Революция на Южном Кавказе

Пока Кремль занят на западе, события на юге сулят новые угрозы его агрессивной политике в приграничных районах.

На фоне вторжения России в Украину на Южном Кавказе происходят грандиозные события, которые потенциально могут снизить напряженность в отношениях между Арменией, с одной стороны, и Турцией и Азербайджаном — с другой.

Этот процесс также может критически повлиять на позицию России в регионе и даже придать некоторый импульс амбивалентной политике Запада.

Исторические соперники, Армения и Азербайджан, все ближе к достижению всеобъемлющего соглашения по решению фундаментальных вопросов, которые препятствовали сближению на протяжении как минимум трех десятилетий.

Процесс сейчас вращается вокруг основных предложений азербайджанцев по заключению мирного соглашения, включая признание территориальной целостности друг друга.

Это потребует от Армении признания того, что Нагорный Карабах является частью Азербайджана, что стало причиной войн в 1992-94 годах и в 2020 году.

Если соглашение будет подписано, это станет революционным изменением традиционной позиции Армении.

В целом реакция армянского руководства была положительной, хотя оно будет добиваться дополнительных условий. Среди них будет признание Азербайджаном широкого спектра культурных прав армян, возможно, включая официально признанную автономию. Хотя азербайджанцы вряд ли согласятся на это, меньшие требования по культурным правам действительно возможны.

Эта позиция Армении основывается на более ранних, несколько двусмысленных заявлениях и двусторонних встречах с азербайджанскими лидерами, осторожно указывающих на то, что страна может быть готова изменить свою традиционную политику. Это равносильно глубокому, хотя и глубоко болезненному осознанию руководством Армении того, что баланс сил необратимо изменился, причем не в пользу Армении.

Альтернативой сделке является политика открытого, долгосрочного реваншизма. Однако сделка может принести значительные выгоды. Установление позитивных связей с Азербайджаном может положить конец экономической изоляции Армении и, вероятно, послужит питательной средой для аналогичных позитивных изменений в отношениях с Турцией. После 30 лет вражды улучшение отношений с крупным западным соседом приведет к восстановлению дипломатических отношений, а также к привлекательности улучшенных экономических связей. Отдача может быть значительной — армянские товары получат более удобный и короткий путь на европейские рынки, и наоборот.

Эти изменения могут проложить путь к изменениям в масштабах всего региона.

В долгосрочной перспективе зависимость Армении от России в северном направлении постепенно ослабнет.

Экономические связи с востока на запад стали бы, по крайней мере, такими же мощными, как и нынешние торговые связи по оси север-юг.

Это не означало бы прекращения влияния и значения России, но создало бы более равномерное перераспределение власти, при котором Кремль утратил бы свое преобладающее положение.

Турция может стать такой же влиятельной, как и Россия — заметный сдвиг по сравнению с эпохой исключительности.

В геополитике Южного Кавказа происходят изменения. Усиливается конкуренция за влияние, державы борются если не за первенство, то за более равномерное распределение влияния. Турция и, в меньшей степени, Иран рассматривают регион как естественную историческую глубинку. И историческое наследие продолжает определять политику этих бывших имперских держав.

Кроме того, торговые и транспортные схемы, скорее всего, также изменятся. Маршруты через Грузию больше не будут служить единственным решением. Для Турции возможности выхода к Каспийскому морю расширятся, и, возможно, откроется путь к получению важнейших источников энергии для ее экономики от производителей газа, расположенных по всему морю.

Эти события ни в коем случае не являются кинжалом, направленным на Россию, но она должна чувствовать себя неуютно.

Ее позиции в регионе все больше зависят от военного элемента — гарнизонов во всех трех странах Южного Кавказа.

Возможно, их отвлекает пока безуспешная война в Украине, но президент Путин и его помощники все еще обладают некоторыми инструментами, чтобы сорвать мирные перспективы.

Тем не менее, Россия может пожать то, что она посеяла на Южном Кавказе.

Если она больше не является гарантом безопасности для Армении (она мало чем помогла в войне 2020 года) и не является лучшим выходом для торговли, то зачем вообще нужны российские войска в Армении?

И почему Азербайджан продолжает принимать российских миротворцев на своей территории?

Это незавидная ситуация для Кремля. Он ведет большую войну, чтобы создать иллюзию «ближнего зарубежья», подчиняющегося его желаниям, и пока он повернут спиной, другие приграничные страны думают о том, как ослабить его хватку над своим будущим.

Если что-то и должно показать бесперспективность подхода России к своему ближайшему окружению, так это Южный Кавказ.

Strati

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх