Стратегическая неопределенность США в отношении Тайваня должна прекратиться

ТОКИО. Нападение России на Украину многим напомнило о напряжённых отношениях между Китаем и Тайванем. Но хотя есть три сходства в ситуации вокруг Украины и Тайваня, имеются также и значительные отличия.

Первое сходство – очень большая разница между Тайванем и Китаем в их военном потенциале, и такая же разница существовала между Украиной и Россией. Более того, с каждым годом этот отрыв становится всё больше.

Во-вторых, ни Украина, ни Тайвань не имеют официальных военных союзников. Обе страны вынуждены противостоять угрозам или атакам в одиночку.

В-третьих, поскольку Россия и Китай являются постоянными членами Совета Безопасности ООН с правом вето, нельзя рассчитывать на посредническую роль ООН в конфликтах с участием этих стран. Так происходит сейчас, во время нападения России на Украину, и так будет происходить во время любого кризиса из-за Тайваня.

Впрочем, ситуация вокруг Тайваня намного сложнее. Хотя у Тайваня нет союзников, у него есть закон «Об отношениях с Тайванем» – американский закон 1979 года, который требует, чтобы США поставляли военную технику и материалы, «необходимые Тайваню для поддержания достаточного потенциала самообороны». Этот закон играет роль своеобразной компенсации за нежелание Америки прямо сказать, что она готова «защищать Тайвань» в случае, если на него кто-нибудь нападёт. Сегодня эту систему необходимо менять.

В ответ на российскую агрессию против Украины Америка сразу заявила, что не будет направлять войска для защиты этой страны. Однако в случае с Тайванем США проводят политику стратегической двойственности. И это второе отличие: остаётся не ясным, осуществят ли США вооружённое вмешательство в кризис с участием Тайваня.

Поскольку Америка предпочитает сохранять неопределённую позицию в вопросе о возможной реакции на нападение на Тайвань, это (по крайней мере, пока что) сдерживает Китай от военного авантюризма. Причина в том, что правителям Китая приходится учитывать вероятность реального военного вмешательства США. В то же время двойственность США заставляет Тайвань задумываться о том, что Америка может отказаться от вооружённого вмешательства, и эти соображения сдерживают радикальные группы на острове, которые выступают за независимость.

США продолжают такую политику двуликого Януса уже несколько десятилетий. Однако третье (и самое важное) различие между Украиной и Тайванем должно заставить США серьёзно задуматься над тем, что сейчас настало время пересмотреть свои подходы. Если упрощать, Украина, вне всяких сомнений, является независимым государством, а Тайвань – нет.

Вторжение России – это не просто вооружённое нарушение территориального суверенитета Украины, но и попытка свергнуть правительство суверенного государства с помощью ракет и артобстрелов. И по этому пункту в международном сообществе нет никаких противоречий относительно интерпретации международного права и Устава ООН. Степень участия разных стран в санкциях против России может отличаться, но ни одна страна не заявляет, что Россия не совершила серьёзного нарушения международного права.

Напротив, Китай утверждает, что Тайвань является «частью Китая», а США и Япония с уважением относятся к этим претензиям. Ни Япония, ни Америка не поддерживают официальных дипломатических отношений с Тайванем, а большинство стран мира не признают Тайвань суверенным государством. В отличие от ситуации с Украиной, китайское руководство может заявить, что любое начатое Китаем вторжение в Тайвань необходимо для подавления антиправительственной деятельности в одном из регионов страны, а значит, подобные действия не нарушают международное право.

Когда Россия аннексировала Крым, международное сообщество в конечном итоге с этим неохотно смирилось, хотя Россия нарушила украинский суверенитет. На фоне такого прецедента вряд ли будет удивительным, если китайское руководство начнёт ожидать более терпимого отношения мира в случае, если оно тоже выберет логику подчинения «регионов», а не стран.

Такая логика делает политику стратегической двойственности полностью несостоятельной. Политика двойственности работала очень хорошо, пока США были достаточно сильны для её поддержания, а Китай был намного слабее США в военном отношении. Однако эти дни миновали. Сегодня американская политика двойственности в отношении Тайваня способствует нестабильности в Индо-Тихоокеанском регионе, стимулируя Китай недооценивать американскую решимость, и заставляя правительство в Тайбэе ненужным образом нервничать.

Учитывая изменение обстоятельств по сравнению со временем начала политики стратегической двойственности, США должны выпустить заявление, не допускающее ошибок интерпретации или множественности интерпретаций. Для Америки настало время чётко сказать, что она будет защищать Тайвань от любых попыток нападения со стороны Китая.

Работая премьер-министром, я следовал правилу: на каждой встрече с председателем Си Цзиньпином всегда чётко информировать его, что ему не следует заблуждаться в оценках намерений Японии защищать острова Сенкаку, и что эти намерения Японии непоколебимы. Человеческая трагедия, обрушившаяся на Украину, стала для нас горьким уроком. Нельзя оставлять никакого места для сомнений по поводу нашей решимости в отношении Тайваня, а также нашей решимости защищать свободу, демократию, права человека и верховенство закона.

Автор: Абэ Синдзобыл премьер-министром Японии с 2006 по 2007 год и с 2012 по 2020 год.

Источник: Project Syndicate, США

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх