Потенциал интегрирования интуиции в разведку

Потенциал интегрирования интуиции в разведку

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Когда я только начала работать в ЦРУ, в моей группе был женщина аналитик, которая работала особенно методично. Читая различные разведывательные отчеты, она перепечатывала на отдельном листе бумаги (тогда ещё была пишущая машинка) те выдержки, которые считала значимыми. Затем она разрезала бумагу на полоски, чтобы каждая полоска содержала только одну выдержку, и складывала их в блокноты. Когда приходило время писать статью о конкретном вопросе, она доставала соответствующие полоски бумаги, организовывала их в абзацы, писала связующие и переходные слова, иногда тематическое предложение – и бац! Готово! У нее законченный аналитический продукт.

Я не выдумываю. Иногда я проходила мимо кабинета этого аналитика как раз в тот момент, когда она раскладывала полоски бумаги в оптимальном порядке, и у меня возникало сильное искушение подуть на ее стол, чтобы разбросать полоски в разные стороны. Я никогда этого не делала, но я – даже будучи младшим аналитиком – спрашивала своих начальников, одобряют ли они такой подход к анализу. Лично я, разумеется, не одобряла. Уже в начале своей карьеры я понимала, что реальность – это не операция “вырезать и вставить”. Я помню, как они пожимали плечами и отмечали, что с производительностью не поспоришь. 

Наш аналитик была самым плодовитым членом команды, создавая аналитические материалы вдвое быстрее, чем остальные. Но ее разведывательные отчеты, точные в деталях, не вдохновляли своей проницательностью.

Это воспоминание всплыло в моей памяти, когда я прочитала о том, что директор Национальной разведки проводит обзор того, как разведкаоценивает боевую мощь иностранных вооруженных сил, особенно их “волю к борьбе”. Эффективное упорство украинских военных удивило американских политиков, которые, по мнению разведки, были уверены, что российские силы быстро справятся с ее обороной. На чем основывались эти оценки? 

Я полагаю, они основывались на имеющейся отчетности, вероятно, учитывавшей конкретные, объективные вещи, такие как количество и качество военной техники, и даже предполагаемую тактику. Но существовали некоторые очевидные аспекты ситуации, которые традиционные разведывательные отчеты не могли учесть, несмотря на всю тщательность их составления.

Чего не хватает в традиционной разведывательной деятельности и как мы можем восполнить пробелы? 

Данный вопрос я изучаю на протяжении более 40 лет своей работы аналитиком.

Методы разведывательного сообщества – да и большинства организаций, основу деятельности которых составляют знания – склоняются в пользу рациональных когнитивных практик. Но есть целый ряд важных проблем человека и общества, которые в той или иной степени не поддаются рациональному когнитивному анализу.

Эмоции – как каждый человек реагирует на то или иное событие – являются очевидным примером. Но помимо индивидуальных эмоций, мы также можем говорить о национальных настроениях. Как недавно утверждалСтивен Коулман, “приверженность граждан политическим настроениям является элементом политической ориентации, который не поддается когнитивному объяснению”.

То, что мы наблюдаем в Украине, – это сила непоколебимого национального настроя и воли к выживанию.

Коулман утверждает, что настроения, как правило, касаются всего и вся, и могут быстро объединять. 

Вопрос:

Ответ: Нет, если оно будет придерживаться только рационального, когнитивного подхода в понимании и осмыслении мира.

Понимание мира требует больше, чем просто сопоставление отчетов разведки – независимо от того, насколько они подробны. Настало время для разведывательного сообщества СШАрасширить свой “мыслительный репертуар”, серьезно изучив нелинейные и более импрессионистские методы мышления.

Публикация Дэниелом Канеманом в 2011 году его эпохальной

Даже если вы не читали книгу, вы наверняка знакомы с концепцией мышления “

  • Мышление по Системе 1
  • Мышление по Системе 2

Реакция на книгу со стороны многих организаций, включая разведывательное сообщество, заключалась в выводе, что работникам сферы знаний необходимо больше думать по умной Системе 2 и меньше по бездумной Системе 1.

Быстрые, интуитивные реакции на проблему или событие (Система 1) изобилуют иррациональными когнитивными предубеждениями; лучше совершенствовать наше рациональное, логическое мышление. Это приведет к лучшему анализу и поддержке политиков… Или не приведет?

Я чувствую, что эта гиперкоррекция в сторону мышления Системы 2 и обозначение более интуитивных, менее структурированных практик как бесполезных, подверженных ошибкам и, возможно, даже непрофессиональных, была, на мой взгляд, ошибкой. Наша интуитивная Система 1 во многих отношениях более мощная, чем Система 2.

Система 1 может соединять точки и выявлять закономерности, которые ускользнут даже от самого внимательного чтения обычных источников.

Чтение отчетов и категоризация (классификация) их содержимого (стандартное ремесло разведывательного сообщества) может быть хорошим делом, когда мы отслеживаем виджеты, но такие методы не могут справиться со всей сложностью современного мира.

Мы уже знаем, что искусственный интеллект и глубокое машинное обучение имеют большие перспективы в осмыслении совершенно различных и в то же время тонко взаимосвязанных событий – они, по сути, имитируют наши процессы Системы 1.

Но каждый из нас также обладает удивительным стандартным оборудованием –

Да, мы можем использовать искусственный интеллект для обработки большого массива данных, но мне становится все более ясно, что мы не будем знать, что делать с этими данными, если разведывательное сообщество не поставит во главу угла улучшение

Идея о том, что интуиция – значительно меньший фактор аналитического мышления, основана на неправильном понимании процессов человеческого мышления. Когда мысль или интуитивное чувство приходит к нам в голову спонтанно, это, скорее всего, результат “закулисной” работы мозга. Многие неврологи сегодня считают, что мозг можно описать как машину для предсказаний, которая постоянно

Как показало недавнее исследование творческого мышления, наилучшие результаты достигаются, когда 

В конце концов, поведенческие данные говорят нам, что количество факторов, с которыми мы сталкиваемся, превышает все наши способности в рамках Системы 2 к восприятию и интерпретации. Загадок здесь более чем достаточно.

Несмотря на то, что многие пренебрежительно относятся к интуиции, некоторые работники сферы знаний открыто признают роль интуиции в своей работе. Историк науки Химена Каналес отметила, что “истории научных открытий часто связаны с моментами воображения, снами и нереальным”.

Среди ученых, которые указывали на сны как источник своих открытий, – Дмитрий Менделеев, Альфред Рассел Уоллес и Джеймс Уотсон. Работники таких сфер, как маркетинг и дизайн, для которых творческий подход имеет большое значение, часто используют такие практики, как медитация, чтобы лучше использовать свою интуицию. Интуиция особенно важна для решения сложных, “злободневных” проблем, которые невозможно решить с помощью линейного мышления.

Что может сделать разведывательное сообщество, чтобы улучшить применение интуитивных способностей? 

Во-первых,

Я помню то время, когда разведывательные службы настаивали на том, чтобы каждое аналитическое суждение было подкреплено конкретным докладом разведки. Конечно, это хорошая практика – основывать свои суждения на достоверных разведданных, но настаивать на этом как на абсолютном правиле – глупость.

Мы не можем быть абсолютно уверены, что разведывательные отчеты и другая получаемая информация 

Чтобы донести эту мысль, я часто спрашивала группу аналитиков: если вся комната являет собой всё, что может быть известно об Аль-Каиде, тогда какая часть комнаты составляет реальные знания о ней разведсообщества? На это аналитики неоднократно просто поднимали кверху кофейную чашку.

Мы не можем, без, как минимум предварительной работы, заявить политикам, что у группы аналитиков есть предположение, что X или Y может произойти. Но мы можем поощрять аналитиков регулярно заниматься спокойными индивидуальными или групповыми обсуждениями, способствующими проникновению в их сознание разных новых идей. Как отмечает Аста Раами, исследователь “намеренной интуиции”, любое поведение, способствующее успокоению мыслей, может быть полезным для новых озарений.

На протяжении многих лет разведывательное сообщество экспериментировало с нетрадиционными аналитическими методами, потенциально включающими интуицию. Один из методов заключался в том, что аналитиков, освещающих политическую нестабильность, просили использовать числовую оценку, чтобы отслеживать, как развиваются события… или не развиваются. Оценка отдельного человека могла отражать не только то, что он знает аналитически, но и то, что подсказывала ему интуиция.

Со временем это занятие превратилось в скучную рутинную работу, таким себе упражнением для галочки. Рынки прогнозов и методы краудсорсинга являются другими способами, позволяющими использовать силу интуиции.

Агентство передовых исследований в сфере разведки (Intelligence Advanced Research Projects Activity – IARPA) спонсировало рынки предсказаний, но, насколько мне известно, их результаты нечасто доводились до сведения политиков. Даже когда разведывательное сообщество экспериментирует с нетрадиционными аналитическими методами, оно неохотно использует их (стесняется, что ли?) для прямой поддержки политиков.

СПРАВКА

Агентство передовых исследований в сфере разведки (англ. Intelligence Advanced Research Projects Activity,IARPA) — исследовательское агентство США, находящееся в подчинении у Директора национальной разведки США. IARPA было создано в 2007 году как аналог DARPA для выполнения научных исследований для разведывательного сообщества США (по крайней мере 17 правительственных агентств, занимающихся разведкой), путём объединения Disruptive Technology Office АНБ (ранее известного как Advanced Research and Development Activity), National Technology Alliance из NGIA и Intelligence Technology Innovation Center из ЦРУ. В январе 2008 года директором IARPA была назначена Лиза Портер, ранее работавшая в NASA и DARPA. Деятельность IARPA и её бюджет засекречены, публикуется информация лишь о части проектов.

(Википедия)

Один из подходов, который еще не был опробован, заключается в прямом включении наших интуитивных способностей в аналитическое ремесло. Разведывательное сообщество могло бы перенять лучшие практики, разработанные другими организациями для углубления и развития мышления Системы 1. Аналитиков стали бы обучать ограничениям разведывательной отчетности – насколько неполной она является по своей природе и особенно хромает в сложных проблемах и вопросах человеческой воли и решимости.

Они также узнают, как применять мыслительные способности Системы 1 и Системы 2 в ситуациях, для которых они лучше всего подходят. По примеру того, как в аналитическую работу был подключен мозговой штурм, медитативные практики могли бы также стать стандартной аналитической техникой. Наставники по интуиции обретут новую роль в аналитических подразделениях – люди, умеющие помогать аналитикам различать моменты интуиции и предчувствия, определяя достойные для дальнейшего изучения.

Прямое включение интуиции в аналитическое ремесло – это не замена интуиции аналитическими рассуждениями, а сочетание обоих методов для достижения лучших результатов в целом.

Люди, обладающие глубокими знаниями в данной области, например, лауреаты Нобелевской премии, часто обладают наиболее убедительными интуитивными догадками. Они получают, а не создают эти озарения, потому что их ум обучен распознавать ценность “неожиданных” идей.

Хотя интуиция может давать потенциальные зацепки, в отношении которых могут быть применены или сконцентрированы традиционные аналитические методы, разведывательному сообществу придется бороться со своей склонностью к стандартизации интуитивной практики.

Интуиция – это личный опыт.

Некоторые методы, которые работают для одного человека, для других будут неприменимы. Я часто замечаю, что новые идеи приходят мне в голову во время долгой прогулки или сразу после пробуждения. Тренеры по интуиции могут помочь аналитикам определить, что именно лучше всего работает для каждого их них.

Обучение интуиции ведет к предвидению.

Каждый из нас сталкивался с тем, что мысли приходят в голову непроизвольно. Но мы редко спрашиваем себя,

В течение более чем двух десятилетий (до 1995 года) разведывательное сообщество изучало идею о том, что предвидение возможно. В частности, и Разведывательное управление министерства обороны, и ЦРУ проводили программы по дистанционному наблюдению, где людей просили привести свой разум в состояние, в котором они чувствовали, что могут описать удаленные места, объекты и даже людей – не только как они существовали в тот момент, но и как они будут выглядеть в будущем.

Когда ЦРУ унаследовало эту программу в начале 1990-х годов, оно обратилось к “Американским исследовательским институтам” (AIR)

За почти тридцать лет, прошедших с тех пор, изучение предвидения продвинулось вперед независимо от уровня заинтересованности ЦРУ. Предвидение стало статистически значимым экспериментальным эффектом, как при оценке его у квалифицированных практиков, так и среди населения в целом.

Сейчас ученые работают над тем, чтобы определить, какие факторы влияют на эффективность предвидения. Похоже, опыт медитации, вера в само явление и позитивные эмоции способны оказывать влияние.

Финансовая и инвестиционная индустрии (которые всегда находятся в поиске преимущества) также экспериментируют с

СПРАВКА

Прекогниция – форма экстрасенсорного восприятия; гипотетическая паранормальная способность получать знание о будущих событиях (прекогнитивное ясновидение) или будущих мыслях другого лица (прекогнитивная телепатия), не тождественная способности к логическим выводам и предсказаниям на основе актуального знания. (Википедия)

Как вы уже догадались, я прямо считаю, что предвидение относится к тем формам интуиции, которые    разведывательному сообществу необходимо рассмотреть. Но в отличие от усилий конца прошлого века, эта работа, насколько возможно, должна вестись открыто и в сотрудничестве с научными кругами.

Новый акцент на мышлении Системы 1 неизбежно будет представлять нам моменты возможного предвидения. Мы, несомненно, обнаружим среди наших аналитиков опытных провидцев, которые, вероятно, все это время использовали эти навыки, возможно, подсознательно. Но нам придется задействовать также наши аналитические умы Системы 2, чтобы различить шум от сигнала и разработать протоколы для тщательного изучения таких сигналов.

Многие будут потешаться над всеми этими идеями. И действительно, концепция предвидения остается в научном сообществе довольно спорной. В разведке и научном сообществе существует сильное предубеждение, что вся реальность зиждется на материальной основе, а спекуляции о нематериальных, нерациональных явлениях является чистой воды бредом и, что еще хуже, разновидностью мошенничества.

Но я еще не видела ни одного научного доказательства того, что

И чем больше я читаю о квантовой физике, природе времени, сознании и тайнах разума, тем больше я начинаю ценить потрясающий потенциал человеческого познания.

Наши люди всегда были нашим величайшим ресурсом; пришло время использовать всё, что может предложить наш разум.

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх