Сильное северное сдерживание: Швеция и Финляндия хотят вступить в НАТО

Своей агрессивной войной Россия объединила НАТО, убедив Швецию и Финляндию отказаться от многолетней политики нейтралитета.

В течение нескольких недель агрессивная война России против Украины изменила ситуацию с безопасностью в Северной Европе. Финляндия и Швеция, две неприсоединившиеся страны региона, хотят как можно скорее стать членами НАТО. 17 декабря прошлого года Владимир Путин призвал к новому порядку безопасности в Европе с прекращением будущих расширений НАТО и выводом союзнических формирований из Восточной Европы. Своей жестокой агрессивной войной Кремль добился прямо противоположного. Он объединил НАТО, укрепил военное присутствие Североатлантического союза вблизи зоны конфликта и сделал привлекательным присоединение еще двух стран.

Картина решительно изменилась в результате жестокой войны России в Украине, подчеркнул 12 мая президент Финляндии Саули Ниинистё, имея в виду свое изменившееся отношение к членству Финляндии в НАТО. «Если кто-то спросит, почему Россия теперь должна видеть, как Финляндия вступает в НАТО, я отвечу, что это самонадеянно. Посмотри в зеркало.’

Ниинистё, который знает Путина лучше, чем кто-либо другой, уже ясно дал понять в своей новогодней речи, что выбор его страной пути политики безопасности был исключительно делом финского народа. В конце года явное большинство финнов по-прежнему было против членства в НАТО. С другой стороны, после 24 февраля финские депутаты сообщили, что многие избиратели искали контакта и выразили поддержку дебатам по варианту НАТО. В недавних опросах, проведенных 10 мая, 76% высказались за членство.

Объединение против агрессивной России

У финнов очень прагматичный и практичный взгляд на НАТО: защита от нестабильной России, с которой у них общая граница протяженностью 1340 километров. И у них совершенно иной исторический опыт общения с Москвой, чем у их шведских соседей. В суматохе русской революции Финляндия провозгласила свою независимость в 1917 году. Между 1939 и 1945 годами она испытала огромные человеческие страдания и потеряла большую территорию в борьбе против сталинского СССР. После войны Москва навязала Финляндии пакт о дружбе, сотрудничестве и помощи, и ей пришлось взять на себя обязательство неприсоединения. Только с распадом Советского Союза в 1991 году Финляндия смогла подать заявку на членство в ЕС.

Ни Финляндия, ни Швеция не чувствовали себя в достаточной безопасности под гарантией безопасности статьи 42(7) Договора о ЕС после вступления в ЕС в 1995 г., но обеим странам до членства в НАТО было еще далеко. Для Швеции это потрясает идентичность и самовосприятие, оставшиеся после 200 лет неприсоединения и мира. Но и здесь война России в Украине сильно повлияла на общественное мнение и ведущих политиков. Премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон заявила после решения риксдага о вступлении в НАТО, что Швеции было бы очень трудно оставаться в одиночестве в качестве страны-аутсайдера во все более напряженной ситуации с безопасностью.

Стратегическая дыра, характерная для Севера, затыкается и заменяется тактической «глубиной», облегчающей оборону северных и балтийских государств.

В то время как Дания проголосовала на референдуме 1 июня за снятие своих оговорок в отношении общей политики безопасности и обороны ЕС. Таким образом, за несколько месяцев стратегическая карта Северной Европы полностью изменилась. Вступление Финляндии и Швеции в НАТО меняет правила игры. Стратегическая дыра, характерная для Севера, затыкается и заменяется тактической «глубиной», облегчающей оборону северных и балтийских государств. Со всеми пятью скандинавскими странами в НАТО Балтийское море становится в значительной степени морем НАТО.

И Швеция, и Финляндия являются политически стабильными демократиями, хорошо укоренившимися конституционными государствами и сильными в военном отношении. Объединенный Север в НАТО увеличивает военный потенциал Североатлантического союза и готовность к коллективной обороне. Членство двух стран укрепит НАТО как сообщество ценностей и повысит политический вес Севера в Североатлантическом союзе. Обороноспособность двух стран расширяет возможности сдерживания и обороны НАТО в регионе, имеющем стратегическое значение для Североатлантического союза. Сотрудничество разведки также будет значительно облегчено, и станет возможным лучшее понимание ситуации.

Сильное северное сдерживание

С точки зрения военной стратегии финские и шведские формирования легко интегрируются в НАТО. Вооруженные силы обеих стран уже совместимы с НАТО, участвуя в многонациональных операциях и учениях на протяжении десятилетий на Балканах, в Афганистане и Норвегии и в других местах.

В ближайшие несколько лет страны Северной Европы создадут значительный парк современных боевых самолетов. В общей сложности Норвегия, Финляндия и Дания будут иметь около 150 истребителей F-35, а Швеция — значительное количество JAS 39 Gripen. Это впечатляющий военно-воздушный потенциал. Вместе с этим появляется значительный потенциал для рентабельного сотрудничества в области баз, логистики, обучения и обучения.

С Финляндией и Швецией в НАТО Норвегия — единственное прибрежное государство на Атлантическом океане, граничащее с Россией и имеющее ответственность за огромную морскую территорию, в семь раз превышающую ее материковую часть, — получает значительную поддержку.

Если добавить Германию, Нидерланды и Великобританию в рамках сотрудничества в Северном море, то в Северной Европе будет примерно от 250 до 300 F-35 плюс шведские истребители. Это создает всеобъемлющий и надежный режим сдерживания в Северной Европе. И это увеличивает способность НАТО защищать трансатлантический канал через Северную Атлантику от российских разрушительных стратегий. Последнее является решающим моментом для обеспечения того, чтобы формирования и подкрепления из США могли добраться до Европы в случае кризиса или войны. Часто говорят, что Норвегия — это «НАТО на севере». С Финляндией и Швецией в НАТО Норвегия — единственное прибрежное государство на Атлантическом океане, граничащее с Россией и имеющее ответственность за огромную морскую территорию, в семь раз превышающую ее материковую часть, — получает значительную поддержку.

реакция России

России, конечно, совсем не нравится изменение оборонной политики Финляндии и Швеции. Обе страны дали понять, что они, как и Норвегия, хотят добавить к своему членству элементы разрядки, включая отказ от создания постоянных баз НАТО в мирное время и размещения ядерного оружия в своих странах. Однако в краткосрочной перспективе следует ожидать роста напряженности в отношениях с Россией. Однако у Москвы лишь ограниченные военные возможности влиять на процесс расширения НАТО. Большая часть соединений России связана войной в Украине. Но Кремль, конечно, может использовать гибридные средства, против которых многие предостерегают. Это может быть сочетание кибератак и нарушений границ в воздушном пространстве или в Балтийском море, а также распространение дезинформации для разжигания страха и неуверенности.

Только когда все 30 стран НАТО ратифицируют прием этих двух стран, Швеция и Финляндия станут членами.

Не исключено также, что Москва пытается повлиять на процесс ратификации внутри НАТО, оказывая давление на отдельные государства-члены. Можно только догадываться, стоит ли такой подход за внезапными возражениями, которые Турция сейчас выдвинула против ускоренной процедуры приема двух стран, предусмотренной генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Турецкое правительство утверждает, что Швеция и Финляндия являются «домом для курдских террористов». Они обусловили свое согласие на ускоренную процедуру рядом требований.

Только когда все 30 стран НАТО ратифицируют прием этих двух стран, Швеция и Финляндия станут членами, и только тогда вступят в силу гарантии коллективной безопасности статьи 5. В конечном счете, это основная причина, по которой две страны подают заявку на членство. Потому что де-факто, после многолетнего тесного сотрудничества с НАТО, их уже можно считать квази-«получленами».

Автор: Кейт Хансен Бундтгенеральный секретарь Норвежского атлантического комитета. Она также является председателем правления Норвежского института международных отношений (NUPI), членом правления Норвежского центра разрешения конфликтов (NOREF) и членом Консультативного совета CSIS Stuart Center.

Источник: IPSJournal, ЕС

Перевод МК

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх