Комментарий: Лукашенко — новый Жириновский российской политики

Отношения Путина и Лукашенко изменились после протестов в Беларуси. Теперь задача белорусского правителя — оправдывать политику Кремля, пишет в колонке для DW политолог Павел Усов.

После протестов в Беларуси 2020 года в отношениях Лукашенко и Путина — на уровне личностно-психологическом — обозначились существенные изменения. Налицо формирование новой модели поведения белорусского диктатора в присутствии президента РФ или в ситуациях, которые касаются России и ее руководства.

С одной стороны, в словах и действиях Лукашенко можно отметить безмерную услужливость, раболепие, доходящее до открытого самоунижения, что подчеркивает абсолютное превосходство хозяина Кремля и его доминирование в их отношениях. С другой, поведение Лукашенко приобретает совершенно неадекватные формы, которые впору назвать политическим шутовством.

Возможно, причина — в сильном психологическом давлении и дискомфорте. Кроме того, правитель Беларуси еще и видит в этом для себя окно возможностей. Так что образ путинского паяца — это результат сломленной воли и политической зависимости Лукашенко от милости российского вождя, стремление заслужить прощение вместе с позволением на правление.

Поведение Лукашенко — результат зависимости от Путина

Еще в ноябре 2019 года Лукашенко был смел и даже агрессивен в своих словах в отношении России. Критикуя действия Москвы в вопросах интеграции, он не стеснялся в выражениях: «На хрена нужен кому такой союз? Я уже вам по-простому, по-крестьянски говорю! Ни один документ мною не будет подписан, если он будет противоречить Конституции и фундаментальным принципам нашего общества».

А уже через два года Лукашенко не только подписал 28 дорожных карт по интеграции, но и разместил российские войска на территории Беларуси и сделал страну соагрессором в войне против Украины. Все это он еще и сопровождал словесными реверансами в адрес Путина, хоть и обижался, что тот не покатал его на яхте в Крыму и не присвоил ему звание полковника российской армии.

При этом после белорусских протестов 2020 года Путин ни разу не приехал в Минск, даже на подписание программы по углубленной интеграции. Тогда как Лукашенко вынужден был ездить на встречи к президенту России более десятка раз.

Для Кремля Беларусь — не независимая страна

Это также говорит о сути положения Лукашенко в отношениях с руководителем России. Последний воспринимает Лукашенко чисто как технического исполнителя своей политической воли, вассала, который должен ездить в ставку. С точки зрения Москвы, белорусский диктатор уже не хозяин независимой страны — Беларусь полностью превратилась в геополитическую периферию России.

Путин, как и любой другой диктатор (в том числе и Лукашенко), мстителен. Ему важно не просто уничтожить противника или подчиненного, сломить его, но и унизить, психологически опустить на уровень безвольного слуги. Постепенное усмирение и растаптывание Лукашенко — это не только «наказание», но и демонстрация того, что его будущее — в руках Кремля. Белорусский диктатор это хорошо понимает, поэтому и старается доказать российскому руководству и лично Путину свою нужность.

Среди способов это сделать есть политическое шутовство, которое, кроме проявления лояльности, может реализовывать и конкретные функции: формирование напряжения, повышение уровня агрессии, создание информационного шума, отвлечение внимания посредством скандальных заявлений и т.д.

Лукашенко — как раньше Жириновский — обслуживает повестку Кремля

В России на протяжении 30 лет яркую роль политического шута играл Владимир Жириновский, который на первом этапе своей карьеры должен был обесценивать понятие и суть демократии, а на исходе — создавать дымовую завесу вокруг агрессивных действий России.

В некоторой степени Лукашенко стал выполнять функцию Жириновского в российской системе политических манипуляций. Он очень быстро вписался в кремлевскую информационную повестку и стал проводником ключевых идеологических посылов Москвы. В свойственной для него хамской манере он усиливал эти посылы, делая их более агрессивными и устрашающими для внешней аудитории.

Еще в довоенный период, когда Россия выдвинула свой ультиматум Западу, он первый заговорил о возможности размещения российского ядерного оружия в Беларуси, а также развертывании российских вооруженных сил для защиты «безопасности» страны; говорил о «провокациях» со стороны Украины и Запада и готовности начать войну. Другими словами, Лукашенко превратился в инструмент давления на западное общественное мнение.

Но наиболее показательными были усилия Лукашенко девальвировать, извратить результаты резни, устроенной в украинской Буче. Он ведь мог просто промолчать, но не стал. В стиле Жириновского-Соловьева-Киселева диктатор-шут готов был предоставить «доказательства» того, что все это — результат провокации британских спецслужб.

Лукашенко понимает, что ресурс для его политического существования теперь именно в обслуживании внутренней и международной повестки Кремля. Его высказывания должны производить много информационного шума и юродства вокруг реальных трагедий. Вместе с тем на данном этапе Кремль удовлетворен той функцией, которую выполняет для него Лукашенко.

Павел Усов

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх