Украина, Молдова, Грузия: кто лучше готов к статусу кандидата в члены ЕС

Евросоюз рассматривает заявки Украины, Молдовы и Грузии на членство в объединении. И хотя решения о предоставлении статуса кандидата планируют принимать одновременно, они могут оказаться разными.

Еврокомиссия в пятницу, 17 июня, планирует сформулировать свое отношение к заявкам Украины, Молдовы и Грузии на членство в ЕС. На этом основании государства Евросоюза будут решать, предоставлять ли этим странам статус кандидата на вступление в объединение.

В СМИ появились сообщения о том, что рекомендации Еврокомиссии по каждой из трех стран могут оказаться разными. Разговоры об этом идут в Брюсселе уже некоторое время. Но первым официально об этом заявил президиум Европарламента . Он призвал дать Украине и Молдове статус кандидата уже на саммите ЕС 23-24 июня. А вот в отношении Грузии предложено лишь «работать над предоставлением такого же статуса».

Чтобы получить статус кандидата, стране нужно продемонстрировать, что она стремится к соблюдению Копенгагенских критериев членства в ЕС.

Украина и Молдова — лидеры на пути евроинтеграции

Понять, насколько Украина, Грузия и Молдова продвинулись по пути евроинтеграции, может помочь Индекс Восточного партнерства, ежегодно публикуемый Форумом гражданского общества Восточного партнерства — объединения неправительственных организаций Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины. В индексе за 2020-2021 годы лидерами являются Украина и Молдова с показателем в 0,70, за ними идет Грузия (0,65), дальше Армения (0,63), Беларусь (0,49) и Азербайджан (0,44).

«Мы увидели большие сдвиги Украины, Молдовы и Грузии в сторону их сближения с ЕС в вопросах торговли, сферы свобод, безопасности и юстиции, бизнес-климата, а также защиты климата и окружающей среды», — отметила редактор индекса Керри Лонгхёрст во время круглого стола в Европарламенте 14 июня.

Говоря о первом и главном Копенгагенском критерии, касающемся демократии и верховенства права, эксперт указала на много «положительных примеров» как в Украине, так и в Молдове и Грузии. При этом, по словам Лонгхёрст, есть много «проблем», в частности в вопросах независимости судебной системы, практики проведения выборов и борьбы с коррупцией.

Политический кризис в Грузии и посредничество Евросоюза

Почему же тогда в президиуме Европарламента отдельно выделили Грузию? Евродепутат от Литвы Пятрас Ауштрявичюс обратил внимание на соглашение от апреля 2021 года между грузинскими властями и оппозицией. Тогда посредником в переговорах выступил глава Европейского Совета Шарль Мишель. Соглашение предусматривало ряд мер и реформ, которые должны были разрешить политический кризис, разразившийся после парламентских выборов 2020 года. Оппозиция обвинила власти в фальсификации итогов голосования и отказалась получать депутатские мандаты.

Но уже в июне 2021 года власти вышли из соглашения, и об этом не забыли ни в Европарламенте, ни в других структурах Евросоюза. «Со стороны ЕС были большие ожидания, что политическая жизнь в Грузии наладится. Но этого не случилось. Позднее произошли известные события в июне прошлого года: новые аресты, судебные дела против журналистов», — добавил Ауштрявичюс.

Эксперт брюссельского аналитического центра EPC Аманда Пол также указывает на проблемы с демократией в Грузии. «Грузия сделала поразительные вещи за последние 15 лет, но в последнее время грузины сами завели себя в плохую ситуацию», — отмечает аналитик в разговоре с DW, имея в виду политическую поляризацию в стране.

У Украины лучшие шансы получить статус кандидата

В Молдове, наоборот, дела пошли в лучшую сторону только в последнее время, после того как президентом стала Майя Санду, а ее партия получила большинство в парламенте.

Сейчас впервые президент, правительство и большинство в парламенте представлены проевропейскими и реформистскими политиками. Но никто не может предсказать, сохранится ли такое положение в дальнейшем, поэтому в Брюсселе ситуацию в Молдове считают достаточно «хрупкой».

Впрочем, для многих это аргумент скорее в пользу предоставления статуса кандидата на вступление в ЕС. «Молдова шла от одного кризиса к другому. Только в последнее время были новые положительные сдвиги», — говорит Аманда Пол и приходит к такому выводу о перспективах получения статуса кандидата: «У Украины в целом более сильная позиция (чем у Грузии и Молдовы. — Ред.), хотя и не идеальная». Для ЕС в этом плане большую роль играет то, что в Украине уже не раз проходили конкурентные выборы. Особенно значимой была демократическая смена власти в 2019 году, когда президентом стал Владимир Зеленский.

Украина не хочет оказаться в одном пакете с Молдовой и Грузией

Руководство Украины было не в восторге от того, что Грузия и Молдова подали свои заявки, поскольку это может осложнить получение Киевом статуса кандидата.

Украинская вице-премьер по евроинтеграции Ольга Стефанишина заявила, что поддерживает стремления Молдовы и Грузии. «Но мы считаем, что должен быть индивидуальный подход, ведь у нас разные соглашения (об ассоциации. — Ред.), разные объемы обязательств, разный этап интеграции с ЕС и, конечно же, у нас разные рынки», — заявила она DW, добавив, что «индивидуальный подход очень важен для того, чтобы такие сложные решения еще более не осложнять».

Без понимания в Киеве встретили и то, что Тбилиси и Кишинев не присоединились к шести пакетам санкций, введенных ЕС против России после начала полномасштабной войны против Украины. В отличие от самой Украины, стран со статусом кандидата — Северной Македонии, Черногории и Албании, а также потенциального кандидата Боснии и Герцеговины. Это важно и для Брюсселя, ведь согласованная внешняя и оборонная политика — один из критериев для вступления в ЕС. И в Евросоюзе отдельно напомнили еще одному кандидату — Сербии, что ожидают от нее большей синхронизации ее внешней политики, в частности санкций, с позицией ЕС.

Юрий Шейко

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх