Чжоу Бо: война в Украине ускорит геополитический сдвиг с Запада на Восток

Чем популярнее становится вступление в НАТО, тем более незащищенной будет Европа.

ЕСЛИ ВРАГ моего врага — мой друг, то враг моего друга также и мой враг? Не обязательно. По крайней мере, так думает Китай, когда речь заходит о бушующей российско-украинской войне. С одной стороны, Китай является стратегическим партнером России. С другой стороны, Китай является крупнейшим торговым партнером Украины. Поэтому Пекин кропотливо пытается найти баланс в своей реакции на войну между двумя своими друзьями. В нем выражается понимание «законных опасений» России по поводу расширения НАТО, при этом подчеркивается, что «необходимо уважать суверенитет и территориальную целостность всех стран».

Такой тщательно выверенный нейтралитет, возможно, не совсем то, чего хотят противоборствующие стороны, но он приемлем для обеих сторон. Если Китай присоединится к Западу в осуждении России, это вызовет бурные аплодисменты в Вашингтоне и большинстве европейских столиц. Но он потеряет партнерство с Россией. И это только вопрос времени, когда Америка снова сразится с Китаем. Политика администрации Байдена в отношении моей страны — это «крайняя конкуренция», которая прекращается перед войной.

Очевидно, что конфликт в Украине нанес огромный ущерб интересам Китая, в том числе его инициативе «Один пояс, один путь» в Европе. Но Пекин симпатизирует утверждению Москвы о том, что коренной причиной конфликта является неумолимое расширение НАТО на восток после распада Советского Союза. Все российские лидеры со времен Михаила Горбачева предупреждали о последствиях такой экспансии. Россия считает, что не может позволить своим украинским братьям покинуть «Русский мир » и присоединиться к другому лагерю. Если НАТО выглядит для России монстром Франкенштейном, с новыми дополнениями то здесь, то там, Владимир Путин, вероятно, считает, что должен убить это существо.

Будущее Европы нетрудно представить. Тотальная война Путина против Украины провалилась. Именно поэтому он будет драться до тех пор, пока не сможет заявить о какой-то «победе». Предположительно, это будет связано с признанием Украиной того, что Крым является частью России, ее обещанием не вступать в НАТО и независимостью двух «республик» Донецкой и Луганской областей. Проблема заключается в том, смогут ли российские войска контролировать Донбасс после его оккупации.

Затяжная война выглядит вероятной, если не неизбежной. Ситуация напоминает ситуацию в Афганистане во время войны России в 1980-х годах. Альянс, возглавляемый американцами, направлял моджахедам бесконечное количество оружия, которым удалось увязнуть и измотать вторгшихся советских солдат.

Благодаря кризису возродилось НАТО с мёртвым мозгом. В феврале канцлер Германии Олаф Шольц создал специальный оборонный фонд в размере 100 миллиардов евро (105 миллиардов долларов) и объявил, что его страна будет ежегодно тратить на оборону 2% своего ВВП — это директива НАТО. Это укрепит альянс и укрепит идею европейской «стратегической автономии» (до сих пор немногим больше, чем французский лозунг).

Ирония заключается в том, что чем популярнее становится НАТО, тем более незащищенной будет Европа. Если Финляндия вступит в НАТО, что вполне вероятно, войска альянса окажутся в двух шагах от Санкт-Петербурга. Кремль предупредил, что такой шаг положит конец «неядерному статусу Балтийского моря». Это может быть блеф. Но кто знает? Если НАТО больше всего опасается, что Россия может нанести тактический ядерный удар, то зачем продолжать тыкать Путину в глаза? Безопасность Европы, как и прежде, может быть обеспечена только при сотрудничестве с Россией.

В последние месяцы появилось множество слухов о том, что «безграничное» партнерство Пекина и Москвы, о котором было объявлено во время февральского визита г-на Путина в Китай на зимние Олимпийские игры, может привести к военному союзу. Но война в Украине невольно доказала, что сближение Пекина и Москвы не является союзом. Китай не оказывал России военной помощи. Вместо этого он дважды предоставил Украине гуманитарную помощь и деньги, в том числе продукты питания и спальные мешки, и обязался продолжать «играть конструктивную роль».

Одна из причин отсутствия китайско-российского союза заключается в том, что он обеспечивает удобную гибкость между двумя партнерами. И несмотря на то, что и Китай, и Россия выступают за многополярный мир, внеальянсность их устраивает, потому что они видят такой мир по-разному. Россия Путина ностальгирует по временам расцвета советской империи. (Он оплакивал ее кончину как «величайшую геополитическую катастрофу» 20-го века.) Россия считает себя жертвой существующего международного порядка. Напротив, Китай является крупнейшим бенефициаром правил и норм мировой торговли и финансов, установленных Западом после Второй мировой войны. Китай очень заинтересован в сохранении существующего международного порядка. Вот почему, несмотря на идеологические разногласия и иногда даже напряженность, Китай, по крайней мере, поддерживает прочные экономические связи с Западом.

Как Америка может сосредоточиться одновременно на двух театрах военных действий — Индо-Тихоокеанском регионе и войне в Европе — еще неизвестно. Джо Байден надеялся поставить политику в отношении России на «стабильную и предсказуемую» основу, чтобы сосредоточиться на стратегии Америки в Индо-Тихоокеанском регионе. Война в Украине, несомненно, отвлечет внимание Америки и выкачает ресурсы. Это еще больше ослабит Индо-Тихоокеанскую стратегию г-на Байдена, у которой и без того слишком много целей, слишком мало инструментов и сторонников. Вопрос в том, как долго Байден будет позволять Украине отвлекать внимание. В регионе, где Китай является крупнейшим торговым партнером большинства стран, даже величайшие союзники Америки не захотят жертвовать своими отношениями с Китаем ради блага Америки.

Является ли война между Россией и Украиной поворотным моментом, предвещающим новые глобальные беспорядки? Ходят слухи, что когда премьер-министра Китая Чжоу Эньлая спросили, что он думает о французской революции 1789 года, он якобы сказал, что пока рано говорить. Но, возможно, еще не слишком рано говорить о том, что война в Украине ускорит геополитический и экономический сдвиг с Запада на Восток. Китай, стоящий в центре, имеет еще большее значение, и он должен твердо стоять как стабилизатор.

Старший полковник Чжоу Бо — отставной офицер Народно-освободительной армии, старший научный сотрудник Центра международной безопасности и стратегии Университета Цинхуа в Пекине и эксперт Китайского форума.

The Economist

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх