Высокая цена немецкой нерешительности

Стратегические последствия войны в Украине политические и экономические элиты Германии либо игнорируют, либо не понимают

От войны в Украине, которую Россия начала 24 февраля, начав полномасштабное вторжение, зависит будущая карта Европы. Тем не менее, Германия, крупнейшая экономика ЕС, похоже, отказывается понять, как война коренным образом изменит Европу, возникшую после распада СССР в 1991 году. Тогда страны, которые находились под управлением Москвы, устремились к независимости и суверенитету.

В те годы происходили беспорядочные, беспрецедентные и сложные преобразования. Некоторым странам удалось вступить в НАТО и ЕС. Другие страны, включая Беларусь, Украину, Грузию и Молдову, до сих пор борются за свое европейское будущее. И все это время Россия вмешивалась, отказываясь принять реальность того, что это — независимые страны.

Ничем не оправданная война президента России Владимира Путина в Украине не сводится лишь к уничтожению независимости. Речь идет о перекройке карты Европы, на условиях России. Если Германия и остальные страны ЕС не поймут, что происходит в Восточной Европе и в России, то основы европейской стабильности пошатнутся до такой степени, что Запад станет слабее, еще более разделенным и неспособным сдержать империалистическую Россию.

Восточная Европа погрузится в состояние нестабильности, конфликтов и экономической отсталости. Это перспектива, с которой столкнется регион, если правительство Германии не предпримет необходимые шаги, чтобы остановить распад континента.

Почему Германия? Во-первых, речь идет о ее политической, исторической ответственности и личных интересах. Германия и Россия до и во время Второй мировой войны потеряли не менее 12 млн убитыми. Путин и контролируемые государством СМИ оправдывают войну России в Украине необходимостью «денацифицировать» ее. И молчит о том, как Сталин выморил голодом и убил миллионы украинцев.

Также, некоторые немецкие политики утверждают, что Берлин должен проявлять культуру сдержанности из-за немецких зверств в Украине во время Второй мировой войны. Но оправдано ли это политически и морально, учитывая размах зверств сегодняшних? Об этом свидетельствуют фотографии из Мариуполя, Бучи, Харькова.

В преддверии последнего вторжения России канцлер социал-демократ Германии Олаф Шольц утверждал, что «немецкое правительство на протяжении многих лет занимало четкую позицию — оно не поставляет оружие в кризисные регионы и не поставляет летальное оружие Украине». С тех пор Берлин изменил свою позицию и преодолел свое нежелание посылать любое оружие в Украину. И заговорили о том, что началась новая эра во внешней политике Германии.

Но продолжающиеся убийства, похищения, осады и массовые захоронения указывают на необходимость обеспечения Украины более тяжелой военной техникой, если войска президента Владимира Зеленского одержат победу. До сих пор Шольц отказывался давать разрешение на отправку такового.

Министр иностранных дел Германии Анналена Бербок заявила 11 апреля на встрече министров иностранных дел ЕС, что Украине нужны тяжелые вооружения, подразумевая, что Берлин должен их поставить. Пока Шольц не изменит свою позицию, этого не произойдет. В то же время, министры иностранных дел не могли договориться о введении эмбарго на нефть и газ в отношении России. Эти импортные поставки оплачивают войну Путина в Украине.

За последовательным отказом Берлина прекратить покупку российских энергоносителей стоят несколько европейских правительств и бизнес-лобби. Они опасаются влияния на их экономику, даже несмотря на то, что покупка российских энергоносителей финансирует войну Кремля и его стратегические амбиции.

Без существенной оборонной помощи Украины и без прекращения импорта энергоносителей из России, Германию можно было бы обвинить в затягивании войны — и позволению силой перекроить карту Европы, которая оформилась после 1989 года. Таковыми являются стратегические последствия войны в Украине, а политические и экономические элиты Германии либо игнорируют их, либо не понимают.

Почему так? Одна из причин — страх политических элит перед Россией. Другая — прочное восприятие Восточной Европы через призму России. Если верно последнее, то существует молчаливое признание — страны Восточной Европы принадлежат к сфере влияния России.

Это привносит фактор страха. Берлин не хочет разрывать свои многолетние отношения с Россией. Дело не только в его зависимости от энергоносителей и глубоких экономических и политических связях, сложившихся за эти годы. Берлину всегда хотелось верить в возможность западной интеграции России.

Военный послужной список Путина в Чечне, Грузии, Сирии и Украине, безусловно, опровергает это суждение. Иначе тогда политический класс Германии заблуждается о намерениях России и о том, что он сам делает для стабильности и безопасности Европы. В самом деле, среди бизнес-лобби все еще существует давнее убеждение, даже надежда, что дверь для России должна быть открыта. Но на чьих условиях?

Еще один вопрос — почему Шольц не поедет в Киев, не встретится с Зеленским и не увидит собственными глазами все разрушения. И министрам своим Шольц тоже ехать не советовал. «Я бы объявила о визите, если бы был конкретный план», — сказала пресс-секретарь правительства. Другим лидерам, которые недавно побывали в Киеве, в том числе президенту Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен, план был не нужен. Они просто поехали.

Джуди Демпси

Carnegie Europe

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх