После Давоса – запастись оптимизмом в тревожном мире

Инвестор хедж-фонда сказала мне, что она ежегодно ездит в Швейцарию на Всемирный экономический форум (ВЭФ) в Давосе, «чтобы понимать краткосрочные перспективы». В мире, захлебывающемся в геополитическом и экономическом пессимизме — доминирующее настроение в этом году в Давосе — ее аргумент заключается в том, что, возможно, пришло время запастись оптимизмом.

Можно поспорить с ее предположением, что Давос — место для общепринятых взглядов, а не для инвестиционных решений. Как ведущий организатор глобальных и деловых элит на протяжении большей части прошедшего полувека, ВЭФ часто шел вперед в выявлении тенденций, включая Четвертую промышленную революцию, и в генерировании позитивных изменений.

Тем не менее, нет никаких сомнений, что главной темой этого года был коллективный мрак без готовых решений. Один из самых смертоносных конфликтов в Европе со времен Второй мировой продолжается, мировая экономика катится к рецессии с замедлением роста и повышением инфляции, и COVID-19 со всеми его вариантами сохраняется уже третий год, особенно сильно ударяя по Китаю и связанным с ним цепочкам поставок.

Тем не менее, в Давосе говорили и о другом.

Президент России Владимир Путин вывел коллективный Запад из спячки. Европа ответила коллективными целями, и ее налогоплательщики финансируют оружие для Украины, борющейся за общие свободы. Даже новейшие элиты Давоса, околокриптовалютная тусовка, изучают способы более эффективного и быстрого направления помощи Украине, зализывая при этом раны от миллиардных убытков после краха криптовалюты Terra.

То, что Давос впервые исключил россиян из списка приглашенных, подчеркнуло, что есть такие преступления, которым мировое сообщество должно противостоять.

«В Давосе наша солидарность прежде всего с людьми, страдающими от жестокостей этой войны», — сказал Клаус Шваб, основатель и исполнительный директор ВЭФ. ВЭФ призвал к «плану Маршалла» по восстановлению Украины, а президент Украины Владимир Зеленский заявил собравшимся в Давосе по видеосвязи, что для выполнения этой задачи они должны использовать захваченные российские активы.

Не присутствовал на форуме президент Китая Си Цзиньпин, который 17 января этого года использовал давосскую трибуну, чтобы выдать себя борцом за лучший мир (тогда он выступал на виртуальной сессии ВЭФ). «Нам нужно отказаться от менталитета холодной войны и стремиться к мирному сосуществованию и беспроигрышным результатам», — сказал он всего за несколько дней до подписания совместного заявления с Путиным о согласии на отношения «без ограничений». Это, в свою очередь, произошло чуть более чем за месяц до того, как Путин начал свою войну против Украины.

Интересно, пытался ли Си Цзиньпин когда-нибудь убедить Путина в том, что сам сказал январской аудитории в Давосе: «История неоднократно доказывала, что конфронтация не решает проблем, а лишь влечет за собой катастрофические последствия».

Наиболе резонансным событием в Давосе стало то, что украинский бизнесмен и филантроп Виктор Пинчук открыл в помещении традиционного Русского дома в Давосе Российский дом военных преступлений.

В Русском доме, который стоит на видном месте главной улицы горнолыжного курорта, в предыдущие годы лидеры российского бизнеса и руководства проводили встречи и распивали водку. В этом году на стенах дома висели фотографии и большой экран, показывающий злодеяния Путина.

«Россия годами приезжала сюда, в Давос, чтобы представить себя так, как, по ее мнению, нужно показывать себя миру, — сказал куратор выставки Бйорн Гельдхоф корреспонденту CNBC Сильвии Амаро. — Мы представляем военные преступления, которые Россия совершает в Украине, но такие же военные преступления совершались в Чечне, Сирии — так что мы показываем реальность из России, о которой большинство людей не говорит».

По всем этим причинам и не только, по возвращении в Вашингтон, я отложил пессимизм и запасся оптимизмом. Я действую не столько из-за какой-либо убежденности в положительном исходе, сколько из-за потерь для всех нас, если мы не используем этот момент для общего дела.

Держу пари, что надежда и героизм, продемонстрированные украинцами, превзойдут самоуспокоенность, которая ослабляла глобальные демократии на протяжении большей части последних трех десятилетий. Держу пари, что решимость помочь украинцам победить расширится и переживет признаки усталости по мере того, как Россия будет добиваться военных успехов на востоке Украины.

Как сказал в Давосе сенатор штата Делавэр Кристофер Кунс в интервью корреспонденту The Washington Post Ишану Таруру: «Вполне очевидно, что российский план состоит в том, чтобы всех вымотать… и положиться на то, что Запад так или иначе развалится, откровенно потеряет интерес и отвлечется на высокие энергетические затраты и свои собственные выборы».

Я также желаю, несмотря на предыдущий опыт, чтобы после трагедии в школе в Ювальде, штат Техас, в результате которой погиб 21 человек, США могли бы решить свои внутренние проблемы, даже если они и объединяют мир, чтобы помочь Украине победить Путина. Одна из надежд связана с новым $40 млрд пакетом помощи для Украины, — токсичная предвзятость Вашингтона не является непоправимым делом.

Можно только надеяться на то, что заявка Швеции и Финляндии на вступление в НАТО, завершающая двухсотлетнюю историю шведского нейтралитета, это не угроза Путину, а, скорее, способствование объединению трансатлантического сообщества против угрозы поколений. Держу пари, что НАТО может преодолеть возражения турецкого президента Эрдогана.

Поездка в Азию на этой неделе президента США Джо Байдена также была обнадеживающей в том смысле, что он представил новый экономический план развития отношений со своими партнерами и отказался от устаревшей концепции «стратегической двусмысленности» в отношении Тайваня, не для того, чтобы развязать войну, а для того, чтобы предотвратить ее.

Именно в выступлении госсекретаря США Энтони Блинкена в Университете Джорджа Вашингтона была отмечена связь между войной Путина и китайским вызовом.

«Защита Пекином войны президента Путина, направленной на уничтожение суверенитета Украины и обеспечение сферы влияния в Европе, должна стать тревожным сигналом для всех нас, кто называет Индо-Тихоокеанский регион своим домом, — сказал он, добавив позже, — Мы не можем полагаться на то, что Пекин изменит свою траекторию. Поэтому будем формировать стратегическую среду вокруг Пекина, чтобы продвигать свое видение открытой, инклюзивной международной системы».

Вот в такой исход стоит инвестировать.

Фредерик Кемпе

CNBC.com

Поделиться:

Залишити відповідь

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх