Юлиан Гроза — исполнительный директор молдавского аналитического центра IPRE. Он является экспертом по внешней политике, европейским делам и эффективному управлению. Гроза — бывший заместитель министра иностранных дел.

Интервью провела Каролина Рааб.

Источник: IPGJournal, Германия

Перевод МК

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх