Зачем в Беларуси расширяют применение смертной казни?

Инициатива депутатов о применении смертной казни за покушение на акт терроризма ухудшает ситуацию с правами человека в Беларуси и направлена на устрашение протестного населения, считают эксперты.

27 апреля депутаты Палаты представителей парламента Беларуси предложили расширить применение смертной казни в стране и ввести ее еще и за покушение на совершение актов терроризма. Соответствующие поправки в Уголовный кодекс депутаты уже приняли в двух чтениях.

Эту инициативу невозможно не связать с текущей политической ситуацией в стране. Недавно по статье «Акт терроризма» задерживали подозреваемых в диверсиях на железной дороге, так называемых «рельсовых партизан», которые своими действиями пытались сорвать наступление России на Украину. Что означает расширение применение смертной казни в Беларуси — у DW.

Смертная казнь за покушение на акт терроризма

«Проект закона подготовлен в целях оказания сдерживающего воздействия на деструктивные элементы, а также демонстрации решительной борьбы государства с террористической деятельностью. Законопроектом предлагается внесение изменений в Уголовный кодекс, предусматривающих возможность применения исключительной меры наказания в виде смертной казни за покушение на совершение актов терроризма», — сообщили в телеграм-канале Палаты представителей. 

Детали и формулировки изменений в Уголовный кодекс пока не раскрываются. Вместе с тем, нужно отметить, что и в действующей редакции кодекса предусмотрена смертная казнь по статьям, связанным терроризмом, однако в частях о смертной казни речь идет об убийстве или совершении акта терроризма группой лиц. Касательно новой идеи властей ввести смертную казнь за покушение, Уголовный кодекс в статье 67 прямо прописывает, что «смертная казнь за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначается».

В Беларуси надеялись на мораторий, но ситуация ухудшилась

Координатор кампании «Правозащитники против смертной казни» Андрей Полуда к предложению депутатов относится крайне негативно. «В Беларуси смертная казнь — это не просто слова, она применяется на практике. Каждый год смертные приговоры и выносятся, и приводятся в исполнение». Правозащитник объясняет, что казнь предусмотрена по 11 составам преступлений. «Но на практике этот вид наказания выносится только за убийство при отягчающих обстоятельствах. Также был эпизод по акту терроризма за инцидент в Минском метро», — рассказывает Полуда.

Тот факт, что смертная казнь в Беларуси не отменяется, а наоборот, расширяется ее применение, Андрей Полуда называет печальным и настораживающим. Он вспоминает, что в начале прошлого года МВД анонсировало изменения в УК, среди которых обсуждался мораторий на смертную казнь, а также подобные разговоры ходили во время подготовки поправок в конституцию. На либерализацию правозащитники надеялись и когда в прошлом году помиловали приговоренных к смертной казни за убийство братьев Илью и Станислава Костусевых.

«Конечно, многое будет зависеть от правоприменения, однако сам факт, что в стране расширяют сферу применения смертной казни — это уже негативный тренд, причем для всей ситуации с правами человека. Власти по-прежнему думают, что наличие смертной казни является сдерживающим фактором, профилактической мерой. Но правозащитники не раз говорили, что тут нет прямой связи: фактором сдерживания является не тяжесть наказания, а его неотвратимость», — говорил Андрей Полуда.

Мера устрашения для протестно настроенных белорусов

Поправки в УК о смертной казни директор института «Политическая сфера» Андрей Казакевич однозначно связывает с политической ситуацией в стране и называет исключительно репрессивной мерой. Кроме ситуации с «рельсовыми партизанами», политолог считает, что власти могут видеть угрозу в участии белорусов в военном конфликте в Украине.

«Нужно понимать, что сейчас понятие «терроризм» трактуется очень широко, например, в него даже включают повреждение имущества, что раньше наказывалось по другой статье. На этом фоне введение смертной казни только за намерение совершить террористический акт — это еще одна мера психологического воздействия на всех, кто как-то включен в протестное движение. Это непропорциональная реакция государства», — говорит Андрей Казакевич.

Политолог поддерживает слова правозащитников о том, что сама по себе смертная казнь не влияет на количество совершаемых преступлений. «Но в логике властей это должно играть на устрашение, вероятно, это сейчас будет активно продвигаться в госСМИ. Единственными механизмом уменьшения протестных проявлений они видят репрессии и пытаются угрозой смертной казни снизить уровень радикального протеста», — считает Казакевич.

Александра Богуславская

Поделиться:

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх