Новая гонка вооружений на Корейском полуострове?

Новый президент Южной Кореи Юн Сук-Ёль возрождает провальную политику своих консервативных предшественников в отношении Северной Кореи — и рискует начать новую гонку вооружений.

С инаугурацией нового президента Южной Кореи Юн Сук-Ёля вступает в силу иная политика Северной Кореи, и она должна заставить наблюдателей в Европе и за ее пределами сесть и обратить на это внимание.

Уже во время президентской избирательной кампании Юн подчеркивал, что будет занимать более жесткую позицию по отношению к руководству в Пхеньяне, чем его предшественник Мун Чжэ Ин. Например, Юн подчеркнул, что будет расширять военное сотрудничество между Южной Кореей и США. Более того, он будет вести переговоры с правителем Северной Кореи Ким Чен Ыном только при наличии реальной перспективы конкретных результатов. Однако какие меры будут приняты для создания таких перспектив, оставалось неясным.

В своей инаугурационной речи 10 мая президент Юн наконец намекнул на то, как будет выглядеть его политика в отношении Северной Кореи: экономическая поддержка в обмен на полную денуклеаризацию, а также решительные политические и военные реакции на дальнейшие провокации со стороны Пхеньяна. Сходство с неудачными политическими подходами предыдущих консервативных правительств поразительно.

В частности, администрация во главе с Ли Мен Баком с 2008 по 2013 год пыталась убедить Северную Корею отказаться от ядерной программы, предлагая экономические стимулы, и отговорить ее от дальнейшего наращивания военного потенциала, угрожая жестким ответом. Исходя из инаугурационной речи президента Юна, следует ожидать, что следующие пять лет политики Южной Кореи в отношении Северной Кореи будут сосредоточены в первую очередь на этих целях.

Продолжение неудачной политики

К сожалению, Юн, кажется, не понимает, что условия для его успеха совсем не существуют. Вместо этого его цели и методы, похоже, мотивированы не столько текущими политическими реалиями, сколько идеологией и видимым отмежеванием от правительства Луны. Такого рода политика угрожает, вольно или невольно, разжечь растущую гонку вооружений в Восточной Азии.

Кроме того, заявленная президентом Юном цель — полная, поддающаяся проверке и необратимая денуклеаризация Корейского полуострова — немыслима без политических изменений в Пхеньяне.

Крайне маловероятно, что Северная Корея отреагирует на экономические стимулы со стороны Южной Кореи. Во-первых, Юн уже подчеркнул, что экономическая помощь будет только после шагов по ядерному разоружению, которые Северная Корея всегда отвергала. С другой стороны, даже бывший президент США Дональд Трамп — из-за гораздо более сильной позиции США на переговорах — не смог достичь соглашения с Северной Кореей на основе экономического сотрудничества. Ким Чен Ын может просто позволить себе отказаться от экономической помощи.

Кроме того, заявленная президентом Юном цель — полная, поддающаяся проверке и необратимая денуклеаризация Корейского полуострова — немыслима без политических изменений в Пхеньяне. Система во главе с Ким Чен Ыном нуждается в ядерном оружии для сдерживания потенциальных врагов. Более того, ядерное оружие символически защищает политическую систему: оно олицетворяет защиту от внешней угрозы, оправдывает диктаторскую политическую систему и мифологизируется как подарок семьи Ким народу Северной Кореи. Ядерное оружие поддерживает северокорейскую систему, и поэтому его нельзя просто обменять на экономическую поддержку.

Рост напряженности в Восточной Азии

Политика президента Юна в отношении Северной Кореи также имеет последствия за пределами региона. В прошлом сотрудничество США и Южной Кореи по размещению систем ПРО уже приводило к недовольству Китая. Если президент Юн откажется от — по крайней мере, риторической — политики баланса и повернется в сторону США, это усилит напряженность в Восточной Азии.

Война в Украине показала Европе, как региональные конфликты могут серьезно повлиять на мировую экономику.

Более того, Южная Корея испытала собственную ракету в марте 2022 года — через несколько дней после запуска северокорейской межконтинентальной баллистической ракеты. Разработка собственных ракет и атомных подводных лодок была продвинута уже при Мун Чжэ Ине. Ни санкции, ни пандемия Covid-19 существенно не помешали Северной Корее продолжить разработку ядерного оружия и систем доставки. Начавшаяся сейчас на Корейском полуострове гонка вооружений должна вызывать беспокойство в Брюсселе.

Война в Украине показала Европе, как региональные конфликты могут серьезно повлиять на мировую экономику. Корейский полуостров уже давно является одним из важнейших центров мировой торговли. В южнокорейском городе Пусан находится один из самых загруженных портов в мире, а Южная Корея входит в десятку крупнейших экономик мира. Хотя деструктивный потенциал конфликта огромен, к счастью, в настоящее время в регионе нет субъектов, серьезно стремящихся перекроить национальные границы военными средствами. Тем не менее, гонка вооружений и агрессивная риторика усиливают неуверенность. Поэтому ЕС заинтересован не поздно реагировать на события на местах, а действовать сейчас.

Новая волна Covid-19 в Северной Корее

Нынешний быстрый рост числа случаев заболевания Covid-19 в Северной Корее вызывает беспокойство — не столько из-за политических, сколько из-за гуманитарных последствий. Северокорейский режим часто демонстрировал сильную политическую стойкость во время кризиса. Поэтому маловероятно, что волна инфекций Covid-19 вызовет политические изменения. В худшем случае проводимая северокорейским руководством политика изоляции и отрицания в сочетании с неадекватной системой здравоохранения приведет к большому количеству смертей.

ЕС мог бы использовать свой дипломатический капитал для создания импульса для каналов диалога с политическим руководством Северной Кореи на основе гуманитарной помощи.

Тем не менее вполне возможно, что Северная Корея обратится за помощью за границу в связи с ростом заболеваемости. Однако для Южной Кореи эта ситуация будет сложной. С одной стороны, президент Юн пообещал Северной Корее поддержку в борьбе с пандемией во время визита президента США Джо Байдена в Сеул 21 мая.

С другой стороны, 1 июня в Южной Корее пройдут местные выборы, которые рассматриваются как первая проверка поддержки правительства Юна. Если Юн хочет поднять свой политический авторитет, он не будет давать боеприпасы своим политическим оппонентам, «награждая» Северную Корею вакцинами. А если Южная Корея и США еще и расширят свои совместные военные маневры, то регион пойдет по знакомому пути, который традиционно заканчивается отказом Северной Кореи от диалога.

В этой ситуации ЕС мог бы использовать свой дипломатический капитал для создания импульса для каналов диалога с политическим руководством Северной Кореи на основе гуманитарной помощи. Очевидно, что ЕС не может в одиночку добиться денуклеаризации Северной Кореи или смены курса в Сеуле. Однако он может попытаться оказать деэскалирующее влияние на Пхеньян через политические сети. И он может использовать партнерство с Сеулом для продвижения дальнейших возможностей сотрудничества. Даже если новый президент в Сеуле в данный момент не заинтересован в поиске долгосрочного дипломатического решения текущих проблем, сейчас самое время — учитывая ужесточение фронтов в Восточной Азии — активно готовить такие возможные направления диалога.

Автор: Бенедикт Стаарнаучный сотрудник IN-East, Института восточноазиатских исследований Университета Дуйсбург-Эссен.

Перевод МК

Источник: IPS-Journal, ЕС

Поделиться:

Залишити відповідь

Схожі записи

Почніть набирати текст зверху та натисніть "Enter" для пошуку. Натисніть ESC для відміни.

Повернутись вверх