Россия — страна-агрессор, территориальных претензий на Закарпатье у нас нет, — посол Венгрии в Украине Иштван Ийдярто

Чрезвычайный и Полномочный посол Венгрии в Украине Иштван Ийдярто рассказал в интервью ведущему международному обзору на телеканале «Эспрессо», что Россия является страной-агрессором, Венгрия полностью поддерживает территориальную целостность и суверенитет нашей страны и не имеет никаких территориальных претензий, а также, что венграм нужна процветающая и возрожденная Украина

Господин посол, насколько я знаю, вы родились в Украине, в городе Берегово. Сколько времени вы там прожили?

Да, верно, я родился в Берегово. Но в то время это был больше Советский Союз, чем Украина. Хотя, формально, – Украина. И мы уехали из Советского Союза, когда мне было 13 лет.

Вы говорите по-украински, по крайней мере, немного? Ибо, насколько я понимаю, разговариваете.

Но я не говорю по ней очень часто и очень хорошо. Это связано с историей. Потому что когда я жил в Закарпатье, то действующий тогда закон говорил о том, что в венгерских школах или же в школах национальных меньших должны были изучать язык международного общения советского народа. И это был русский язык. Поэтому большинство венгров изучали именно русский.

Ладно, понимаю. Давайте тогда поговорим об венгерско-украинских отношениях. Спасибо за помощь, которую мы получаем от Венгрии. Как ваша страна помогает нам в это, я бы сказал тяжелое для Украины время.

Это действительно очень тяжелое время для Украины. И то, что сейчас у вас происходит, – это трагедия. Мы надеемся, что все это скоро завершится. Венгрия пытается помочь своей соседней стране. Прежде всего, мы приняли почти… я не знаю точного числа, потому что оно ежедневно меняется… но, по последним данным, венгерский кодон пересекли 670 тысяч украинцев. И многие остались в Венгрии. Поэтому прежде всего оказываем помощь именно тем, кто пересекает Венгрию и едет дальше, и тем, кто у нас остается. И это очень много. В Венгрии решили остаться сто пятьдесят тысяч человек. Среди них – мужчины, женщины, дети. Мы помогаем им разным образом. В частности, заботимся об их расселении, образовании для детей. И, конечно, оказываем им всю необходимую медицинскую помощь.

Во-вторых, мы помогаем тем, кто остается в Украине. Очевидно, что речь идет о гуманитарной помощи, которая очень важна. Сюда входит очень много разных вещей. Почти каждый день и еженедельно мы отправляем из Венгрии гуманитарные грузы с едой, лекарствами, оборудованием и многими другими вещами. Например: после деоккупации Бучи, первой туда доставили гуманитарную помощь именно от венгерской межцерковной службы. Ее получили жители Бучи, пережившие столь невероятную трагедию. Но наши конвои с гуманитарной помощью едут даже в Запорожье, Днепр и многие другие места в Украине. Конечно, многие склонны думать, что Закарпатье получает больше всего, потому что граничит с Венгрией. Но Закарпатье – это только место, где мы накапливаем всю помощь. А потом его развозят по всей стране. В нее входит много и много различного оборудования. Я думаю, что это очень важная поддержка. Очевидно, мы будем продолжать делать это, пока эта трагическая война не завершится.

Но вы не даете нам оружие. Почему?

Я думаю, что эта венгерская позиция хорошо известна украинской общественности. Я также знаю, что она рождает определенные негативные эмоции. Но наша точка зрения четкая. Мы не предоставляем оружие. Ибо, прежде всего, в Венгрии не производят вооружение. Оружие предоставляет Великобритания, Германия, многие другие страны. Во-вторых, мы считаем, что, если позволим провозить оружие через нашу территорию, то создадим цели для военной активности страны-агрессора. И это поставит под угрозу не только приграничные регионы, но и людей, живущих в Закарпатье. Поэтому, кроме оружия, мы предоставляем Украине всю другую помощь и поддержку.

А сейчас, в этой непростой ситуации, каковы главные области сотрудничества между Украиной и Венгрией?

Действительно, в период войны очень тяжело сотрудничать. Очевидно, что Украина сейчас сосредотачивается и очень правильно делает на очень важных вызовах, связанных с обороной страны и сдерживании агрессора. Но мы все еще продолжаем помогать Украине во многих отраслях. Первое и важнейшее наше сотрудничество – в энергетическом секторе. Украинская общественность, видимо, хорошо знает о том, что сейчас Венгрия является одним из главных поставщиков в Украину природного газа. Мы стараемся поддерживать работу украинской газотранспортной системы. Второе – Украина успешно присоединилась к европейской электросистеме. Это был один из огромных шагов, который помог защитить украинскую энергетическую сеть. И Венгрия участвовала в этом. Конечно, сейчас мы готовимся помогать во время восстановления Украины. Недавно господин Сиярто (министр иностранных дел Венгрии – ред.) принимал участие в конференции доноров в Варшаве, организованной польским правительством. И мы заявили свою готовность участвовать в восстановлении Украины, потому что она очень важна. Во-первых, нужно строить школы или больницы. Мы также лечим солдат, получивших ранения во время боевых действий. И готовы в неограниченном количестве принимать военнослужащих, нуждающихся в медицинской помощи или реабилитации. Венгрия также бесплатно обучает украинских студентов, которые из-за оккупации потеряли возможность учиться в Украине. Мы даем стипендии тысячам студентов, которые не получают поддержки из дома. Я считаю, что это очень важно. Я тоже думаю, что мы должны думать о будущем. Украина сейчас испытывает трудности по транспортировке товаров на экспорт. Ибо, как вы знаете, из-за оккупации многие морские порты недоступны. Поэтому мы готовы помочь Украине использовать сухопутные транспортные коридоры. По-моему, впереди еще очень много работы. И мы полностью готовы к сотрудничеству.

Кстати, ваше посольство сейчас в Киеве?

Да, я сейчас работаю в Киеве.

Ладно. Давайте теперь немного перейдем к политике. Я должен вас спросить. Знал ли ваш премьер-министр Виктор Орбан о планируемом нападении на Украину?

Не знаю знаете ли вы, но наше посольство выложило…

Да, именно поэтому я вас и спрашиваю.

Да, да. Я с должным уважением отношусь к господину Данилову (секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины – ред.). Он является ключевой фигурой и выполняет очень много работы. Но в этом случае у меня не остается другого выбора, и… как бы это сказать… чтобы выразить свое возмущение таким полностью безосновательным заявлением. Не знаю правильно ли так сказать по-украински, но то, что он сказал… это бред… и, конечно, это неправда. Мы не знали о нападении. Как мы вообщем об этом могли знать? К сожалению, я должен очень сильно осудить это, потому что уже не первый раз высокопоставленные украинские чиновники пытаются спекулировать на намерениях Венгрии относительно Закарпатья, территориальных вопросах, о которых я даже не знаю. Такие вмешательства и спекуляции лишь усиливают сейчас очень у чувствительной, и я хорошо понимаю почему, украинской общественности антивенгерские эмоции. Хотя этого никогда не было в отношениях между обоими государствами. Мы не думаем, что это подобающий путь, которым нужно решать такие вопросы. Потому что все это совершенно необоснованно. У нас нет никаких территориальных претензий, если речь идет о Закарпатье. Понижение Венгрии до уровня помощи агрессору – это очень отрицательный и неприемлемый шаг. У нас не остается другого выбора, как полностью осудить такие заявления.

А какова официальная позиция Венгерского правительства по отношению к российской агрессии в Украине?

Совершенно четкая: Россия является страной-агрессором, военным агрессором. И мы полностью поддерживаем территориальную цельность и суверенитет Украины. Мы полностью осуждаем все нарушения прав человека в отношении граждан Украины. Мы призываем международное сообщество, а также украинскую сторону провести расследование этих нарушений. Мы выступаем за мир и… как бы сказать… поддерживаем шаги Европейского Союза, чтобы помочь Украине достичь мира.

Говорил ли об этом ваш премьер-министр Виктор Орбан Путину?

Я не знаю. Об этом нужно спросить его. В последний раз они встречались еще до войны. Но господин Орбан очень ясно говорил об этих принципах.

Спасибо. Итак, мистер Орбан, премьер-министр Венгрии, сказал в четверг о том, что официальный Будапешт не поддержит антивенгерские санкции, предложенные Европейской Комиссия. Почему?

Позвольте мне немного разъяснить. Это была не совсем верная трактовка позиции господина Орбана. В настоящее время рассматривается так называемый шестой пакет вмешательства в российские интересы. Европейская комиссия предложила его в среду. И важнейшей частью этого вопроса является энергетика. А в частности, нефтяное и газовое эмбарго по отношению к России. Орбан сказал, что мы не поддерживаем этот пакет в действующей форме. Почему? Потому что, к большому сожалению, в нем не учтены специфические интересы определенных стран-членов Европейского Союза. Что я имею в виду? Мы сейчас в такой же ситуации, как чехи, болгары, и, возможно, другие страны. Еще с прошлого, со времен социализма, мы унаследовали ситуацию, когда эти страны были связаны по трубопроводам с Советским Союзом. То есть, в случае с Чешской республикой, Словакией и Венгрией, которые являются сухопутными странами и не имеют морских портов, мы невероятно мало возможностей получать сырую нефть из других мест. Следует учитывать, что 65% импортной нефти приходит к нам из России. Эту ситуацию невозможно изменить за ночь. Или даже в течение короткого промежутка времени. Вторая проблема – это качество нефти. Я не хочу, чтобы вашим зрителям было скучно, поэтому не буду говорить деталей. Но традиционно в течение сорока-пятидесяти лет мы получали из России нефть марки «Юралс». Это специфический сорт, отличающийся от нефти, получаемой из Арабских стран, Ирана и других государств. Наши нефтеперерабатывающие заводы работают именно с этой нефтью. Чтобы использовать любой другой сорт нефти, необходимо произвести большие изменения и модификации. Это можно сделать, но не в течение короткого промежутка времени. Но это точно не политический вопрос. Это полностью технический и практический вопрос. К сожалению, мы должны обсуждать его между собой в Европейском Союзе. Идет дискуссия. Надеемся, что мы достигнем компромисса. Мы не отвергли саму идею такого эмбарго. Мы просто сказали, что следует исследовать специфическую ситуацию определенных стран-членов ЕС. И мы должны обсудить это внутри Европейского Союза и найти решение этой проблемы. Ибо без поддержки и времени на обсуждение мы не решим ничего. В противном случае это только принесет ущерб ЕС, уничтожит экономическое развитие. И конечно, что таким образом мы не нажмем на Россию. Проблема в интересе. Мы понимаем позицию Украины в этом вопросе. И мы точно не выступаем против этого. Но проблема заключается в том, что мы должны обсуждать этот вопрос и найти решение с Брюсселем и другими странами-членами. А именно как мы можем все решить и при этом не уничтожить венгерскую экономику. И так же в случаях со многими другими странами-членами ЕС.

Позвольте дать вам еще один пример. Это проблема не только одной Венгрии. Недавно я читал в газете о том, что правительство Японии, которое очень сильно поддерживает Украину, и у которого сейчас не очень хорошие отношения с Россией, также сказало, что им нужно больше времени для изменений и технической адаптации. Иначе может возникнуть проблема. Кроме того, американские чиновники неоднократно высказывали мнение, что нам нужно принимать такие эмбарго, которые не вредят нашим интересам. Поэтому эта проблема, к сожалению, техническая. Необходимо продолжать обсуждение. Впрочем, это все равно не означает, что Венгрия не поддерживает действия Европейского Союза. В этом частном случае мы должны учитывать многие другие аспекты.

Я правильно вас понимаю, в случае если эти технические проблемы исчезнут, венгерское правительство со временем будет готово перестать покупать российские энергоносители?

Мы найдем возможности для того, чтобы снизить нашу зависимость, а в долгосрочной перспективе даже найдем другие возможности поставки энергоресурсов. Но нам нужно время, нам нужны инвестиции. И конечно, нам нужны гарантии от Европейского Союза о том, что такого рода ситуации, можно будет решить. Потому это условия для дискуссий. Но я бы хотел отметить то, что сейчас это предмет обсуждений. И надеюсь, что решение мы найдем.

Ладно. Следующий вопрос. Поддерживает ли ваше правительство заявление Путина о том, что действующая ситуация в Европе представляет угрозу для России, фактически не только для России, но и для нее также, и что действующую европейскую модель безопасности нужно изменить?

Я считаю, что это вне возможностей простого посла комментировать вопросы международной системы. Знаете, в прошлом мы видели, что международную систему критиковали те, кто очень редко… как бы это сказать? Очень редко правильно ее использовали. Я думаю, что в 1990-х гг., в 2000-х гг. и даже до этого такая система играла важную роль для того, чтобы в течение долгого времени поддерживать мир в Европе и большей частью в мире. Потому эта система была действенной. ООН, ОБСЕ и другие международные организации. Мы должны подумать о том, как Россия участвовала в соблюдении мира, участвовала в международных организациях и почему ситуация сложилась так, как она сложилась. Но на самом деле такая модель гарантировала длительный мир в Европе. Этот мир завершился. Сейчас в Европе идет война. Поэтому сейчас нужно думать о причинах войны. Я не думаю, что ее спровоцировала международная система или слабость этой международной системы. Мы знаем, кто и какая страна начала эту войну. Поэтому я не считаю, что правильно обвинять международную систему Европы и НАТО или любого другого за те действия, которые я совершил. Конечно, это мой комментарий. Это мой уровень или возможность комментировать.

Но я все равно думаю, что вы знаете позицию венгерского правительства.

Позиция венгерского правительства вполне ясна. Во-первых, мы должны вернуть мир. Агрессию нужно прекратить. Территориальную целостность Украины следует восстановить. А уже после этого, если потребуется, мы можем обсуждать все остальные вопросы, которые всегда возникают. Но это должны делать международные организации, которые будут выступать как платформы. Но когда идет война, когда страдают люди, такие вопросы не актуальны.

Господин посол, поддержит ли Венгрия заявку Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО?

Понимаете, я видел, что мы видели заявления о намерениях. Но, как я понимаю, формально такую заявку еще не подали в НАТО. Поэтому пока ее не подали, пока нет официального представления, Швецией или Финляндией, трудно сказать, какой будет реакция Альянса. Очевидно, что если это произойдет, Венгрия, как член Альянса, будет участвовать в дискуссии.

А какова официальная позиция Венгрии по поводу возможного вступления Украины в НАТО?

Этот вопрос часто порождал недоразумения между украинской общественностью и, скажем, венгерским политикумом. Мы никогда не блокировали стремление Украины вступить в НАТО. Мы блокировали две вещи – это языковой вопрос и вопросы образования. Их решали на политическом уровне в некоторых институтах НАТО. В частности, министры иностранных дел и министры обороны. Это был сигнал, не очень хороший сигнал. Впрочем, у нас не было другого выбора, чтобы сказать Украине о том, что НАТО – это не просто военная организация. Она занимается другими вопросами, в частности, правами человека, правами национальных меньшинств. Уважение таких прав лежит в основе философии альянса. Но если говорить о стремлении Украины вступить в НАТО, мы никогда не были против этого. Поэтому если Украина все еще хочет вступить в ряды Альянса, мы не будем против этого.

Вы об этом уже немного говорили. Или языковой вопрос до сих пор лежит на столе венгерско-украинских отношений?

К сожалению, если говорить об этом, то я должен сказать, что да, этот вопрос не решен. До сих пор продолжаются консультации. Но официальная позиция Венгрии состоит в том, что сейчас этот вопрос не актуален. Сейчас есть более важные вопросы, которые нужно рассматривать. Для Украины это жизненно важные вопросы. Поэтому мы отложили языковой вопрос в сторону и сейчас полностью сосредоточены на поддержке Украины в этой борьбе.

Спасибо за такую позицию. А какие сейчас главные угрозы Венгрии? Я имею в виду экономические, политические, безопасные во время, когда в Украине свирепствует война.

Ну, вы их уже перечислили. Главная угроза – это война, которая продолжается у наших границ. И она имеет разные последствия – безопасные, политические. Украина всегда была для нас важным партнером. Даже когда между нами продолжались жаркие политические дебаты, экономические отношения между обеими странами были очень развиты. Часто Турцию называют самым крупным экономическим партнером Украины. Но еще несколько лет назад у нас были такие же экономические отношения с Украиной, которые сейчас у вас с Турцией. То есть, мы были таким же экономическим партнером Украины, как Турция. Возможно, ситуация немного изменилась в пользу Турции. Но это не проблема, потому что Турция играет важную роль в регионе. Но я хочу сказать, что то, что сейчас происходит в Украине – это трагедия. И я горжусь тем, что венгерский народ постоянно выражает невероятную солидарность с украинцами. И с оставшимися в Украине, и с приехавшими. И это делают не только венгерское правительство и неправительственные организации, но и простые граждане Венгрии. Они пытаются помочь Украине и украинцам. Это очень важно. Поэтому я считаю, что из-за этой войны мы ежедневно чувствуем последствия. Мы отдаем себе отчет в том, что происходит. Поэтому спекуляции о том, что венгры выступают против Украины, абсолютно безосновательны. Мы очень хорошо все знаем. И именно поэтому полностью ратуем за мир. Нам нужен мир. Нам нужна преуспевающая и возрожденная Украина. И мы должны вернуть себе столь важного для нас соседа в экономическом и многих других областях.

Спасибо, господин посол, за то, что присоединились ко мне сегодня. И сейчас вы можете обратиться к украинскому народу.

Я делаю то, что могу. Я сейчас в Киеве. Это моя солидарность и мой небольшой вклад в огромную борьбу, которую ведет украинский народ. Мы вас полностью поддерживаем. Будьте уверены, что венгры и народ Венгрии солидарны с вами. И мы надеемся, что уже скоро эта трагедия, эта война прекратится. А украинский народ возродится с новой энергией и новыми возможностями. И в конце я хочу заверить вас в том, что, когда начнут рассматривать вопросы членства Украины в Европейском Союзе, Венгрия поддержит его.

Espreso

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх