Козел отпущения?

По словам Джорджа Пагулатоса из Афин, Германию часто недолюбливают по уважительной причине. Однако критика политики Германии в отношении России была ошибочной.

Жестокое вторжение Путина в Украину привело к возобновлению саморефлексии на Западе. Ряд комментаторов, в основном из США или Великобритании, нашли своего очередного козла отпущения: Германия виновата в своей многолетней политике умиротворения в отношении России. Всерьез?

Люди не очень любят Германию – часто по уважительной причине. Четыре правительства во главе с Ангелой Меркель жестко боролись с кризисом еврозоны, вынуждая южную Европу вводить разрушительные меры жесткой экономии. Точно так же собственные узколобые экономические интересы Германии имели приоритет, когда она имела дело с нелиберальными режимами, такими как агрессивная Турция. Берлин проводил аналогичную политику в отношении России и установил тесную сеть экономических отношений. Однако после перелома 24 февраля стало ясно, что такая политика уже не актуальна. Однако критика Германии постепенно доходит до крайности: «Путинские полезные идиоты» — такой вердикт недавно опубликовало издание Politico Europe – статью о немецком руководстве. Федеральному президенту Франку-Вальтеру Штайнмайеру запретили посещать Киев и объявили персоной нон грата. Промахи мимо цели здесь.

Эта крайняя критика касается не только Германии и того, как вести себя с такими жестокими лидерами, как Путин. Это также касается роли Европы в международной системе. Критика заходит слишком далеко — как минимум по четырем причинам:

Эта крайняя критика касается не только Германии и того, как вести себя с такими жестокими лидерами, как Путин. Это также касается роли Европы в международной системе.

Первое: История. В Германии были признаны преступления национал-социализма и после 1945 года страна была перестроена на новых основах. Ни одно другое государство не сделало историческую вину столь неотъемлемой частью своей национальной идентичности. Была разработана пацифистская конституция, немецкий национализм был отодвинут на обочину общества, и на протяжении более семи десятилетий проводилась европейская интеграция. Когда немцы строят Северный поток, оправдывая трубопровод, вспоминая разрушения, которые нанесла гитлеровская Германия в современной России, или когда говорят, что немецкие танки не хотят поставлять в Украину и убивать русских солдат, то это имеет более глубокую историческую подоплеку. Такое отношение можно было бы отвергнуть как устаревшее, но эти предпосылки не бессмысленны и не являются аргументом на передовой.

Второе: Восточная политика. Сегодняшние немецкие социал-демократы придерживаются традиции политики сотрудничества, диалога и разрядки Вилли Брандта в отношении Советского Союза и Восточного блока, начиная с 1960-х годов. Эта политика, которой с тех пор придерживается каждое федеральное правительство, способствовала падению Берлинской стены в 1989 году и мирному воссоединению двух немецких государств. Как член НАТО Германия всегда играла активную роль в сдерживании советского блока; но она дополняла эту роль дальновидной политикой открытости для Советского Союза. В конечном счете, это была мудрая политика, которая оказалась правильной.

Если главным оружием Европы против путинской агрессии являются экономические санкции, то именно интенсивность торговых отношений с Россией делает санкции таким мощным рычагом.

Третье: Реальная политика. Нет никаких сомнений в том, что тесные торговые связи и сделки с путинской Россией принесли Германии экономическую выгоду. Однако неудивительно и то, что государство действует в соответствии со своими экономическими интересами. И действительно, меркантилизм ориентированной на экспорт немецкой экономики, основу которой составляет внешняя торговля, означает, что немецкая внешняя политика часто строит отношения с авторитарными режимами.

С Северным потоком 2 Германия поставила бы себя в полную зависимость от российского газа. Однако правительство Олафа Шольца остановило трубопровод сразу после вторжения России в Украину. Точно так же были поддержаны все жесткие санкции против Москвы и воспринят экономический ущерб для Германии. Суть дела вот в чем: если главным оружием Европы против путинской агрессии являются такие экономические санкции, то именно интенсивность торговых отношений с Россией делает санкции столь действенным рычагом. Благодаря близким отношениям на данный момент можно оказывать реальное давление. Без предыдущих сделок Путину было бы нечего терять, а санкции были бы совершенно бессмысленными. Экономическая интеграция только усиливает Европу.

Если вы хотите вести долгосрочные переговоры с милитаристским, авторитарным, обладающим ядерным оружием конкурентом, не может быть черного и белого.

Если вы хотите вести долгосрочные переговоры с милитаристским, авторитарным, обладающим ядерным оружием конкурентом, не может быть черного и белого. Требуется постоянно развивающееся сочетание стимулов и санкций, чтобы поощрять желаемое положительное поведение, препятствовать негативным действиям и немедленно реагировать на агрессию. Необходим целый пакет инструментов, охватывающих как взаимодействие и сотрудничество, так и демаркацию и ограничение, которые можно применять в зависимости от ситуации. Немецкая логика действий в отношениях с Россией помогает вести взвешенную европейскую внешнюю политику. Если бы это было не так, возобладали бы атавистические взгляды времен холодной войны.

Четвертое: Европа. Мир в послевоенной Европе зиждется прежде всего на прагматичной сдержанности руководителей государств, сдерживании национализма и развитии взаимовыгодного сотрудничества. Своим историческим успехом ЕС обязан строительству мостов, а не стен. Перефразируя Кейнса: но, когда что-то меняется, Европа (и Германия) естественным образом меняет свое мнение. ЕС не может и не должен отказываться от своей доктрины мягкой силы. Скорее, она должна сделать это с помощью жесткой силы и дополнять оборонительное сдерживание. Таким образом, обвинять в путинской войне тех европейских глав государств и правительств, которые пытались привлечь Россию в качестве партнера, это хуже, чем ревизионизм. Это просто искажение изложенной логики.

Автор: Джордж Пагулатоспрофессор Афинского университета экономики и бизнеса (AUEB), приглашенный профессор Коллеж д’Европ и исполнительный директор Греческого фонда европейской и внешней политики (ELIAMEP).

Перевод МК

Источник: Kathimerini, Греция

Поделиться:

Добавить комментарий

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх