Уход из России европейских фирм: идет вторая волна. В чем ее особенности?

Сначала из-за войны в Украине из РФ ушли или приостановили бизнес крупные бренды и ритейлеры. Теперь в разных регионах страны продают или списывают заводы большие производственные компании.

Чем отличаются фирмы IKEA, Adidas или H&M от Renault, Henkel или Carlsberg? Первые заявили об уходе с российского рынка или о приостановке бизнеса в России сразу же после ее нападения на Украину, еще в конце февраля или в первых числах марта. Среди них было особенно много розничных торговцев. Ритейлерам достаточно было, образно говоря, просто закрыть свои торговые точки и повесить на дверях амбарные замки.

Однако примерно через месяц после начала войны вслед за первой волной ухода из России наметилась вторая. В течение апреля она нарастала и становилась все более очевидной. И на этот раз среди покидающих российский рынок фирм особенно много производственных компаний. У них в России не магазины, а заводы, причем не только и даже не столько в Москве, Санкт-Петербурге и других городах-миллионниках, сколько в российских регионах, в глубинке. Там они зачастую являются важными или даже ключевыми работодателями.

Модель ухода из РФ концерна Daimler Truck: бросить все и списать

Конечно, немало производственных компаний было и в первой волне, достаточно вспомнить немецких автостроителей Volkswagen, Mercedes-Benz, BMW и Daimler Truck, приостановивших выпуск автомобилей в Калуге и Нижнем Новгороде, в подмосковном Есипово, в Калининграде и Набережных Челнах. Но в первые дни войны они заявили именно о приостановке производства, оставив открытым вопрос об окончательном уходе из России.

На такой шаг из этой четверки (пока) пошел лишь Daimler Truck. 24 марта производитель грузовиков и автобусов сообщил, что вышел из совместного предприятия «Даймлер КАМАЗ Рус», созданного в 2010 году на паритетных началах с Камским автомобильным заводом для выпуска грузовиков Mercedes-Benz и FUSO. Это и был один из первых примеров начинавшейся второй волны. Ее ключевая особенность состоит в том, что западные инвесторы, главным образом — промышленные компании, окончательно избавляются от своей производственной базы в России.

Причем уход этот принимает самые разные формы. Так, Daimler Truck фактически просто бросил свое оборудование в цехах КАМАЗа, который попал под западные санкции из-за производства военной техники, в том числе и той, что применяется в ходе вторжения в Украину. Своим акционерам немецкий автостроитель объявил, что в течение года спишет потерянные активы в размере 220 млн евро. Это не слишком болезненная утрата для компании, глобальная выручка которой составила по итогам прошлого года почти 40 млрд евро.

Европейские пивовары надеются продать кому-то свои заводы 

Однако в большинстве своем западные инвесторы, которые уходят не только и даже не столько из-за санкций, сколько из-за принципиального неприятия войны, имиджевых рисков или из-за осознания невозможности в новых условиях и дальше вести в России нормальный бизнес, хотели бы, конечно же, получить за свои российские активы хоть какие-то деньги.

Так, в один и тот же день 28 марта свой бизнес в РФ выставили на продажу сразу два европейских пивоваренных гиганта — нидерландский Heineken и датский Carlsberg. Первому принадлежат, в частности, бренды «Охота», «Жигулевское» и «Бочкарев» и 7 заводов в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Стерлитамаке (Башкортостан), Екатеринбурге, Новосибирске, Иркутске и Хабаровске. Второму — компания «Балтика» с 8 заводами в Санкт-Петербурге, Ярославле, Туле, Воронеже, Ростове-на-Дону, в Самарской области, Новосибирске и Хабаровске.

В течение нескольких недель считалось, что у Carlsberg есть шансы продать свой бизнес мировому лидеру отрасли Anheuser-Busch InBev (AB InBev) с его российскими брендами «Сибирская корона», «Клинское», «Толстяк». Однако 22 апреля этот бельгийский концерн объявил, что тоже уходит с российского рынка и хотел бы уступить свои активы турецкой компании Anadolu Efes, с которой у него с 2018 года совместное предприятие «АБ ИнБев Эфес». У этого СП в России — 11 заводов: в Клину, Калуге, Иваново, Саранске, Ульяновске, Казани, Уфе, Волжском, Омске, Новосибирске, Владивостоке.

Anadolu Efes, вполне возможно, купит у бельгийцев их долю в СП, но большой вопрос, захочет и сможет ли турецкая компания приобрести к тому же еще и заводы двух других европейских гигантов. Тем более, что могут возникнуть вполне обоснованные возражения Федеральной антимонопольной службы РФ (ФАС).

В любом случае пивоваренную промышленность России, которая в последние два десятилетия развивалась чрезвычайно успешно, ждет уход сразу трех крупнейших иностранных инвесторов. Это неминуемо скажется на финансовых, инновационных и экспортных возможностях российских предприятий отрасли, а на рынке РФ ослабит конкуренцию, что обычно ведет к росту цен и снижению качества. Все это в условиях падения покупательной способности российского населения с большой долей вероятности приведет к закрытию ряда заводов, особенно в экономически слабых регионах. 

Dr. Oetker и Renault: отдать за бесценок в рамках легитимной сделки

В отличие от пивоваров немецкая компания Dr. Oetker, известная своими замороженными пиццами, десертами и ингредиентами для выпечки, не стала долго ждать покупателя с большими деньгами — и 8 апреля объявила, что продала свой завод в Белгороде его российскому руководству.

Белгородские топ-менеджеры вряд ли смогли предложить инвестору из ФРГ сумму, адекватно отражающую реальную стоимость предприятия и его оборудования, так что здесь, скорее всего, речь тоже идет о фактическом списании активов. Только в данном случае приоритет западного инвестора состоял в том, чтобы быстро осуществить безупречную с юридической точки зрения сделку и уйти из России, обезопасив себя от каких-либо претензий, например, со стороны российского государства или местных властей.       

По схожему пути пошли и два крупных французских инвестора в экономику РФ. 11 апреля финансовая группа Societe Generale, объявив о прекращении банковской и страховой деятельности в Росси, сообщила о продаже российского «Росбанка» своему давнему партнеру, компании предпринимателя Владимира Потанина «Интеррос». 

А 27 апреля стало известно, что автостроитель Renault «передает» (судя по всему, за чисто символическую сумму или вообще бесплатно) свою 68-процентную долю в крупнейшем в России производителе легковых автомобилей «АвтоВАЗ» в Тольятти московскому научно-исследовательскому институту НАМИ, а свой завод «Рено Россия» в Москве (ранее «Автофрамос», а до этого «Москвич») — московским городским властям.

Особенность этой пакетной сделки — Renault получит, по сообщениям СМИ, опцион в течение 5-6 лет выкупить эти активы. Но пока двумя этими автозаводами, которыми раньше управлял глобально действующий французский автостроитель, будут руководить нацеленные на импортозамещение российские государственные структуры.

Henkel готов закрывать, продавать или отдавать свои заводы в РФ 

Все три перечисленные схемы ухода из России рассматривает и немецкий производитель бытовой химии, косметики и предметов личной гигиены Henkel, объявивший о принятии принципиального решения 19 апреля. А 29 апреля глава концерна Карстен Кнобель (Carsten Knobel) уточнил, что в рамках предстоящего упорядоченного ухода с российского рынка возможны разные варианты — закрытие предприятия с последующим списанием, продажа, передача местным топ-менеджерам. У Henkel — 11 заводов в Московской, Ленинградской, Саратовской, Ульяновской, Челябинской, Новосибирской областях, в Ставропольском и Пермском краях.

Приведем еще несколько сообщений последних полутора-двух недель. Так, 22 апреля шведская компания Essety, выпускающая туалетную бумагу Zewa, женские прокладки Libresse и детские подгузники Libero, сообщила, что из-за ухудшения условий ведения бизнеса в России хочет продать три своих завода в Светогорске Ленинградской области, а также в Советске и в Венёве в Тульской области. 

26 апреля финский производитель плавленых сыров Valio объявил, что продал российской мясной компании «Велком» свой завод в селе Ершово Московской области. 28 апреля французская Total Energies сообщила, что просто останавливает свой завод по производству моторных масел в Калужской области.  

Так что вторая волна ухода западных компаний явно идет — и в течение мая наверняка будет нарастать. Ведь, к примеру, пошел уже третий месяц с тех пор, как упоминавшихся здесь заводы немецких автостроителей Volkswagen, Mercedes-Benz и BMW остановили производство. Так что рано или поздно им придется решать, как долго еще они намерены платить зарплаты за вынужденный простой своим работникам на заводах в российских регионах.

Андрей Гурков

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх