«Венгрия давно перестала быть демократией»

Интервью. После его пятой победы на выборах в качестве премьер-министра Венгрии жажда власти Виктора Орбана только усилится, предупреждает бывший еврокомиссар Ласло Андор.

Многие опасались, что Виктор Орбан может получить пятый срок на посту премьер-министра Венгрии на воскресных выборах. Тот факт, что теперь он смог набрать рекордное большинство, стало шоком для большинства. Почему у объединенной оппозиции не получилось лучше?

Тот факт, что в Венгрии никогда раньше не было шестипартийного альянса, вселил в многих людей оптимизм в отношении того, что оппозиция все же может победить на выборах 2022 года. Фрагментация оппозиции на трех предыдущих выборах была главным фактором побед Орбана на выборах.

Но, конечно, многое в этот раз оппозиция могла бы сделать лучше. Во-первых, им следовало избавиться от более токсичных политиков из прошлого, в первую очередь от бывшего премьер-министра Ференца Дюрчаня. Так они могли бы набрать больше голосов. Кандидат от оппозиции Петер Марки-Зай также допустил несколько ошибок. Тратил время на внутренние споры — особенно когда пришла война.

Однако с учетом фактических результатов выборов сейчас кажется очень смелым тезис о том, что оппозиция вообще могла победить. Сейчас важно проанализировать структурные причины, по которым реальная победа оппозиции в политической системе Венгрии практически невозможна. Огневая мощь была слишком неравномерно распределена между двумя сторонами. Некоторые эксперты по выборам говорят, что партия Орбана Фидес потратила в восемь раз больше, чем оппозиция. При такой концентрации ресурсов на одной стороне вряд ли можно говорить о равных возможностях и честной конкуренции.

Орбан также внес изменения в избирательную систему, чтобы обеспечить себе и своей партии власть.

Да, эти изменения произошли в 2011 году. Много сообщалось о далеко идущей махинации, стратегическом формировании избирателей. Менее известна роль подавления избирателей. Одна группа, которая серьезно пострадала, — это венгры, живущие за границей. Они не имеют права голосовать по почте, но должны голосовать лично в посольстве или консульстве. Это затрудняет или делает невозможным выбор для многих. Однако это не относится к венгерскому меньшинству в Трансильвании, которому разрешено голосовать по почте. Это политически мотивированное различие: этнические венгры в соседних странах, как правило, больше поддерживают Орбана, в то время как венгерские эмигранты на Западе часто его критикуют.

Третий пример — совершенно неравный доступ к государственным СМИ. В течение последних четырех лет оппозиции давали пять минут на государственном телевидении, чтобы выразить свое мнение, в то время как Орбан и его партия Фидес были в эфире практически без перерыва. Дебатов между разными кандидатами нет. Правящая партия может говорить об оппозиции что угодно, и у миллионов зрителей не будет причин сомневаться в этом, потому что это единственная версия, которую они услышат.

Как оппозиция может позиционировать себя сильнее в будущем?

На мой взгляд, есть три ключевых аспекта. Во-первых, необходимо единство. Венгерская политическая система очень далека от пропорционального представительства. Когда у вас есть массивный блок Фидес с одной стороны, вам нужен сильный оппозиционный блок с другой стороны. Во-вторых, важен кадровый вопрос, особенно главные кандидаты. Избиратели чествуют свежих, молодых личностей. И они также хотят видеть больше женщин — в венгерской политике по-прежнему доминируют мужчины, особенно с консервативной стороны.

Третье: содержание. Оппозиция должна создать программу, которая понравится большинству электората. Она по-прежнему левоцентристка. В случае с Марки-Заем, которого я бы назвал современным консерватором, имело место несоответствие между его неолиберальными убеждениями и ожиданиями большинства оппозиционного электората, придерживающегося социал-демократических ценностей.

Как война в Украине повлияла на выборы?

Война нарушила планирование кампании с обеих сторон. Орбан уже много лет является близким союзником Путина. С одной стороны, это связано с обширным импортом российского газа и нефти. С другой стороны, это также имеет отношение к идеологии: «открытость на Восток» и «преимущества восточной цивилизации» по сравнению с западными ценностями являются частью нарратива, на котором любят играть Орбан и его советники.

После начала войны оппозиция попыталась осудить тесные связи между Орбаном и Путиным и сопротивление Орбана поддержке Украины. Без успеха. Орбан сохранил преимущество. Он объяснил, что этот конфликт не наш и Венгрия не должна вмешиваться. Фидес даже стал обвинять оппозицию в разжигании войны и втягивании Венгрии в эту войну. Кандидат от оппозиции Марки-Зай не имел возможности защитить себя от этих и других сфабрикованных обвинений.

Были ли какие-либо признаки вмешательства России в выборы?

Прежде всего, следует спросить, что такое вмешательство России. Когда Орбан посетил Путина в феврале, Путин упомянул на пресс-конференции, что продает газ Венгрии по выгодной цене. В некотором смысле это можно расценивать как вмешательство в избирательную кампанию в Венгрии. Потому что цена на газ была одним из самых важных вопросов в Венгрии на протяжении 20 лет. Многие домохозяйства отапливаются газом, и цена является крайне чувствительным моментом для населения. Вопрос о том, следует ли регулировать цену на газ, уже давно находится в центре внутриполитических дебатов. Таким образом, послание пресс-конференции в Москве венгерской общественности было таким: если мы поддержим Путина, мы продолжим получать газ по дружественной цене.

В своей победной речи в воскресенье Орбан назвал президента Украины Зеленского «оппонентом». Теперь, спустя несколько дней, он предлагает выступить посредником между Россией и Украиной.

Орбан так ясно высказался за Путина, что Украина никогда не приняла бы его как нейтральную власть. Он согласился платить за импорт нефти и газа из России в рублях, от чего отказались все остальные в ЕС. Между украинским и венгерским правительствами было так много словесных перепалок, что неудивительно, что Орбан Зеленский в воскресенье оказался среди его противников. В последние годы Фидес также неоднократно осуждала предполагаемую культурную дискриминацию этнических венгров в Украине. Очень сомнительно, что отношения улучшатся в ближайшее время.

Наряду с выборами в воскресенье в Венгрии также прошел референдум по вопросам ЛГБТИ. Как это повлияло на выборы?

Орбан пытался вызвать у своего электората павловские рефлексы. В то время как большинство венгерского населения толерантно, Фидес пытается разделить общество и сохранить единство ценностно-консервативного блока по вопросам ЛГБТИ. На этом фоне и с учетом разногласий по поводу войны выборы казались референдумом об основных ценностях страны. Это затрудняет использование электоратом своего голоса для оценки деятельности правительства. Орбан знал, как использовать воображаемые риски на предыдущих выборах. В 2018 году Венгрия столкнулась с «наплывом мигрантов». Теперь именно оппозиция хотела отправить венгерских мальчиков умирать в Украину и пропагандировать операции по смене пола в школах.

Предметом референдума стал закон, запрещающий так называемую «рекламу» гомосексуализма и транссексуальности, особенно когда речь идет о детях и молодежи. Это препятствовало бы любой педагогической работе в этой области. Избиратели на этом референдуме не могли просто проголосовать за или против закона. Вместо этого бюллетень включал целый ряд наводящих вопросов. Однако, несмотря на свою победу на выборах, Орбану не удалось победить на референдуме.

Что ждет Венгрию? Увидим ли мы «Орбана на свободе»?

После каждой победы он становился смелее. В 2018 году, после своего третьего избрания, он фактически начал культурную войну. Эта волна охватила Академию наук, университеты, театры, все области венгерской культуры и науки. Что осталось? Немного. Но можно пойти и дальше, вытеснив левоцентристское движение и оппозицию в целом из органов местного самоуправления, например, в Будапеште.

Фидес использовала пандемию, чтобы править декретами и ослаблять муниципалитеты, контролируемые оппозицией. Они также были поставлены на колени в финансовом отношении. Орбан тратит много денег, например, на надбавку к пенсии и снижение налогов для молодежи, которые он обещал своим избирателям. Несомненно, будут сокращения бюджета. Мы уже видели, как он консолидирует бюджет за счет своих политических оппонентов.

Будут и дальнейшие попытки политического реванша против оппозиции. В последние годы мы наблюдали различные модели, такие как использование государственных средств массовой информации в кампаниях по очернению репутации определенных лиц. Многие люди, которые раньше были активными оппозиционерами, уехали из страны. Их выгнали с работы, и жизнь усложнилась.

В среду Комиссия ЕС объявила, что теперь она перейдет ко второму этапу механизма верховенства права. Она проинформировала правительство Венгрии о нарушениях стандартов ЕС и указала на возможные финансовые последствия. Как на это отреагировал Орбан? Какое влияние его переизбрание окажет на ЕС?

Конечно, Орбан придаст этому решению политическую окраску — как атаку Брюсселя на венгерскую демократию. Он не признает их материальную и правовую основу. Несколько лет назад такой шаг мог бы иметь значение. Теперь главы государств и правительств ЕС должны быть особенно сплочены и решительны, чтобы не допустить дальнейшего захвата власти и активов в Венгрии.

Механизм верховенства права – это новый, непроверенный инструмент. Многое будет зависеть от ответственных лиц, в частности от президента Комиссии Урсулы фон дер Ляйен, комиссара по бюджету Йоханнеса Хана, а также Веры Юровой, комиссара по ценностям и прозрачности.

ЕС должен воспринять итоги этих выборов как ясное свидетельство того, что Венгрия уже давно перестала быть демократией. Когда был точный поворотный момент — вопрос к ученым. Для одних разговоров о верховенстве права не было с 2011 года, для других только позже, либо они видят постепенное развитие. В любом случае очевидно, что никакого контроля над исполнительной властью в Венгрии больше нет. Именно исполнительная власть контролирует те институты, чья работа должна заключаться в контроле над исполнительной властью. Так что верховенства права и демократии больше не существует.

Европейская комиссия была чрезвычайно тактична. Я думаю, что теперь она осознает огромный риск, который это влечет за собой, особенно для внутренней сплоченности Европейского Союза. Эта неспособность поддержать демократию и верховенство права продолжает вызывать внутренние разногласия в ЕС как фактор, вызывающий разногласия. Но это также влияет на доверие к ЕС со стороны внешнего мира. Например, когда речь идет о процессе присоединения западно-балканских стран или когда вы хотите предложить таким странам, как Украина, перспективу интеграции. Когда государства-члены ЕС переживают такой упадок демократии и верховенства права, становится очень трудно убедить внешний мир в важности этих стандартов.

Подумает ли Орбан когда-нибудь о выходе из ЕС?

Нет. Если бы это было его целью, он бы уже давно это сделал. У него были все возможности для этого. По его мнению, Венгрия находится в лучшем положении. Мы в ЕС, мы в НАТО. В то же время мы способны «прагматично» сотрудничать с Россией и Китаем. И если «прагматичный» является синонимом «беспринципного», то Орбана это вполне устраивает. Его цель — накопить власть. И чтобы добиться этого, он, вероятно, пойдет еще дальше, чем мы видели до сих пор.

Автор: Ласло Андоргенеральный секретарь Фонда европейских прогрессивных исследований (FEPS). С 2010 по 2014 год он был комиссаром ЕС по вопросам занятости, социальных вопросов и интеграции.

Интервью провела Аня Велер-Шёк.

Перевод МК.

Источник: IPGJournal, Германия

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх