Последствия войны в Украине для международного разделения труда

Хотя барьеры для торговли были сняты задолго до начала глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 годов, с тех пор экономическая глобализация застопорилась, а карательные тарифы и торговые конфликты характеризуют международное разделение труда. Сбои в цепочке поставок, вызванные продолжающейся пандемией коронавируса, с 2020 года оказывают дополнительное давление на трансграничную торговлю.

А теперь еще один существенный сбой: после нападения России на Украину следует ожидать дальнейших постоянных ограничений внешней торговли. Следствие этих событий: упадок в международном разделении труда и, таким образом, частичный отказ от преимуществ специализации, что также приводит к реальным потерям доходов людей.

Протекционизм на подъеме

С начала финансового и экономического кризиса, вызванного банкротством Lehman в 2008/09 гг., во всем мире наблюдается тенденция: торговые ограничения усиливаются. Первоначально эта защита от иностранной конкуренции служила для стабилизации производства и занятости в стране. Кроме того, особенно высокоразвитые индустриальные страны все чаще используют протекционистские инструменты, чтобы защитить себя от конкуренции со странами с низкой заработной платой.

Центральную роль в этом играет экономический подъем Китая. Поскольку самая густонаселенная страна мира присоединилась к Всемирной торговой организации (ВТО) в 2001 году, ее экспорт заметно ускорил структурные изменения в развитых экономиках. В промышленно развитых странах Запада традиционные отрасли промышленности и занятые в них люди оказались под значительным давлением. Это особенно верно для ржавого пояса Америки, крупнейшего промышленного региона страны [i] . Чтобы сократить дальнейшие потери рабочих мест, США отреагировали торговыми барьерами, которые в первую очередь нацелены на Китай.

Совершенно неожиданно вспышка пандемии короны еще больше усилила глобальный протекционизм. Многие государства вновь приняли меры по защите отечественных компаний. Дополнительным бременем для международной торговли стало то, что правительства ввели ограничения на экспорт основных лекарств, аппаратов ИВЛ и продуктов питания, чтобы предотвратить нехватку поставок внутри страны. [ii]

Геополитические соображения все больше определяют внешнеторговую политику

Усиление протекционизма последних лет связано еще и с тем, что отдельные страны хотят использовать его для достижения своих внешнеполитических целей. Яркий пример: торговые споры между США при Дональде Трампе и Китаем лишь отчасти касались американского торгового дефицита. Не менее важным был и остается вопрос о глобальном технологическом лидерстве: технологическое превосходство является основой экономической мощи, а экономическая мощь, в свою очередь, является основой политической и военной мощи. [iii]

Поэтому следует опасаться, что в будущем все большее число национальных экономик будет более широко использовать инструменты торговой политики для достижения своих политических целей. Помимо тарифов и нетарифных торговых барьеров, это еще и санкции, экспортные ограничения или даже запреты и многие другие инструменты. [iv]

Война в Украине вызывает дополнительное усиление санкций, что является уникальным событием, учитывая силу мер и единство стран, вводящих санкции. Усиливающий эффект оказывает тот факт, что помимо санкций, введенных государством, многие компании добровольно выходят из бизнеса в России.

Есть ли угроза формирования глобального экономического блока?

Война в Украине представляет собой поворотный момент для мировой экономики не только из-за значительных сбоев в цепочке поставок и связанных с ней экономических санкций, но и может стать спусковым крючком для возобновления формирования блока.

В ответ на нападение России на Украину многие страны ввели обширные экономические санкции. Природный газ и другие ископаемые виды топлива, которые Россия больше не может продавать в Европу и США, теперь можно продавать в Китай. У Китая высокие потребности в энергии, поэтому есть соответствующий спрос. Это активизировало бы экономические отношения между двумя странами.

Из этого может развиться двухчастный мировой торговый порядок. Блок будет состоять из демократических стран со свободным рынком, таких как США и Канада, Европа, Япония, Южная Корея, Океания и части Южной Америки. Второй блок будет сформирован автократическими государствами, прежде всего Китаем, Россией и их важнейшими торговыми партнерами. Кроме того, мыслима третья группа стран, которая старается не выделять себя четко, чтобы иметь возможность поддерживать экономические отношения с обоими блоками.

Дойдет ли дело до этого, во многом зависит от поведения Китая. В случае намеченного формирования блока страна поставит под угрозу свои экспортные возможности в Европу и США. Однако это не очень привлекательно для Китая, поскольку эти регионы являются гораздо более важными торговыми партнерами, чем Россия, в силу их высокой экономической мощи.

Изменение климата как еще один фактор риска для международной торговли

Помимо политических решений, вызывающих тенденции деглобализации, изменение климата также оказывает негативное влияние на международное разделение труда. Например, ущерб производственным и инфраструктурным активам, вызванный глобальным потеплением и изменением климата, влияет на международную торговлю как минимум по двум каналам.

С одной стороны, существует риск того, что производственные мощности поставщиков за рубежом будут повреждены экстремальными погодными условиями, наводнениями и т.п., вызванными климатом. Это может означать потерю оптового импорта, что затем прерывает внутренний производственный процесс.

С другой стороны, трансграничный обмен товарами зависит от эффективной транспортной инфраструктуры. Однако, если транспортные маршруты прерываются из-за изменения климата, т.е. В результате маловодья в реках или деформации железнодорожных путей из-за жары экспорт и импорт оказываются под угрозой.

Компании должны вооружиться против обоих рисков с помощью соответствующих мер предосторожности, например. B. Работайте с большими товарными запасами или оформляйте дополнительную страховку. Это неизбежно влечет за собой увеличение издержек международного разделения труда, которые также могут быть настолько высоки, что отдельные трансграничные торговые отношения перестают быть экономически выгодными, а экспорт и импорт соответствующих стран сокращаются.

Отказ от модели глобализации последних трех десятилетий

С падением «железного занавеса» в 1989 г. и вступлением Китая в ВТО в 2001 г. произошел всплеск глобализации, который привел к резкому увеличению трансграничной торговли. Результатом стало международное разделение труда, направленное на достижение максимальной эффективности бизнеса с производством точно в срок и поиском самого дешевого в мире поставщика.[v]

В будущем нам придется распрощаться с этой моделью глобализации. Даже если очерченного блокообразования в мировой экономике не произойдет, сбои в цепочках поставок и протекционистские меры последних лет сведут на нет масштабы достигнутого международного разделения труда. [vi]

Эта тенденция будет усиливаться тем фактом, что в будущем все больше и больше стран будут повышать цены на CO 2 для сокращения выбросов парниковых газов и в то же время сокращения субсидий, наносящих ущерб климату. Это удорожает транспортировку товаров и сводит на нет экономические выгоды отдельных форм международного разделения труда.

Поэтому частичный отказ от преимуществ глобализации имеет свою цену: когда недорогие товары из-за рубежа заменяются более дорогими отечественными конечными продуктами и ресурсами, это увеличивает цены на потребительские товары. Если это товары первой необходимости, без которых людям трудно или невозможно обойтись, происходит потеря покупательной способности, и возникает ситуация, требующая реакции экономической политики.

Пять вариантов действий экономической политики для Германии и Европы

Во-первых: в краткосрочной перспективе есть очень ограниченные альтернативы для ряда ресурсов и сырья. Это касается, например, российского газа. Возникающий в результате дефицит предложения вызывает резкий рост цен, а для малообеспеченных домохозяйств потенциально значительную потерю покупательной способности, что требует социально-политической поддержки. Государственный контроль над ценами в виде максимальных цен здесь не имеет большого смысла главным образом потому, что он распространяется и на людей с высокими доходами, которым легче экономически справиться с более высокими ценами. Трансфертные платежи на основе потребностей обеспечивают более целенаправленную поддержку.

Во-вторых, чтобы уменьшить зависимость от импортных ресурсов и конечных продуктов, можно использовать предложения из непосредственной близости, но это связано с более высокими издержками производства и, соответственно, более высокими ценами. Для снижения производственных затрат хорошей идеей является продвижение технологических достижений, прежде всего более широкое использование цифровых технологий. Однако технический прогресс требует времени и поэтому вступает в силу лишь с некоторой задержкой.

В-третьих, зависимость от импорта ископаемого топлива может быть снижена за счет декарбонизации экономики. Таким образом, продвижение возобновляемых источников энергии и повышение энергоэффективности служат не только для защиты климата, но и для снижения зависимости от импорта. Однако это также подход, который дает эффект только в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В-четвертых, новые торговые партнерства можно рассматривать как в замене российских энергоносителей, так и в контексте экологической трансформации. Например, Германия может Б. В кратчайшие сроки перейти на поставки газа из Норвегии и США. В среднесрочной перспективе имеет смысл импорт возобновляемых источников энергии из регионов с большим количеством солнца, ветра и воды, которые имеют преимущество в стоимости производства этих видов энергии. С точки зрения Германии и Европы это в первую очередь Скандинавия и Северная Африка.

Пятое. Если в будущем торговые отношения с Россией и, возможно, с Китаем снизятся, это можно будет компенсировать за счет укрепления существующих торговых партнерств. Стоит рассмотреть B. торговое соглашение между ЕС и США. В идеале это соглашение должно также включать совместно согласованную более высокую цену на углерод. Таким образом, можно было бы создать климатический клуб, который мог бы внести эффективный вклад в сокращение глобальных выбросов парниковых газов.

Автор: Доктор Тисс Петерсен (Dr. Thieß Petersen)старший советник фонда Бертельсманн в Гютерсло в проекте «глобальная экономическая динамика», а также преподаватель Европейского университета Виадрина во Франкфурте-на-Одере.

Перевод МК

Источник: BPÖ (блог «политическая экономия»), Германия

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх